Интервью


Шанс проявить гуманизм

2014

Людмила Сорокина: «Одним из успешных форматов сотрудничества является проведение благотворительных акций, когда не руководство принимает решение об участии, а каждый сотрудник в отдельности имеет возможность почувствовать себя причастным к доброму делу»

В России сегодня создана довольно сильная система социальной защиты детей, существует немало интернатных учреждений и других форм социальной поддержки семей с детьми. Но есть не решенные и не решаемые в силу разных причин проблемы, работу над которыми под силу осуществить не государственной машине, а более гибким организациями – чаще всего НКО. О том, чем занимаются некоммерческие организации и в какой помощи со стороны бизнеса нуждаются, рассказала директор автономной некоммерческой организации «Партнерство каждому ребенку» Людмила Сорокина.

– Каковы основные задачи организации? Для каких именно целей необходимо финансирование?

– Мы работаем по нескольким направлениям, которые для России новы. В частности, наша программа «Передышка» касается той категории граждан, для которых у органов опеки до сих пор не было решений, – родителей детей-инвалидов. В чем суть программы? В Санкт-Петербурге проживает 14 тыс. 180 детей-инвалидов, из них не менее 3 тыс. имеют третью форму инвалидности, самую тяжелую. Родители таких детей должны находиться рядом с ними круглые сутки, практически не имея возможности общаться с внешним миром. Такая ситуация со временем приводит к тотальной усталости и решению родителей отдать ребенка в специальный интернат. «Передышка» предлагает родителям особых детей доверить своего ребенка на время профессиональной партнерской семье, которая возьмет на себя все обязанности по уходу за ним, в то время когда мама сможет заняться неотложными делами или отдохнуть. Это снижает психологическую напряженность, способствует сохранению целостности семьи. Не секрет, что даже здоровым детям после интернатных учреждений трудно адаптироваться как в социуме, так и в приемных семьях. У детей-инвалидов шансов попасть в приемную семью еще меньше. Наша главная задача – способствовать тому, чтобы дети оставались в родной семье.

С 2013 года мы реализуем программу «Дорога к маме», которая касается размещения в партнерских семьях новорожденных. Только в Санкт-Петербурге ежегодно в роддомах оставляют более 250 младенцев. Миссию данного проекта мы видим в том, чтобы в дальнейшем вовсе положить конец практике размещения младенцев в госучреждениях, так как первые месяцы – самый важный период в жизни младенца, когда формируются его чувства и отношения с окружающим миром, закладываются основы его способности к социальной адаптации.

В 2013-м в течение года дети-инвалиды Санкт-Петербурга провели в партнерских семьях 23 тыс. 843 часа. Мы обучаем и затем курируем работу таких семей. Стоимость «Передышки» составляет 250 рублей в час. Всего на сегодня у нас есть возможность предоставить «Передышку» 153 семьям на срок от нескольких часов до нескольких недель – в зависимости от потребности семьи.

С 2011 года мы занимаемся распространением и внедрением модели «Передышка» в Тверской, Новосибирской, Волгоградской и Мурманской областях. Такая возможность воспринимается профессиональным сообществом с воодушевлением. Эта работа – наш вклад в совершенствование системы поддержки института семьи в России.

В России на содержание одного ребенка в доме-интернате выделяется от 600 тыс. до более 1 млн рублей в год (в зависимости от региона). Чтобы ребенок остался жить с родной мамой, АНО «Партнерство каждому ребенку» достаточно привлечь от 5 до 100 тыс. рублей в год на семью.

– Если в Петербурге сегодня более 3 тыс. детей имеют самую тяжелую форму инвалидности, получается, что воспользовались программой «Передышка» только 5% тех, кому она необходима?

– Такая услуга в полном объеме необходима не всем семьям, имеющим детей-инвалидов. Кому-то необходима 1 тыс. часов, кому-то достаточно пользоваться такой возможностью от случая к случаю. В целом, действительно, финансовая потребность по предоставлению этой услуги составляет в 20 раз больше, чем есть сейчас.

«Передышка» предлагает родителям особых детей доверить своего ребенка на время профессиональной партнерской семье 029_expertsz_22.jpg
«Передышка» предлагает родителям особых детей доверить своего ребенка на время профессиональной партнерской семье

PR-акция или порыв души?

– Какова структура финансирования вашей организации? Кто вам помогает?

– Основные средства мы получаем от различных благотворительных фондов. В том числе это гранты международных организаций помощи детям. На сегодня, например, в программу «Передышка» международные организации вносят 45% средств, по 16% предоставляют российские фонды и частные лица, около 15% в 2013 году было получено в виде государственных субсидий. Доля участия российских предприятий составляет 7%.

– Почему российский бизнес пока мало заинтересован в благотворительности?

– Доля участия российского бизнеса именно в наших программах не отражает тенденцию. Мы работаем над тем, чтобы предлагать бизнес-структурам интересные для них формы сотрудничества. С каждым годом это становится все более актуально, потому что международные организации постепенно снижают объемы финансирования: они ориентированы на распространение опыта, а не на пожизненную поддержку.

– На ваш взгляд, благотворительность рассматривается предпринимателями как перспективный PR или такая деятельность больше зависит от личностных качеств руководителей, не ожидающих каких-либо значимых публичных результатов от своих вложений?

– В последнее время в бизнес-среде повысились интерес и понимание значимости благотворительных программ, при этом владельцы и руководители бизнес-структур нацелены на взаимовыгодное сотрудничество.

Занимаясь благотворительностью, бизнес может стремиться к повышению узнаваемости компании для внешних аудиторий или к решению задач, связанных с развитием внутрикорпоративных коммуникаций, их эмоциональной составляющей. Мы не занимаемся прямым сбором средств, хотя это тоже приветствуется. Одним из успешных форматов сотрудничества является проведение благотворительных акций, когда не руководство принимает решение об участии, а каждый сотрудник в отдельности имеет возможность почувствовать себя причастным к доброму делу. Особенно эффективна эта модель, когда руководство компании, со своей стороны, удваивает суммы, собранные сотрудниками, тем самым обозначая некое единство решений.

Западный опыт

– Как финансирование таких программ, как «Передышка» или «Дорога к маме», осуществляется за рубежом?

– Услуга «Передышка» была широкодоступна в Великобритании с конца 1980-х годов. Помощь младенцам в значительной степени стала доступна в 1970-х, когда в конце 1960-х годов в Великобритании начали закрывать детские дома.

Оба типа этих программ финансируются местными органами власти на уровне муниципалитетов. Правительство Великобритании по каналам национальных фондов разрабатывает «финансовую формулу», которая основана на переписи и демографических данных, включая здоровье, материальный статус, уровень занятости населения.

По приблизительным подсчетам, правительство предоставляет 52% общей суммы расходов, 48% собирается с местных налогов муниципалитетов.

– Как выглядит западный опыт таких программ?

– Институциональный уход (интернатные учреждения) рассматривается как дорогой, недостаточный и неэффективный для большинства детей. Краткосрочная помощь в рамках принимающей семьи или неотложная медицинская помощь для детей с частым и регулярным доступом родителей являются гораздо более эффективными и гораздо менее дорогостоящими. Места в интернатных учреждениях занимают дети с очень специфическими потребностями, которые могут быть решены с помощью конкретных программ, ограниченных по времени тремя или шестью месяцами. Или для детей, которым полезно периодически бывать в интернате для развития конкретных навыков общения, самообслуживания.

– Какова конечная цель таких программ?

– Основным показателем успеха является практически полное закрытие в Великобритании в 1980-е годы интернатных учреждений для детей в возрасте до девяти лет.

В России, например в Карелии, если 100 детей из кризисных семей не попадут в детский дом, то это составит 30% всех детей в регионе, семьи которых испытывают трудности. В следующие годы, если услуги будут устойчиво работать, постепенно это количество может дойти до нуля.

Санкт-Петербург

Статистика

В России государство выделяет на содержание одного ребенка в доме-интернате от 600 тыс. до 1 млн рублей и более в год в зависимости от региона.

Чтобы ребенок остался жить с родной мамой, АНО «Партнерство каждому ребенку» достаточно привлечь 5-100 тыс. рублей в год на одного ребенка.

В Санкт-Петербурге проживает 14 тыс. 180 детей-инвалидов первой-третьей формы ограничения функционирования. Не менее 3,5 тыс. детей имеют третью форму, самую тяжелую. Это дети с ограниченными способностями к осуществлению самообслуживания, передвижения, ориентации, общения, контроля своего поведения, обучения и игровой деятельности. Они находятся в группе отказного риска.

Только в Санкт-Петербурге ежегодно более 250 новорожденных детей попадают в Дом ребенка, потому что еще в роддоме от малышей отказываются их родители.

Наряду с экономическими потерями в результате пребывания детей в интернатных учреждениях общество несет огромные социальные издержки, связанные с социализацией выпускников учреждений интернатного типа, многие из которых, повзрослев, с трудом адаптируются в обществе.

Справка

«Партнерство каждому ребенку» (http://www.p4ec.ru/) – автономная некоммерческая организация, которая с 2009 года продолжает в России деятельность международной благотворительной организации «Эвричайлд» (представлена в России с 1994-го).

Партнерство работает с особо уязвимыми группами:

– семьи, воспитывающие детей с инвалидностью, которые часто, сразу же после рождения или с годами, приходят к решению о размещении ребенка в интернате;

– младенцы, от которых отказались в роддоме.

«Эксперт Северо-Запад» №22 (669)



    Реклама

    Качество научных исследований как фактор продвижения университетов на мировой арене

    Аналитический центр «Эксперт» начал подготовку второго Рейтинга факультетов. Уникальность рейтинга состоит в том, что объектом ранжирования стали позиции российских вузов в узких предметных областях




    Реклама