Россия – не Европа

Общество
Москва, 28.04.2014
«Эксперт Северо-Запад» №18-19 (666)
Власть наконец озаботилась вопросами культуры: в администрации президента разрабатываются Основы государственной культурной политики. Документ, который должен стать основой консолидации?общества, уже на стадии разработки вызывает непонимание и противоречия как?между бюрократическими? структурами? и? научным?сообществом, так и среди деятелей культуры

Президент России Владимир Путин 2014 год объявил Годом культуры в России «в целях привлечь внимание общества к вопросам развития культуры, сохранения культурно-исторического наследия и роли российской культуры во всем мире».

А в администрации президента РФ полным ходом идет работа над документом «Основы государственной культурной политики», который станет новой общенациональной культурной идеологической доктриной. Базовые положения сформированы по заданию Министерства культуры некой рабочей группой экспертов, в которую предположительно вошли член Общественной палаты РФ Петр Толстой, кинорежиссер Николай Бурляев, президент ассоциации «Лермонтовское значение» Михаил Лермонтов и другие. Рабочий вариант уже просочился в СМИ. В тексте, изобилующем цитатами Владимира Путина, среди предложений значится необходимость привести в документе определение понятия «культура», основываться на принципах историзма и преемственности, включить тезис о государстве как активном субъекте культурной политики и положение об определяющем значении культурной идентичности в условиях глобальной конкуренции. Особый интерес вызывают тезисы об отказе от принципов мультикультурализма и толерантности, о том, что не все предъявленное под видом современного искусства вправе рассчитывать на государственную поддерж-ку, и так называемый цивилизационный принцип: Россия – не Европа.

Проект концепции сразу же получил шквал критических отзывов – не только за содержание, но и за подход к формированию документа и необоснованный выбор персон, вошедших в рабочую группу. 

Так, в коллективном заявлении членов ученого совета Института философии РАН указано: представленный проект содержит претензию на общеобязательную идеологию, что прямо запрещено ст. 13 Конституции РФ. «Разработчики материала открыто и демонстративно вторгаются в область философии, полагая себя достаточно компетентными в данной отрасли знания, тогда как содержание документа не всегда соответствует даже студенческому уровню. Текст содержит множество утверждений односторонних, некорректных и просто ложных. Столь вольное и категоричное обращение с темами и идеями, дискутируемыми на протяжении всей истории российской мысли, совершенно недопустимо ни в одном уважающем себя сообществе, – заключают ученые. – <…> Считаем, что государство более способствовало бы интеллектуальной жизни России, если бы содействовало углубленному исследованию и обсуждению темы российской идентичности поддержкой соответствующих проектов, конференций, дискуссионных площадок, издательских программ и прочего. И наоборот, государство будет выглядеть двусмысленно, пытаясь в директивном порядке решить сложнейшие философские вопросы».

Члены Комитета гражданских инициатив, в том числе политик Леонид Гозман, кинорежиссер Юлий Гусман, тележурналист Николай Сванидзе и многие другие, вместе с членами Вольного исторического общества также подписали коллективное заявление. Они оценили претензию авторов документа на формулирование государственной идеологии как несостоятельную, так как она «не соответствует формату и задачам такого рода государственных актов», а также «приписывает руководству страны готовность в командном режиме разрешать вековые споры между лучшими умами России». И напротив, письмо в поддержку документа уже подписано рядом представителей интеллигенции, в том числе ректором Высшего театрального училища имени М.С. Щепкина Борисом Любимовым, и.о. ректора Академии имени А.Я. Вагановой Николаем Цискаридзе и т.д.

Меценат, инвестор, родитель

Дискуссии об уровне культуры, значимости этой сферы и, главное, роли государства в формировании культурной среды в последние годы стали одним из главных трендов в обществе. На фоне шквала мнений представителей творческой интеллигенции экономисты сформулировали свои теории, выбрав доминантой современной культурной политики переход от «государства-мецената» к «государству-инвестору». Это означает, что расходы на культуру больше нельзя рассматривать как неизбежное бремя государства и его безвозвратные траты: удовлетворение интеллектуальных потребностей общества – это инвестиции государства в своих граждан.

Ряд аналитиков предлагают более радикальный подход – отдать сферу культуры на растерзание рынку. В этом случае роль «культурных лидеров», очевидно, достанется тем артистам, художникам или музыкантам, у которых наиболее развиты бизнес-способности. Но весь интеллектуальный?и?духовный?опыт России под влиянием массового спроса в части кинематографа, например, может скатиться исключительно к низкопробным фильмам и сериалам, а легендарная русская литература – к бульварному чтиву.

Отвечая экспертам, советник президента Владимир Толстой в одном из выступлений озвучил альтернативное мнение: «Нам бы хотелось выстроить более человечную модель – “государство-родитель”, пусть строгий и требовательный, не поощряющий баловство и тем более хулиганство, но справедливый, понимающий и любящий. При таком отношении культура быстро способна вырасти в крепкую и могучую опору своему государству, стать той самой надежной скрепляющей и объединяющей силой, которую все сейчас так настойчиво, но пока тщетно ищут». Очевидно, что эта линия «строгого и требовательного родителя» созвучна с советской идеологией времен тотального контроля государства над творческой сферой. Формируя госзаказ, именно чиновники будут определять, что талантливо, а что – нет, что культурно, а что – не очень. И насаждаемый сегодня повсеместно «эффективный менеджмент», как в случае с Академией наук, внесет раздор в творческую среду.

Впрочем, многие представители сферы культуры, особенно в регионах, на фоне массового закрытия сельских библиотек и региональных музеев предпочитают полному отсутствию государственной поддержки хоть какие-то деньги, пусть и с госрегулированием в нагрузку. Заместитель министра культуры РФ Алла Манилова, выступая в апреле в Петербурге, отметила: в рамках Года культуры субсидии только из федерального бюджета в регионы составят 3 млрд рублей. Заявки на субсидии местные власти могут подавать по четырем направлениям: совершенствование материально-технической базы учреждения культуры, закупка специализированного автотранс-порта, поддержка малых городов с объектами культурного наследия, культурно-познавательный туризм. Помимо этих денег есть и собственные расходы региональных и муниципальных бюджетов, заложенные в специальных планах по каждому субъекту в рамках Года культуры. Не считая средств, направленных на федеральные проекты. Впрочем, обещать многократное увеличение дотаций чиновникам несложно. Ведь исходные цифры малы, а обязательства рассчитаны всего на год.

Взгляд из культурной столицы

В Петербурге вопросы культурной политики обсуждают с особым пылом. Так, эта тема была неоднократно затронута в рамках II Санкт-Петербургского культурного форума. Авторитетный ученый-экономист Александр Рубинштейн назвал основными следствиями отсутствия культурной политики в России «доминирование политики Минфина, Минэкономики, Минобразования и науки, других ведомств, а также РПЦ, реализующих свои цели и проводящих свою политику, не всегда и далеко не во всем дружественную к культуре». Он полагает, что отсутствие культурной политики не только не обозначает вектор сохранения и развития культуры, способствующий процветанию страны и росту благосостояния ее граждан, но и ликвидирует важную пре-граду, защищающую культуру от негативного воздействия экономических ведомств и чиновников разного уровня.

Помимо прямых государственных инвес-тиций в сферу культуры, объем которых, очевидно, резко сократится после 2014 года, есть различные варианты дополнительного финансирования сферы в долгосрочной перспективе. По мнению Александра Рубинштейна, первым из них могла бы стать «процентная филантропия» – подход, при котором налогоплательщикам предоставляется право самостоятельно перечислять 1-2% уплачиваемой суммы налога на доходы физических лиц или налога на прибыль предприятий в пользу конкретной организации культуры. Интересно, что объем перечислений в фонды целевого капитала в этом случае косвенно будет отражать мнение населения и о конкретных учреждениях, и о различных видах искусства и культурного наследия. Такая практика распространена в Литве, Румынии, Польше, Словакии, Венгрии, Италии.

Вторым инструментом могли бы стать доходы от проведения государственных лотерей. Примером может послужить итальянский опыт, где таким образом ежегодно в пользу Министерства культуры поступает около 150 млн евро. Большая часть этих средств направляется на поддержание культурного наследия в различных регионах страны. Национальная лотерея Великобритании предусматривает отчисление 40% доходов на культуру, искусство и сохранение культурного наследия.

Другими способами обеспечения дополнительного финансирования культурных программ могли бы стать обязательные туристические сборы, отчисления от прибыли банков, направляемые в созданные ими фонды поддержки социально-культурной деятельности, процент доходов от азартных игр, поступления от акцизных сборов.

СЗФО делится опытом

Что касается Северо-Западного региона, то на специальной апрельской конференции Минкульта по выявлению и популяризации лучшего опыта субъектов СЗФО в рамках Года культуры были озвучены конкретные данные. Заместитель полномочного представителя президента РФ на Северо-Западе Любовь Совершаева отметила, что всем регионам СЗФО полпредство предписало тратить на культуру в 2014 году не менее 3% консолидированных бюджетов регионов и повысить зарплату работникам культуры как минимум до 64,9% средней зарплаты по региону. По первой характеристике сегодня лидирует Мурманская область, где на развитие культуры расходуется 5,2% бюджета. За ней следуют Псковская область и Ненецкий автономный округ, где тратят по 4,7% казны. На четвертом месте – Калининградская область, где эта цифра стремительно растет и уже достигает 4%. Что касается уровня зарплаты, то по словам председателя Комитета по культуре Санкт-Петербурга Василия Панкратова, именно его вотчина лидирует по СЗФО с показателем 78% от средней по федеральному округу (29 тыс. 800 рублей в месяц), а к концу года цифра превысит 80%. На культуру из бюджета города отчисляется 3,31% с возможностью допфинансирования до конца года.

Для сравнения: как отмечал Владимир Толстой, выступая на заседании совета при президенте РФ по культуре и искусству осенью 2013 года, расходы федерального бюджета на социальную политику составляют 29,9%, на здравоохранение – 4,8, на образование – 4,7, а на культуру вместе с кинематографией – лишь 0,7%.

Впрочем, еще на старте Года культуры министр культуры РФ Владимир Мединский отмечал, что это только начало пути, импульс для дальнейшей многолетней работы. Не только шанс для учреждений получить дополнительное финансирование, но и способ высветить накопившиеся проблемы и сформулировать задачи на будущее, попытка «разбудить» культуру в регионах. Но если устраивать локальные мероприятия и оказывать точечную финансовую поддержку сегодня кое-где более или менее получается, то глобальные вопросы и проблемы, накопившиеся за годы невнимания государства к сфере культуры, пока далеки не только от решения, но и даже от выработки адекватного механизма для их проработки.

Санкт-Петербург

Расходы на культуру и искусство в России и отдельных странах Европы в расчете на душу населения
Ставки налога на прибыль в рамках действия закона «О государственной поддержке инвестиционной деятельности на территории Мурманской области»

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №18-19 (666) 28 апреля 2014
    Городская среда
    Содержание:
    Каждой власти – по Генплану

    Городские власти задумались об очередной кардинальной переделке главного градостроительного документа Петербурга – Генерального плана. Его планируют сверстать в достаточно короткий срок – до 2015 года. Участники рынка настороженно отнеслись к инициативе властей: принятие предыдущей версии (при Валентине Матвиенко) негативно сказалось на проектах – некоторые из них после введения новых правил игры зависли на два-три года

    Реклама