Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Вузовская интеграция

, 2014
Фото: НИУ ВШЭ

Сергей Кадочников: «Будущее Санкт-Петербурга – это не сборочные производства, но образование, исследования и высокотехнологичные отрасли»

В конце марта в Северной столице состоялась научно-практическая конференция «Санкт-Петербург для образования и реформ», инициированная Национальным исследовательским университетом Высшая школа экономики (НИУ ВШЭ) в рамках празднования 15-летия петербургского кампуса. О глобальных вызовах, стоящих перед университетом, и развитии Петербурга как мирового образовательного центра рассказывает директор филиала НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Сергей Кадочников.

– Наше видение развития вуза, конечно, отражает глобальные мировые тренды в образовании. Есть пять главных тенденций, которые за 10-15 лет обсуждения не теряют своей актуальности – просто становятся по-разному значимыми.

Первое – это массификация высшего образования. То есть высшее образование становится доступным благом. Стандартный критерий оценки значимости этого фактора – доля выпускников средних школ, которые поступают в вузы.

В среднем в мире она составляет 25%, но в развитых странах – 70-73.

В России около 80% молодых людей с аттестатами зрелости поступают в университеты. А всего немногим более десяти лет назад этот показатель был на уровне 50%. Вузы тоже стали другими с точки зрения удовлетворения потребностей. Главное – мы уже не можем давать узкоспециализированное образование. Теперь люди приходят в университеты, чтобы получить социальные компетенции. И у нас нет другого выхода – мы теперь вынуждены этим заниматься.

Вторая тенденция, наблюдаемая  по всему миру, – это интернационализация и глобализация образования. В университетах мира продолжает резко расти число программ, которые предлагаются на английском языке. Есть неанглоязычные страны, где уже более половины программ реализуются на английском языке, например в Скандинавии. Если мы хотим хорошо позиционировать себя на рынке образования, то надо двигаться не просто быстро, а очень быстро. Достаточно сказать, что только за последние 15 лет число международных студентов в мире вырос-ло с 1,9 млн человек до более 3,5 млн.

Не вызывает сомнений факт формирования на мировом рынке образования глобальных университетов. Но главное – появились международные академические рейтинги. Десять лет назад никто о них и не говорил? Да, китайский Шанхайский рейтинг в то время уже появился, но он служил для локальных целей. Для того, чтобы определить, в какие вузы надо идти китайским студентам, чтобы их финансировало правительство. Но теперь это общепризнанный мировой рейтинг, на который наряду с двумя другими международными академическими рейтингами (QS и THE) ориентируются правительства всех стран.

В Китае, например, огромные деньги тратятся на финансирование национальных лидеров.

В Германии есть большой проект в несколько волн – так называемая excellence-инициатива, касающаяся элитных университетов. При этом вуз может быть лучшим лишь в какой-то конкретной сфере и получать средства именно под специализацию.

В России подобных проектов еще нет. У нас выделяются кластеры университетов. Есть три основных: национальные университеты с особым статусом (МГУ, СПбГУ), федеральные и национальные исследовательские университеты. Сейчас появляется четвертый кластер. Это группа из 15 вузов, которые в 2013 году выиграли конкурс в рамках программы поддержки международной конкурентоспособности российских университетов «5-100-2020». Цель конкурса – попадание пяти российских университетов к 2020 году в Топ-100 одного из мировых рейтингов вузов. Можно спорить, плохо это или хорошо, но это уже свершившийся факт, и с ним надо считаться.

Четвертый тренд связан с существенными изменениями технологий в образовании. Появились так называемые massive open online courses (MOOC) – платформы открытого онлайн-образования.

В результате происходит изменение роли университетов. Надо понять, не станем ли мы завтра местом, куда никто не будет приходить, потому что у каждого будет свободный доступ к знаниям. Какова роль университетов, если каждый, сидя дома, имеет доступ к гарвардским MIT-курсам, ко всем программам любого вуза из Топ-100 международного рейтинга?

И пятый тренд, о котором пока редко говорят, – выделение городов как центров притяжения на мировом рынке образования. Из российских городов Москва находится на 38-м месте – это довольно высокая позиция, но не первая десятка. Санкт-Петербурга, увы, нет в Топ-50 самых удобных и привлекательных для обучения городов мира.

Если обращаться к концепции университета мирового класса (World Class University), сформулированной более десяти лет назад, то можно выделить три ее главных особенности: концентрация ресурсов, сосредоточение талантов и эффективное управление. Отмечу, что две из трех ключевых характеристик мировых университетов связаны с концентрацией.

Встроиться в систему

– Как петербургский кампус ВШЭ будет отвечать на глобальные вызовы?

– У нас получается трехзвенная система. Действительно, есть мировые тренды, на которые надо реагировать, чтобы не оказаться за гранью, когда тебя никто уже не рассматривает. Но существуют и чисто российские особенности, которые надо учитывать. Мы – лишь часть большого университета. Важная, интересная, но часть. И мы должны быть вовлечены в его внутренние тренды. В результате многих встреч, дискуссий, мозговых штурмов с привлечением внешних экспертов мы для себя выявили несколько ключевых особенностей, которые должны характеризовать нас в этом мире.

Первое, с чего бы я начал рассказ, – размер. Мы договорились, что он будет относительно небольшим. Для себя мы определились с цифрой до 5 тыс. студентов. Есть много некрупных, но очень успешных университетов, на которые мы будем ориентироваться.

– В чем преимущества небольшого вуза?

– Во-первых, это плюс с точки зрения концентрации: в небольшом объеме легко видны все «звезды» и таланты. Во-вторых, в небольшом коллективе легче наладить межличностное взаимодействие. Поэтому мы сейчас организуем в вузе максимальное количество зон для пересечений людей. В-третьих, наука сейчас находится на ступени интеграции новой волны. Очень много признаков того, что сейчас этап интегративный, идет попытка найти связи между далеко продвинувшимися вперед отдельными отраслями науки. Начинается эпоха междисциплинарных исследований и междисциплинарного образования. Для проектной работы всегда нужна команда, где каждый является профессионалом в своей сфере. Проектные задачи очень объемные, требуют разных компетенций. Если социологи, экономисты и юристы общаются в небольшом коллективе, то у них больше шансов создать что-то вместе. В этом смысле наш небольшой размер способствует повышению концентрации, взаимодействию и междисциплинарности.

– В каких сферах петербургский кампус ВШЭ будет специализироваться?

– На базе аудита того, что у нас есть, мы сформулировали четыре сквозные мегатемы.

Первая – это город, его экономика, управление развитием, сферы образования и здравоохранения, проживание в мегаполисе разных социальных групп и их взаимодействие и т.д.

Вторая тема – разнообразие и толерантность. Это исследование экономики и социологии разнообразия, правовых аспектов толерантности, этнического и религиозного многообразия и многое другое.

Третья тема на английском языке звучит как digital social sciences and humanities – изучение цифрового (или электронного) общества. У нас существует прекрасный исследовательский центр, который анализирует не технологию, а социальные эффекты интернета. Вопрос не только в том, что общество получает от интернета, но и что разные общественные группы могут дать для развития технологий. Мы договорились о создании совместной на два кампуса (московский и петербургский) международной исследовательской лаборатории по сетевому социальному анализу.

Четвертая тема также касается меж-дисциплинарности – это международные и сравнительные исследования в разных вариациях: межкультурная коммуникация, международный бизнес, международные отношения на уровне политики. У нас уже есть для этого база – отличная лаборатория сравнительно-правовых исследований.

Полный full-time

– Как высшее учебное заведение в России, и конкретно – НИУ ВШЭ, может реагировать на тенденцию к глобализации и интернационализации на мировом рынке образования?

– Для себя ключевую характеристику нашей деятельности мы сформулировали как международность. Глобальная интернационализация – это наш ответ на один из ведущих трендов в мировом образовании. В среднесрочной перспективе примерно половина программ будет преподаваться на английском языке.

В этом году мы запускаем одну полностью англоязычную магистерскую программу, а на будущий год – еще три. И в течение трех-четырех лет, я думаю, все или почти все магистерские программы перейдут на этот формат. На будущий год мы начинаем вести на английском языке и одну из бакалаврских программ. Это не значит, что мы говорим русскому языку до свидания. У нас будет параллельно внедряться программа русского языка как иностранного для студентов из партнерских зарубежных университетов и для тех иностранцев, кто будет у нас учиться full-time. Для того чтобы они могли лучше познать культуру и специфику бизнеса в России именно на русском языке. Мы будем делать англоязычные программы не только по основным образовательным направлениям – истории, социологии, менеджменту. Мы создаем и междисциплинарные программы, такие как семестровая программа под названием «Informal Russia / Неформальная Россия» – о том, как реально делается бизнес в России, как на самом деле живут люди и как строятся отношения между ними. Я думаю, что это будет очень интересно. 

Мы еще года три назад ввели и сейчас усиливаем программу обучения английскому языку для наших студентов на всех четырех курсах бакалавриата. Преподавание ведется по программе академического английского на сдачу сертификата международного образца IELTS (International English Language Testing System). С нового учебного года 20% лучших студентов будут получать от вуза денежные гранты на оплату сдачи экзамена. У нас есть идея внедрить в образовательную программу второй иностранный язык и выбрать для этого один из восточных языков. Мы видим себя глобально ориентированным университетом, а Восток – это очень интенсивно развивающаяся часть мира. Нам нужно быть готовыми к реалиям завтрашнего дня.

– Какое будущее ждет выпускников «петербургской вышки»? Кто обеспечивает спрос?

– Необходимо понимать, кто наш stakeholder – тот, кто будет нас оценивать и предъявлять спрос на наших выпускников и исследовательские продукты. Мы – програжданское сообщество, должны работать для среднего бизнеса. Возможно, это будущая главная составляющая структуры российской экономики. Мы обязаны быть с теми, кто завтра изменит лицо российского бизнеса.

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №15 (662)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама