Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Банковский кризис: другой и в целом исчерпан

2015

Самочувствие банковского сектора в будущем году будет гарантированно лучше, чем в уходящем, но каждый десятый игрок при этом все равно покинет рынок

В банковской системе Рос­сии продолжается большая чистка. Интенсивность от­зывов лицензий регулято­ром составляет порядка 10% в год. За неполные два года, с начала 2014-го, отозвана каждая пятая лицензия. Это значит, что среднестатистическому предприятию нужно понимать, что банк, в котором он обслуживается, может быть лишен лицензии в ближайшие 12 месяцев с ве­роятностью 10%. Таковы правила игры.

А это, согласитесь, довольно заметный риск потерять свои деньги. Прецедент­ным стал отказ от санации Пробизнес­банка в августе текущего года. В ре­зультате отзыва лицензии этого банка кредиторы-юрлица потеряют почти все средства (около 13 млрд рублей).

Определенным «маркером» риска ста­ло наложение ЦБ ограничений на при­ем во вклады средств физических лиц, адресатами которых стали 78 банков. Эти банки – наиболее вероятные «кан­дидаты на вылет». Наличие такого риска привело к закономерному перераспре­делению корпоративных клиентских ресурсов из небольших банков в банки покрупнее.

Тем не менее, капитализация сектора потихонечку начинает восстанавливать­ся, частично из-за рекапитализации, ча­стично из-за сокращения активов, в том числе сжатия кредитования, частично из-за некоторого роста стоимости бан­ковских портфелей ценных бумаг.

Взрывная волна процентной бомбы

Постепенно начала восстанавливать­ся прибыльность банковского сектора. Первое, на что пошла дополнительная прибыль, – это погашение долгов. Пока что тренд роста прибыльности довольно хрупкий, не надо его преувеличивать.

Так, из 64 млрд рублей чистого финансо­вого результата, показанного банковской системой в октябре, 30 млрд заработал Сбербанк, а еще 29 млрд дали акционе­ры «Русскому стандарту». Без учета этих обстоятельств мы видим, что в октябре банковская система на самом деле сра­ботала хуже, чем в предыдущем месяце. Это был тяжелый месяц, ряд крупных бан­ков вынуждены были проводить крупные списания долгов «Трансаэро». По итогам 11 месяцев текущего года банковская система получила прибыль до налогов в размере 265 млрд рублей. Однако без учета Сбербанка прибыль заметно мень­ше – всего 25 млрд. Надо также учесть, что в состав прибыли вошли дивиденды от других банков (30 млрд рублей – это фактически двойной счет) и помощь от акционеров (на общую сумму 120 млрд, показывается как прибыль). Без учета этих специфических факторов донало говый убыток банковской системы (без Сбербанка) возрастает уже до 125 млрд рублей.

Но в дальнейшем прибыль точно будет восстанавливаться. Для этого существует изрядное количество предпосылок, глав­ная из которых – исчерпание действия ведущего фактора банковских убытков 2015 года, а именно реализованного процентного риска. Из-за того что сто­имость пассивов резко выросла, а стои­мость кредитов увеличилась непропор­ционально, маржа банковского сектора в истекающем году значительно снизилась.

Только за девять месяцев текущего года процентный риск обошелся банковской системе в кругленькую сумму – 850 млрд рублей. Именно столько в общей сложно­сти недополучили прибыли банки, пере­платив по своим обязательствам. Из них примерно 200 млрд ушло в Центральный банк, сформировав около половины его прибыли, а оставшаяся часть попала в карманы вкладчиков и на счета предпри­ятий, у которых были депозиты в банках.

Хорошая новость состоит в том, что этот процентный риск закончится уже к сле­дующему году. Прежде всего, произошло серьезное снижение ключевой ставки ЦБ. За ставкой ЦБ следует цена депозитов физлиц. Их стоимость взлетела в разгар кризиса не так сильно, и сейчас их доход­ность медленно снижается по мере того как сверхдоходные вклады, открытые в декабре-январе, истекают и замещаются более дешевыми. Средние ставки по кре­дитам юрлицам также снижаются, но все еще превышают докризисные отметки, скажем, 2013 года примерно на 4 процент­ных пункта.

В целом на восстановление докризис­ного уровня процентной маржи банкам потребуется, по нашей оценке, около года. А финансовый результат банковской сис­темы по итогам 2016 года возвратится по номиналу на рекордный уровень 2012­2013 годов и достигнет 1 трлн рублей. Много это или мало? Немало, но недо­статочно много, с учетом необходимости восстановления капитальной базы бан­ковской системы, точнее, восстановления ее комфортного соотношения с выросши­ми активами.

Игры с валютой разонравились

Еще одна хорошая новость – восстанов­ление притока депозитов населения в банковскую систему. По итогам 2014 года физические лица вынесли из банков примерно полтриллиона рублей и более 10 млрд долларов, часть этих денег ушла за границу, часть – в наличную валюту, осела по банковским ячейкам, была вло­жена в «инвестиционное» жилье и т.п. В нынешнем году, начиная с февраля, эти деньги стабильно возвращаются в банков­скую систему. За февраль – ноябрь в бан­ки вернулось 1,9 трлн рублей и 8,1 млрд долларов. Из этого соотношения видно, что спрос на рублевые депозиты остает­ся очень высоким, несмотря ни на что.

Бешеная волатильность обменного курса отбила у людей охоту играть в валютные игры. Это очень важная вещь. К этому же выводу пришли юридические лица – спрос на валютные кредиты со стороны корпоративных клиентов практически нулевой, даже экспортерам валютные кредиты уже не нужны. Почему? Давайте разбираться.

Смотришь на финансовые результаты работы некоторых крупнейших россий­ских металлургических компаний в ны­нешнем году и видишь: EBITDA выросла в два раза, а при этом убыток колоссаль­ный. Это эффект переоценки валютного долга. Компании-экспортеры в значитель­ной своей массе были закредитованы и предпочитали именно валютные креди­ты, так как они казались существенно де­шевле, исходя из гипотезы плавного из­менения валютного курса. Когда же курс рубля отпустили в свободное плавание и он начал бешено скакать, корпорации-ва­лютные заемщики получили тот же урок, что и физлица-валютные ипотечники. И сейчас корпорации-экспортеры активно гасят свои внешние валютные обязатель­ства. В результате мы фиксируем отток средств юрлиц из банковской системы. С июня 2014-го по август 2015-го валютные ресурсы предприятий в банках сократи­лись на 17 млрд долларов.

Проблема внешнего долга полностью решена

Если посмотреть на первый квартал 2015 года, то небанковские российские заем­щики по графику должны были погасить 21,4 млрд долларов, а де-факто выплаты, точнее, сокращение внешнего долга этим сектором, составили 7,5 млрд. В другие отрезки времени зазор между формаль­ными обязательствами и реальными платежами также был значительным. Он объясняется наличием у нас значитель­ных объемов внутрихолдинговых обяза­тельств, когда российские компании ин­корпорированных за рубежом российских холдингов получают кредиты от своих зарубежных материнских или родствен­ных компаний, которые по завершению сроков автоматически рефинансируются.

Однако в первом квартале текущего года произошло погашение публичного долга компаний на 12 млрд долларов, тогда как сокращение внешнего долга нефинансо­вого сектора составило, как мы сказали, только 7,5 млрд. Где 4,5 млрд? Объяснение может быть только одно: в первом кварта­ле был приток капитала в страну. Хотя ЦБ зафиксировал чистый приток капитала с учетом оттока через банки только в тре­тьем квартале. Во втором квартале этот приток увеличился, а в третьем – вырос еще больше, причем настолько, что уже перевесил нетто-отток по линии банков­ского сектора.

Токсичные долги: все отравления в прошлом

Как ведет себя просроченная задолжен­ность? Ситуация с просрочкой предпри­ятий в этом кризисе сильно отличается от той, что мы наблюдали в кризисном эпи­зоде 2009 года. Первое: не было резкого роста просрочки по валюте, рост составил менее 1 процентного пункта, тогда как шесть лет назад корпоративная валютная просрочка выросла на 5 процентных пун­ктов. Причина состоит в том, что сегодня намного меньше валютных кредитов пре­доставлено банками компаниям, не име­ющим валютной выручки (исключение – сектор недвижимости). Прирост прос­рочки по рублевым кредитам имел место, и значительный, но уже с августа доля просроченных кредитов в рублях сни­жается. Строго говоря, принципиально новых плохих кредитных историй давно нет, все более или менее крупные выходы на просрочку произошли еще в прошлом году. Это дает основание полагать, что дальнейший рост просроченных корпора­тивных долгов будет достаточно ограни­чен. Прирост доли проблемных кредитов, вероятно, будет ниже, чем в 2009 году, из-за более осторожной политики банков и самих заемщиков в предкризисный пе­риод, меньшей доли наиболее токсичных кредитов (например, кредиты строите­лям на нулевом цикле, под строительство коттеджных поселков и т.д.). Это означает уменьшение потребности в резервирова­нии и, соответственно, высвобождения банковской прибыли.

Уровень просроченной задолженно­сти по кредитам физическим лицам про­должает расти. Доля необслуживаемых свыше 90 дней в совокупном розничном кредитном портфеле к ноябрю достигла 10,8%, это превышает максимум прошло­го кризиса (около 9% в первом квартале 2010-го). Однако основные проблемы в этом сегменте сосредоточены в рознич­ных банках-монолайнерах, а основной рост просрочки является в первую оче­редь следствием кризиса их бизнес-моде­лей, а не макроэкономического кризиса.

При этом качество ипотечных кредит­ных портфелей остается высоким. Уро­вень просрочки здесь по состоянию на 1 ноября составляет всего 1,6% (1,0% по рублевым ипотечным кредитам). В це­лом проблема «плохих долгов» остается управляемой, просрочки в существенной степени покрыты резервами, проблемные зоны давно определились, сюрпризов не предвидится.

Еще одно отличие от кризиса 2009 года состоит в том, что в нынешнем эпизоде мы наблюдаем гораздо менее продолжи­тельную фазу сокращения кредитования. Сокращение совокупного розничного кредитного портфеля (без валютной пе­реоценки) практически прекратилось в августе – сентябре, а корпоративный пор­тфель, опять же без учета валютной пере­оценки, начал расти еще в апреле. Однако восстановление корпоративного креди­тования остается все еще шатким: в сен­тябре-октябре оно приостановилось, воз­можно, из-за негативного эффекта очередной девальвационной волны в ав­густе.

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №1-3 (722)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама