Эстония ждет русский бизнес

Международный бизнес
Москва, 10.02.2014
«Эксперт Северо-Запад» №7-8 (655)
Юхан Партс: «Нам надо больше работать с российскими инвесторами»

Фото: министерство экономики и коммуникации Эстонии

Для Министерства экономики и коммуникаций Эстонской Республики одна из важных задач на 2014 год – расширение взаимодействия с Россией. Глава ведомства Юхан Партс видит перспективы расширения в сфере транспорта, логистики и промышленности – на уровне не только крупного, но также среднего и малого бизнеса.

– Много ли эстонских бизнесменов работают в России, российских – в Эстонии?

– Если верить абсолютным цифрам, то российские предприниматели, безусловно, больше инвестируют в наш бизнес, чем эстонские – в российский. Согласно данным статистики, в России действует около 400 эстонских предприятий, тогда как в Эстонии – более 2 тыс. российских компаний, и эта цифра растет. Российских инвестиций немало, но в рейтинге стран они занимают, к сожалению, лишь пятое место после вложений из Швеции, Финляндии, Голландии и Норвегии. Учитывая территориальную близость России и Эстонии, нашу общую историю, знание русского языка и общее взаимопонимание, цифры могли бы быть значительно больше. Мы считаем, что в этом направлении просто надо больше работать.

В целом я оцениваю динамику последних 20 лет положительно – количество российских инвестиций в Эстонии увеличивается. Изменилось и их качество: на смену спекулятивным капиталам и вложениям в недвижимость пришел интерес частного капитала к промышленности. И не только в восточном регионе Эстонии, но и в Таллине. Это позитивно.

– Чем привлекательна Эстония для российских инвесторов?

– Эстонскую предпринимательскую среду в целом можно считать благоприятной для российского бизнеса, и это подтверждает наша позиция в многочисленных международных рейтингах. Самое важное – Эстония уже на протяжении десяти лет является частью единого рынка Евросоюза в 500 млн потребителей. Наша налоговая и финансовая системы прозрачны, макроэкономический климат комфортен, коррупция практически отсутствует. Конечно, эстонская экономика сама по себе не очень большая – внутренний рынок составляет 1,3 млн жителей. У нас нет огромных корпораций по 50 тыс. сотрудников. Но нам нравится экономическая структура, где значительную роль играют малые и средние предприятия, насчитывающие обычно 50-100 работников. Преобладание небольших компаний делает экономику гибкой.

Если говорить о конкретных преимуществах, то, во-первых, у нас есть уникальное условие: если компания в Эстонии реинвестирует полученную прибыль в свое развитие, то налог на прибыль составляет 0%. И это не какая-то льгота – это закон. Это существенно повышает мотивацию предпринимателей: мы видим, что многие европейские компании смогли продвинуться в Эстонии потому, что здесь выгодно размещать штаб-квартиры. При этом нет ограничений на распространение деятельности на любые другие рынки – прибыль расположенной в Эстонии материнской компании может быть вложена в филиалы в других странах.

Во-вторых, стоит сравнить кредитные условия банков наших стран. В России процент по кредиту может составлять и 14%, и даже 20. Тогда как в Эстонии – 5-7% в зависимости от представленного бизнес-плана и идеи бизнеса, сектора деятельности и рисков. Существует также возможность кредитного поручительства от государственного предприятия Kredex. И эстонские банки просто голодают из-за отсутствия хороших вариантов для инвестиций.

Политэкономика

– Насколько сильно на экономические взаимоотношения между Россией и Эстонией влияет политика?

– Я был бы неправ, если бы сказал, что политического влияния нет. Но если говорить о сотрудничестве на уровне малого и среднего бизнеса, то это влияние не надо переоценивать. Статистика за последние десять лет показывает, что степень взаимодействия между нашими странами растет, даже несмотря на разные политические несогласия.

Для эстонской стороны важно, чтобы правительства или политические органы больше фокусировались на решении конкретных задач – как существующих, так и перспективных. Например, у нас есть проекты совместных программ по защите инвестиций, налогообложению, которые длительное время находятся в процессе разработки. Мы, откровенно говоря, не до конца понимаем, почему здесь есть какие-то политические препятствия. Ведь если у нас работают российские предприятия, то странно, что у России нет интереса, чтобы они были защищены и пользовались налоговыми инструментами. 

– В каких секторах политическое влияние сильнее?

– Например, в сфере транспорта. Конечно, куда выслать товар и какие транспортные коридоры при этом использовать – это решение самого отправителя. Мы приветствовали вступление России в ВТО. Это уже свершившийся факт, и несмотря на различные мнения политических деятелей в России, договор должен выполняться. Любое транспортное регулирование, касающееся международного пропуска, должно работать на основе договоров мировой торговой организации. Товаровладельцам нужен свободный выбор, будь то «Газпром», «Роснефть» или кто угодно.

Эстонское правительство все время старается деполитизировать любые отрасли экономики, чтобы повышать конкурентоспособность предприятий. Это наш опыт. Любая политизация означает создание искусственных преимуществ для своих компаний. Но они не работают. Убрать политическую риторику – единственная возможность сделать внутреннюю экономику более здоровой, основанной не на льготах, а на реальном росте.

Транспорт без барьеров

– Вы выступили с предложением использовать эстонскую железную дорогу и порты для транспортировки российского угля. Транспорт, грузоперевозки – одни из возможных сфер для инвестирования?

– С углем интересная ситуация. В США стоимость сланцевого газа и американского угля значительно снизилась. По этой причине уголь, который поставляется из России и Казахстана, нуждается в абсолютно эффективном транспортном решении, чтобы быть конкурентоспособным на европейских рынках. Например, через Эстонию. Но что удивительно, этого не происходит. Сейчас, если смотреть на долю затрат на транспорт угля, перевозимого через Атлантику и через Россию, то из Америки в Европу доставка получается гораздо дешевле.

– В равных ли условиях находятся эстонские и иностранные владельцы частных грузовых терминалов Эстонии?

– Российские бизнесмены имеют такие же права, как и эстонские: надо развивать модели бизнеса, в которых наши интересы совпадают. Терминалы – это не монополия. Мы приветствуем любых инвесторов, которые хотели бы развивать терминалы любого профиля. Никакой проблемы тут нет: у нас существуют так называемые государственные порты, есть и частные.

В Финском заливе мы соперничаем и с российскими портами – это очевидно. Наши предприниматели отмечают протекционизм в некоторых областях со стороны представителей российской администрации, но любой транспортный коридор, будь то порт, железная или автомобильная дорога, находится в конечном итоге в условиях свободной конкуренции. Ничего не поделаешь: можно и пять, и десять лет думать по-другому, но рано или поздно объективная экономика сломает любые протекционистские барьеры. И чем большую свободу мы уже сейчас дадим товаровладельцам в выборе эффективных транспортных решений, тем лучше будет для всех.

Мы уже давно сказали нашим транспортным и логистическим компаниям, что подарков не будет. Если фокусироваться только на тоннаже, то много не заработаешь. Для повышения продуктивности надо усиленно развивать именно услуги, наращивать не столько объемы, сколько дополнительную стоимость.

У эстонской транспортной инфраструктуры есть неиспользованные возможности. Это и портовые мощности, и железнодорожная инфраструктура. Мы заинтересованы в сотрудничестве.

Мы видим, что Россия активно инвестирует огромные деньги в свои порты. Мы также ощутили спад транзитных потоков, связанный с развитием портов Ленинградской области и Северо-Запада России, включая Усть-Лугу. Сегодня кажется в какой-то мере привычным, что из-за кризиса экономика стоит на месте. Но если анализировать перспективы общемировой торговли, то можно ожидать, что объемы будут расти. И в направлении запад – восток, между Евросоюзом и  Россией, Казахстаном, Центральной Азией.

И севера с югом – это транспортное решение сейчас довольно бедное, неразвитое.

Хочу отметить, что оба правительства должны больше инвестировать в инфраструктуру. Надо создавать более эффективные пограничные посты, новые мосты и логистические решения в районе Нарвы и Ивангорода, налаживать активные пассажирские связи, повышать скорость железнодорожного сообщения и качество обслуживания. Я вижу большие возможности для властей наших стран работать в этом направлении, потому что привлечение частного капитала в определенные области вряд ли возможно без государственной поддержки.

 По-соседски

– Что мешает росту эстонских инвестиций в России?

– Я не большой эксперт в оценке экономической ситуации в России и не могу дать объективную оценку с точки зрения бизнеса. Но если смотреть из Таллина, то российский рынок большой, около 140 млн человек, и это рынок развивающийся. До сих пор, несмотря на 20 лет капитализма, наши предприниматели могут найти много неиспользованных возможностей в разных секторах.

Но для эстонских компаний существует какой-то психологический барьер. Многие думают, что Россия огромна и туда можно прийти только с очень большими деньгами, что существуют серьезные риски из-за непрозрачности бизнеса. Я сейчас не даю оценку – я просто говорю об имеющихся опасениях. Но они напрасны. Российская экономика развивается в нужном направлении.

Мы понимаем, что в России очень много огромных компаний нефтегазовой отрасли, но не они нас интересуют в первую очередь. В большей степени нас интересует сфера малого и среднего бизнеса – это очень важная часть нормальной экономической структуры. Именно для этого мы организуем двусторонние встречи, приглашаем эстонские предприятия в Россию, чтобы они имели возможность слушать, что говорит власть, и узнавать об опыте других бизнесменов. Это поможет сломать психологические барьеры. Эстония сможет больше торговать и работать с Россией. И главным образом это касается именно Северо-Западного региона, потому что эстонским компаниям выйти сразу, например, на Дальний Восток крайне сложно.

– Как вы оцениваете перспективы экономического взаимодействия Эстонии и России, ее Северо-Западного региона?

– Я считаю, что показатели могут становиться только лучше. Перспективы очень сильно зависят от выхода обеих стран из экономического кризиса. С моей точки зрения, доля внешней торговли с Россией растет и имеет очень большой потенциал, но какими видят возможности в Эстонии российские бизнесмены, мне сказать трудно. Стратегически России стоит развивать экономику, не слишком фокусированную на нефтегазовой сфере. В сфере малого и среднего бизнеса есть хорошие перспективы для двустороннего развития. Небольшие предприятия сразу в Индонезию не выходят – они обращают внимание на соседние страны. У нас уже есть положительный опыт с соседями по Балтийскому региону – Финляндией, Швецией, Латвией и Литвой. Но к этому региону относится и Северо-Запад России.

Конечно, благодаря тому что другие страны Балтийского региона – члены Евросоюза, Северо-Запад России имеет широкие возможности для развития и увеличения экспорта. Существует огромный потенциал интеграции с зарубежными инновационными компаниями. Перспективное развитие бизнеса – это не увеличение тоннажа. Мозги не весят много.

Санкт-Петербург

Структура ВВП Эстонии по итогам третьего квартала 2013 года
Внешние прямые иностранные инвестиции из Эстонии в Россию на октябрь 2013 года
Внешние прямые иностранные инвестиции из России в Эстонию на октябрь 2013 года

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №7-8 (655) 10 февраля 2014
    Малый бизнес
    Содержание:
    Выехать из кризисной распутицы

    Число малых предприятий в регионах Северо-Запада продолжает снижаться. Чтобы стагнация окончательно не отбила у людей желание заниматься собственным бизнесом, федеральным и региональным властям нужно срочно менять подходы к господдержке этой сферы

    Реклама