Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Курс на опережение

, 2015
ФОТО: ust-luga-mmc.ru

Симбиоз производственных и портовых мощностей по образцу зарубежных стран станет глотком свежего воздуха для борющихся с кризисом регионов России. Создаваемый в Ленинградской области вокруг порта Усть-Луга индустриально-логистический кластер может стать моделью, которая будет тиражироваться по всей стране

Существует возможность, что статус территории опережающего развития (ТОР) сможет получить район, прилегающий к порту Усть-Луга. Во всяком случае такую идею высказал генеральный директор ООО «Мультимодальный комплекс Усть-Луга» (девелоперская компания, которой принадлежат земли вблизи порта) Михаил Ерофеев.

«Мы рассчитываем на присвоение государством району порта Усть-Луга статуса агломерации инфраструктурно-промышленного типа, что даст нам возможность получить дотации на создание транспортной и инженерной инфраструктуры. На следующем этапе мы рассчитываем на предоставление району порта статуса ТОР в соответствии с Федеральным законом «О территориях опережающего социально-экономического развития в РФ», – уточнил Михаил Ерофеев.

Восточный синдром

Не успел механизм создания территорий опережающего развития еще толком заработать на Дальнем Востоке (для развития которого прежде всего и создавался закон о ТОРах), как по стране пошла цепная реакция – регионы принялись объявлять о своих амбициях обзавестись собственными ТОРами. Несмотря на то что шеренга желающих уже выстроилась, окончательное решение принято только по Калининградской области, которая с 1 апреля 2016 года превратится в ТОР. По поручению премьер-министра РФ Дмитрия Медведева Минэкономразвития должно подготовить поправки в законодательство с тем, чтобы распространить на Калининградскую область меры государственной поддержки.

Еще один очевидный претендент на звание территорий опережающего развития – порты и прилегающие к ним земли. Например, сейчас проходит процедуру экспертного обсуждения законопроект о создании свободного порта во Владивостоке. Званием свободного порта, или как его еще называют «порто-франко», столица Приморья уже обладала (с 1861 по 1909 годы) и теперь обретет его вновь спустя без малого 106 лет.

Концептуально законопроект выдержан в духе вступившего в силу в марте 2015 года закона о территориях опережающего развития с той разницей, что при строительстве инфраструктуры акцент будет смещен на внебюджетные источники финансирования и средства регионального бюджета, а не деньги из федерального бюджета, как в случае с ТОРами. Глава Минвостокразвития Александр Галушка характеризовал модель свободного порта как следующий уровень развития ТОРов. Впрочем, слово «порт» в названии законопроекта не должно сбивать с толку. Когда составители документа оперируют термином «свободный порт», то подразумевают отдельные районы Приморского края, на которых создаются тепличные условия для предпринимательской деятельности сроком на 70 лет. Своеобразный оазис включает в себя 12 муниципальных образований.

Рассматривать заявки на присвоение звания резидента будет уполномоченный федеральный орган, за которым будет последнее слово. Прошедшим фильтр положены особые условия осуществления предпринимательской деятельности, гарантирующие льготы по федеральным налогам, пониженные тарифы по страховым взносам, сокращение сроков получения разрешительной документации на капстроительство, а также предоставление режима свободной таможенной зоны.

И все же пока данное начинание рискует оказаться сменой одной вывески на другую. Содержательно такие инструменты, как ТОР и свободный порт, мало чем отличаются от механизма особых экономических зон (ОЭЗ) десятилетней давности. Создание ОЭЗ также было обставлено с размахом, но в результате выделенные миллиарды большей частью ушли в песок. Когда в 2013 году Счетная палата провела аудит эффективности расходования государственных средств, направленных на развитие ОЭЗ, то вердикт контролирующего органа был неутешительным: ОЭЗ промышленно-производственного и технико-внедренческого типа были признаны условно-эффективными, портовые и туристско-рекреационные – неэффективными. Общим местом стало неосвоение государственных средств, неисполнение планов строительства, неполная загрузка имеющихся объектов, частичное или полное отсутствие резидентов. Из трех ОЭЗ портового типа функционирующей была только портовая зона в Ульяновской области (образована на базе аэропорта Ульяновск-Восточный), но и она имела низкие показатели. Две другие ОЭЗ (образованы на базе портов в Советской Гавани и Мурманске), на взгляд аудиторов, и вовсе не подавали признаков жизни.

При желании можно вспомнить и другие начинания, вроде свободных экономических зон и зон территориального развития, которые благополучно канули в лету.

Индустриальная терриТОРия

Тем не менее, преобразование территорий вокруг Усть-Луги в ТОР пока только один из возможных сценариев. Председатель совета директоров ОАО «Компании Усть-Луга» (девелопер проекта по развитию морского порта Усть-Луга, сейчас приступивший к развитию припортовых территорий) Валерий Израйлит пояснил «Эксперту Северо-Запад», что в компании изучают закон о ТОРах, но в контексте развития промышленной зоны им ближе закон об индустриальных парках. По поводу того, может ли Усть-Луге в перспективе быть интересен статус свободного порта, в компании сообщили, что пока этот вопрос вплотную не рассматривается.

Предлагаемый во Владивостоке формат развития порта по модели ТОРа принципиально ничем не отличается от портовых ОЭЗ, говорит генеральный директор аналитического бюро «Дорн» Андрей Карпов. Эффективность режима свободного порта, по его словам, будет зависеть от законодательного оформления и достаточности предлагаемых механизмов, которые должны обсуждаться совместно с бизнесом. В том случае если проект окажется работоспособным, то было бы правильно тиражировать его на Северо-Западе, убежден эксперт.

По мнению генерального директора агентства «Infoline-аналитика» Михаила Бурмистрова, проводить параллели между Усть-Лугой и портами Мурманска и Советской Гавани не стоит: «Порт показал свою привлекательность для частных инвесторов, является диверсифицированным по структуре грузопотока, поэтому я не вижу рисков повторения проблем портовых ОЭЗ. Возможно, будет трудно обосновать необходимость получения масштабных государственных средств, но с привлечением резидентов, очевидно, вопросов не возникнет».

Этапы большого пути

Информация о том, что компания «Усть-Луга» завершает свою деятельность и начинает продажу своих активов, так как выполнила задачу по строительству порта, стала известна в феврале этого года. Об этом заявили Валерий Израйлит и губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко (правительству региона принадлежит 20% акций ОАО «Компания Усть-Луга» и 20% акций ОАО «Транспортно-логистический комплекс», владеющей МПК «Юг-2»).

«Решена задача, которая ставилась Министерством транспорта. Мы довольны результатами, порт состоялся», – сообщил Валерий Израйлит. В порту была построена вся инженерно-транспортная инфраструктура, действуют 12 терминалов и нефтебаза «Усть-Луга», конечная точка БТС-2, продолжается строительство трех терминалов в северной части порта, уточнил он. Всего в проект было вложено более 200 млрд рублей, а соотношение государственных и частных инвестиций распределилось в пропорции 16 к 84% соответственно. Следующий этап – создание в районе Усть-Луги промышленной зоны, им будет заниматься ОАО «Индустриальная зона Усть-Луга» (дочка ОАО «Компания Усть-Луга»).

Мультимодальный комплекс Усть-Луга – масштабный проект по развитию припортовых
территорий общей площадью около 3 тыс. га – пример нового территориального инновационно-производственного кластера (ТИПК), который может стать образцом для развития территорий по всей стране.
Опыт создания ТИПК на базе портов широко применяется в Европе, например в бельгийском городе Генте. 008_2.jpg Фото: portofghent.be
Мультимодальный комплекс Усть-Луга – масштабный проект по развитию припортовых территорий общей площадью около 3 тыс. га – пример нового территориального инновационно-производственного кластера (ТИПК), который может стать образцом для развития территорий по всей стране. Опыт создания ТИПК на базе портов широко применяется в Европе, например в бельгийском городе Генте.
Фото: portofghent.be

«Завершив девелоперский проект по созданию морского порта Усть-Луга, мы переходим к проекту комплексного развития припортовых территорий», – отмечал Валерий Израйлит, приводя в пример порты Амстердама и Антверпена, сочетающие транспортную и промышленную функции.

Генеральный директор ОАО «Индустриальная зона Усть-Луга» Владимир Семенов при обсуждении перспектив выбранной портом модели развития ссылается на мировую практику. По его словам, экономика европейского побережья производит более 40% ВВП Европы, размер ВВП города-порта Гамбург в пересчете на каждого экономически активного гражданина почти на 50% превышает средний показатель по Германии, а на количество жителей – почти на 90%. Промышленные зоны вблизи портов, как правило, имеют особый экономический статус, добавляет он.

Синтез двух составляющих подразумевает создание на припортовых территориях единых производственных и логистических цепочек. Создание индустриальной зоны вблизи Усть-Луги ускорит процесс бюджетной окупаемости порта, приведет к увеличению ВВП и налоговых поступлений в бюджет за счет переработки экспортируемого сырья и поставки за рубеж готовой продукции с высокой добавленной стоимостью, созданию современных конкурентоспособных взаимосвязанных обрабатывающих производств для каждого сегмента портового комплекса, объясняет Владимир Семенов.

Андрей Карпов видит в таком сочетании дополнительное конкурентное преимущество: «Порт Усть-Луга обладает хорошим потенциалом, потому что построен с нуля по принципу «гринфилд», и ему достаточно прилегающих территорий, чтобы развивать портово-промышленную зону в нестесненных условиях. Если в обычных условиях порт составляет конкуренцию с помощью ставок, сервиса, географического положения, то здесь появляется дополнительное преимущество: производства находятся рядом с портом, и некоторые грузопотоки закрепляются за портом в силу близкого расположения».

Переезд за город

К настоящему моменту представителями порта совместно с консалтинговой компанией Roland Berger Strategy Consultants была разработана концепция создания индустриальной зоны, оформлена аренда земельных участков общей площадью 2548 га для ее размещения, выполнены предпроектные проработки по созданию внешних инженерных коммуникаций. В соответствии с концепцией, инвестиции в создание ижненерно-транспортной инфраструктуры составят 68,7 млрд рублей, а инвестиции в создание предприятий – более 538 млрд.

В перспективе проект предполагает формирование на территории припортовой промышленной зоны нескольких кластеров – нефтегазохимического, полимерного, общепромышленного и логистического. Директор по логистике и аналитическим исследованиям ООО «Морстройтехнология» Александр Головизнин (ранее работавший в компании «Усть-Луга» на позиции заместителя генерального директора по портовому бизнесу) рассказывает, что при работе над стратегией развития индустриальной зоны было определено, что основой развития промышленной зоны должна стать нефтехимия. По его словам, на тот момент существовала надежда, что на припортовых территориях разместится нефтеперерабатывающий завод, но сегодня подобных планов ни у кого нет.

Возможным резидентам производственной зоны все карты спутал кризис. Как пояснили в компании «Усть-Луга» в связи со складывающейся неблагоприятной экономической ситуацией и резким ухудшением инвестиционного климата потенциальные инвесторы значительно снизили активные действия по реализации своих проектов в индустриальной зоне порта. Михаил Бурмистров полагает, что в долгосрочной перспективе логика переноса производства за территорию города может работать, но с поправкой на конъюнктуру в горизонте трех лет такие перспективы не просматриваются.

Воздушная гавань

По соседству с портом собственный девелоперский проект продвигает компания «Мультимодальный комплекс Усть-Луга». С момента объявления о проекте, состоявшегося несколько лет назад, дальше проектных работ, насколько можно судить, он не продвинулся. В будущем на пустующих землях предполагается размещение комплекса инфраструктурных объектов. Основные из них – грузовой аэропорт, промышленно-логистическая зона, сектор складской и жилой недвижимости, сухой порт.  

«С компанией «Мультимодальный комплекс Усть-Луга » мы поддерживаем деловые отношения, знаем об их планах по развитию припортовых территорий и учитываем их. Если проект мультимодального комплекса будет развиваться, то это, безусловно, улучшит инженерную, транспортную и социальную инфраструктуру в регионе, что в свою очередь повысит его привлекательность», – рассказал Валерий Израйлит.

Появление на территории грузового аэропорта, по ожиданиям инвесторов, позволит привлечь в регион дополнительные грузопотоки, которые проходят мимо Северо-Запада и оседают в аэропортах соседних стран и Москве. В Пулково, в соответствии с данными представителей «Мультимодального комплекса Усть-Луга», сейчас прибывает только 5% грузов, предназначенных для СЗФО. Технические характеристики аэродрома позволят принимать широкофюзеляжные самолеты (Ан-124 «Руслан», Boeing 747, Airbus 380). Объем инвестиций в его строительство, который озвучивался ранее, – 700 млн евро.

Между разными видами транспорта (морским, железнодорожным, автомобильным и авиационным) при грузовых перевозках должна будет происходить стыковка. Организация системы смешанных перевозок на прилегающих к порту территориях позволит интегрировать в логистические цепочки новые производства – фармацевтику, e-commerce, автосборочные предприятия, надеются инвесторы проекта. Конечная цель – сделать из Усть-Луги мультимодальный хаб.

Эффект масштаба

Складывающиеся на территориях вблизи Усть-Луги проекты будут способны обеспечить рост в регионе при условии, что будут интересны для зарубежного бизнеса, который помимо финансовых средств привнесет туда свои технологии. Тогда вдоль всего южного побережья Финского залива – от границы с Эстонией до Санкт-Петербурга вполне может растянуться своеобразный «южный пояс развития» состоящий из территориальных инновационно-производственных кластеров (ТИПК), включающих Усть-Лугу (с мультимодальным комплексом), Сосновый Бор (с атомной станцией), Гатчину (с Петербургским институтом ядерной физики) и будущий город-спутник «Южный» (с наукоградом). Не исключено, что на его основе может появиться мега-проект глобальной агломерации уже не регионального и даже не российского, а континентально-мирового уровня. И уже он может стать центром притяжения инвестиций соответствующего масштаба.

Но и для других регионов России опыт Усть-Луги может стать наглядным и масштабируемым кейсом, понятным и местным властям, и инвесторам. И тогда идея о создании внутри нашей страны новых коридоров развития (уже не раз озвученная с разных трибун) обретет понятные очертания и содержание.

Санкт-Петербург – Ленинградская область

«Эксперт Северо-Запад» №17 (704)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама