Строительство российско-китайского дружбопровода

Тема недели
Москва, 23.11.2015
«Эксперт Северо-Запад» №48-49 (720)

Фото: Архив «Эксперт С-З»

За прошедший год стал очевиден курс на сближение между Китаем и Россией: только за последние несколько месяцев между странами был заключен целый ряд соглашений, направленных на углубление сотрудничества и развитие отношений в области политики и экономики. Однако яркий фасад и пышные ритуалы не проясняют суть взаимоотношений соседних держав. На мировой арене интенсификация связей Москвы и Пекина была однозначно воспринята как заявка Поднебесной на глобальное доминирование. На словах Китай это, конечно, отрицает, но дела свидетельствуют об обратном. К примеру, Пекин не первый год занимается вовлечением в орбиту своего влияния стран Средней Азии. И достаточно методично следует этой линии, усиливая свои позиции в регионе. Это, может, не так заметно невооруженному глазу, но объясняется тем, что Китай предпочитает экономические рычаги влияния политическим. По сути, товарооборот среднеазиатских стран с Китаем уже превысил их товарооборот с Россией.

У Москвы есть точно такие же риски оказаться младшим партнером в российско-китайском тандеме. Восточный сосед нужен России в нескольких ипостасях: источник финансирования, поставщик технологий, рынок сбыта. Китай пойдет нам на встречу в этих вопросах, но на своих условиях, попутно решая свои собственные задачи. По предоставлению технологий Китай зарекомендовал себя как жесткий переговорщик. Например, ключевым требованием азиатских инвесторов в переговорах относительно участия в проекте строительства высокоскоростной магистрали Москва – Казань было использование в проекте по большей части китайского оборудования. Подобное отношение распространяется и на другие сферы. На ту же сделку по покупке российского газа китайцы согласились, но вовсе не потому, что она им была жизненно необходима. Просто им представилась возможность приобрести газ по выгодной цене, диверсифицировав при этом поставщиков. В этом же ряду стоит намерение Китая проложить через российскую территорию сухопутный участок проекта «Шелковый путь». Увы, но пока Китай по-прежнему вынужден воспринимать Россию в большей степени лишь как транзитную территорию, поскольку конечным пунктом для большинства своих грузопотоков сейчас он рассматривает европейские рынки.

С другой стороны, китайские инвестиции не то, чем стоит пренебрегать. Инвестиции в инфраструктуру – то, чего России так не хватает, чтобы показать рост. И китайский капитал как раз представляет ту соломинку, за которую можно уцепиться. Но для начала неплохо бы определиться с конечной целью выстраивания отношений с Поднебесной. Тогда и будет понимание, чем ради добрососедских отношений мы можем поступиться, а чем нет.

Как бы то ни было, но если Россия хочет иметь в лице Китая не временного попутчика, а стратегического партнера на многие-многие годы вперед, то построение не просто взаимовыгодных экономических, а именно дружеских социально-культурных взаимоотношений с народом Китая должно стать одной из основ внешней государственной политики нашей страны.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №48-49 (720) 23 ноября 2015
    Великий шелковый пусть
    Содержание:
    Великая Шелковая страда

    Сближение России с Китаем, с помпой представляемое на высоком политическом уровне, пока находит весьма слабое отражение в экономике Северо-Западного региона. А то, как этот процесс скажется в ближайшей перспективе – зависит от позиции региональных властей и их оперативных действий по созданию комфортных условий для инвесторов, предпринимателей и простых туристов из Поднебесной

    Реклама