Кадастровая оценка провоцирует рост

Экономика и финансы
Москва, 24.02.2014
«Эксперт Северо-Запад» №9 (656)
С января 2014 года вступили в силу изменения в главу 30 Налогового кодекса РФ: налог на недвижимое имущество организаций по отдельным объектам будет исчисляться исходя из кадастровой стоимости. По оценкам экспертов, это приведет к кратному увеличению налога на имущество

Фото: архив «Эксперт С-З»

Владелец и генеральный директор петербургской компании «РуНетСофт» Алексей Киреенко организовал собственный ИТ-бизнес всего за пару месяцев до кризиса 2008 года. Тем не менее компании удалось не только выжить, но и стать одной из наиболее динамично развивающихся на ИТ-рынке Северной столицы. Сейчас «РуНетСофт» – это команда из 60 человек, в числе ее клиентов – Минэкономразвития РФ, ряд других федеральных ведомств, администрации Санкт-Петербурга и Иркутска, ряд крупных предприятий и организаций. О том, как развивать стартап в условиях кризиса, Алексей Киреенко рассказывает в интервью «Эксперту С-З».

– Как возникла идея создать свой бизнес?

– Я учился на математико-механическом факультете СПбГУ. В 2002 году, после второго курса, работая проводником на железной дороге, познакомился со своим будущим партнером по бизнесу. Со временем у нас возникла идея создать собственную компанию и разрабатывать сайты. Поначалу компания состояла из двух человек. Партнер занимался маркетингоми продвижением, а я – программированием.

Зарегистрировали юрлицо, назвали «РуНетСервис». В 2004 году арендовали офис. Сначала занимались только разработкой сайтов. Искать клиентов, не имея портфолио, было сложно. Тем не менее компания потихоньку росла, нас стало уже шесть человек. Двое из них до сих пор работают со мной.

В 2005 году мы написали первый софт. Это была CRM-система для  HomeWork – компании, предоставляющей образовательные услуги для студентов. Сидели ночами, программировали... В 2007 году появился еще один серьезный клиент по софту – Железнодорожная транспортно-экспедиторская компания. Для нее мы разработали программное обеспечение учета движения вагонов.

– А как появлялись эти клиенты?

– Оставляли заявки на нашем сайте. Sales-подразделения у нас, конечно, тогда не было. Так появилось второе направление работы: помимо создания сайтов, мы начали разрабатывать софт. Но вскоре стало очевидно, что мой партнер уводит на сторону клиентов и, как следствие, часть финансовых потоков. Сначала я вспылил, потом успокоился, а со временем понял: без доверия вместе работать будет невозможно. Компанию мы закрыли, и в 2008 году я учредил свою собственную – «РуНетСофт». Команда перешла в мою компанию.

Относительно стабильно мы отработали всего пару месяцев. И тут грянул кризис. У нас было только три серьезных клиента, а еще три – в стадии переговоров. Все эти новые проекты были моментально свернуты, и мы остались практически ни с чем.

Я решил, что нужно уходить в госсектор. Мы стали активно мониторить портал госуслуг. Заявок вроде бы много, но когда начинаешь общаться с потенциальным заказчиком, понимаешь: нас тут не ждут, особенно без портфолио. И все-таки первый клиент в госсекторе появился – мы выиграли конкурс на разработку программного обеспечения по учету жилого фонда для жилищного агентства Фрунзенского района Петербурга. Потом был контракт с Жилищным комитетом города. В 2010 году мы выиграли тендер Комитета по печати и взаимодействию со СМИ на сопровождение и модернизацию сайта петербургской администрации. Руководитель пресс-службы губернатора Андрей Кибитов переживал, справимся ли мы, речь ведь идет о главном городском информационном ресурсе. Мы справились.

В том же 2010 году мы решили попробовать себя в обслуживании компьютеров и оргтехники. Получили заказ от крупного ИТ-интегратора «РАМЭК-ВС» – одного из участников тендера на обслуживание компьютеров в школах и детских садах четырех районов города. И в 2011 году мы стали обслуживать 400 школ и садиков во Фрунзенском, Адмиралтейском, Петроградском и Василеостровском районах. Так в компании родилось новое направление – ИТ-аутсорсинг.

Таблетка от кризиса

– Но настоящий толчок в развитии мы получили, выигрывая не петербургские тендеры, а федеральные.

– Почему? Разве федеральные конкурсы легче выиграть?

– По крайней мере там более внятные правила, чем на региональных. Оказалось, что нам, совсем небольшой на тот момент компании, по силам, например, выиграть тендер Федеральной антимонопольной службы – мы поддерживали их сайт «Антикартель». Или выиграть конкурс Высшего Арбитражного суда на модернизацию системы судопроизводства. Или конкурс на создание автоматизированной системы для информационно-справочных киосков арбитражных судов страны. Там нас тоже никто не ждал, но когда увидели результат, были приятно удивлены. Наш софт по-прежнему стоит на входе в любой арбитраж в любом регионе.

Теперь локация увеличивает цену объекта: чем престижнее место, тем выше кадастровая стоимость 023_expertsz_09.jpg Фото: архив «Эксперт С-З»
Теперь локация увеличивает цену объекта: чем престижнее место, тем выше кадастровая стоимость
Фото: архив «Эксперт С-З»

Поворотным для компании моментом стало заключение в 2011 году контракта с Минэкономразвития РФ на модернизацию портала внешнеэкономической информации ved.gov.ru. Потом мы получали и другие контракты министерства. Так, были реализованы проекты по информационной поддержке интерактивной Инвестиционной карты РФ, модернизации распределенной автоматизированной системы «Управление господдержкой», созданию новой версии федерального портала малого и среднего предпринимательства и портала молодого предпринимателя. Все эти контракты осуществлялись в рамках госпрограммы «Информационное общество» на 2011-2020 годы. Наше сотрудничество не ограничивается одним министерством – есть и другие заказчики: Минсельхоз, Минрегион, ФССП.

В нынешнем году «РуНетСофт», помимо прочего, будет осуществлять в Минэконом-развития ИТ-аутсорсинг. За три года мы сделали для министерства довольно много проектов, плотно взаимодействуя с семью из 28 департаментов. Сейчас проекты Минэкономразвития занимают заметную часть в портфеле заказов нашей компании.

– Получается, что госсектор стал своего рода таблеткой от кризиса?

– И очень хорошей таблеткой. На мой взгляд, если говорить о небольших и средних ИТ-компаниях, то выжили, по большому счету, только те, кто вовремя сумел переориентировать свой бизнес на госсектор. Структура петербургского ИТ-рынка в 2009-2010 годах была примерно такой: 80% заказов – это госсектор, и только 20% – коммерческий.

Начиная с прошлого года коммерческий сектор начал оживать, и это соотношение постепенно меняется. Сейчас мы видим, что частный бизнес перестал «зажиматься» в части расходов на ИТ, в ценовой политике он приближается к государственному.

– Почему это происходит именно сейчас? Потому что отступила горячая фаза кризиса?

– Не только. Менеджмент все больше осознает роль корпоративного портала, современных ИТ-решений для развития своей компании – систем комплексной автоматизации бизнеса, документооборота и т.п. Постепенно приходит понимание, что это не может и не должно стоить совсем дешево. У нас в компании давно создана система автоматизации бизнеса RNS Web. Мы хотели, во-первых, автоматизировать себя, а во-вторых, создать основу продукта, который можно потом продавать. Мы ее позиционируем как систему Business Intelligence, но чем дальше, тем больше она уходит в сегмент Enterprise Resource Planning.

Отягощенный вход

– С 2014 года действует новая система госзакупок – федеральная контрактная система. Что новый закон о госзакупках изменил для вас и ИТ-рынка в целом?

– Глобально – ничего. Так много было разговоров вокруг этого закона, а реальных перемен почти нет. Разве что малому бизнесу стало еще сложнее пробиться на этот рынок. Например, для гарантирования госконтракта участнику торгов необходимо либо внести депозит в размере 30% от начальной стоимости, либо предоставить банковскую гарантию. 30% «живых» денег – это для малого бизнеса слишком высокая входная цена, а что касается гарантий, то требования банков к их предоставлению существенно ужесточились. Да и небольшая компания не всегда имеет прямой доступ к банку – соответственно, она пытается подключить посредников, а те не всегда чистоплотны. Словом, нам еще повезло: вовремя успели вскочить на подножку уходящего поезда. А малому бизнесу, пытающемуся сейчас с нуля попасть в этот сегмент, не позавидуешь.

– А какие препятствия ставят банки при выдаче гарантий?

– Высокий годовой оборот. Или величину собственных активов компании. При этом активы собственников в счет не идут. Например, я как владелец компании не могу для получения гарантии заложить квартиру. А какие собственные активы у айтишников? Только компьютеры, столы и стулья. И еще мозг. Но он не имеет денежного эквивалента.

– С кредитами ситуация такая же?

– Думаю, да. Мы, правда, пытались получить кредит уже довольно давно – в 2009 году. Но ни один банк кредит не предоставил. Причина – отсутствие залога, то есть опять же собственных активов.

Один на всех рынок

– Отличается ли петербургский ИТ-рынок от московского?

– В нашей отрасли географические границы уже практически стерты. Например, в 2011 году мы выиграли тендер администрации Иркутска на создание внутреннего портала для органов местного самоуправления города. Летали туда, защищали проект. К счастью, все сложилось удачно – мы продолжаем сотрудничество.

Уже практически нет московского или питерского рынка. Есть московские и питерские заказчики, но рынок у нас один на всех. И цены практически одинаковые, и стоимость персонала подравнялась. Даже белорусские компании уже предлагают продукты и услуги по ценам двух российских столиц. В Москве крутится больше денег, но при должной квалификации наши шансы получить там контракт ничуть не ниже, чем у столичной компании. Разница между Москвой и Петербургом – разве что в скорости принятия решений заказчиком. В Москве она выше.

– Какой путь как менеджер вы проделали за эти несколько лет?

– Есть теория о том, что владелец компании проходит в развитии несколько этапов, первый из которых – хвататься за все без исключения самому, последний – лежать на диване и радоваться, что бизнес работает без твоего участия. Я на диване лежать пока не хочу. В принципе, готов делегировать коллегам много полномочий, но хочу оставить за собой руководство одним-двумя ключевыми проектами, чтобы не терять квалификацию. Это позволяет, с одной стороны, увидеть, кто чего в компании стоит. С другой стороны, работа в одной упряжке с директором создает дополнительную мотивацию для программистов.

В прошлом году сняли большой фильм о компании. Планировали просто сделать видео, посвященное пятилетию фирмы. Можно сказать, для развлечения, для представления на корпоративном вечере. А получился рассказ о «РуНетСофте» в лицах, причем довольно глубокий. Фильм номинируется на премию «HR-бренд 2013» и вышел в финал конкурса.

А вообще, когда в «РуНетСофте» было мало людей, мы знали друг о друге почти все. Но чем дальше развивается компания, тем больше воспринимаешь ее уже не как семью, а как бизнес. Я понимаю, что перемены неизбежны. Хотя прежнюю атмосферу стараемся сохранить, всегда есть желание двигаться вперед.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама