Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

СПИК спокойно, дорогой местный промышленник!

, 2015
Фото: Архив «Эксперт С-З»

Первые специальные инвестиционные контракты (СПИК) между государством как заказчиком и петербургскими производственными предприятиями могут быть заключены уже в начале 2016 года

На данный момент принятие соответствующего постанов­ления администрация Север­ной столицы обсуждает с фе­деральными властями. «Мы надеемся, что все не­обходимые согласования бу­дут завершены до конца года, и в январе мы рассчитываем начать готовить целый ряд СПИК», – сообщил «Эксперту С-З» глава Комитета по промышленной политике и инновациям СПб Максим Мейксин. «Интерес к механизму СПИК прежде всего наблюдается в фармацевтической отрасли, поскольку в этой сфере есть ре­альная возможность импортозамещения и есть возможность вследствие реализации инвестконтрактов покупать препараты по фиксированной цене. Но и помимо пред­ставителей фармы на предмет заключения инвестиционных контрактов к нам в коми­тет уже обращались энергетические и ма­шиностроительные компании», – добавил он, правда не приведя пока конкретных примеров.

Исполнительный директор фармацев­тической компании ОАО «НТФФ «Поли­сан» Евгений Кардаш считает, что меха­низм инвестконтрактов принесет пользу отрасли: «Данный инструмент требует проработки, но он нам интересен, и мы изучаем возможность его применения». Однако только если СПИК будут подкре­плены работой по трансферу технологий (успешные примеры чего уже есть в пе­тербургском автопроме и фарме), то этот выстрел может оказаться холостым.

Детройт Северо-Запада

Инструмент СПИК были введен в оборот Федеральным законом о промышленной политике еще год назад, но полноценно дей­ствовать начинает только сейчас. В регио­нах первые примеры инвестконтрактов уже есть, тогда как на федеральном уровне такие контракты можно будет увидеть в январе­феврале следующего года. Об этом недавно сообщил министр промышленности Денис Мантуров. Сегодня на руках у ведомства уже есть шесть соглашений о намерениях, подписанных с компаниями в сфере нефте­газового машиностроения, сельхозмашино­строения, производства автокомпонентов.

В то же время любопытство по отноше­нию к новоиспеченному инструменту как по команде выразили несколько топовых автопроизводителей. В их числе присут­ствует и петербургский завод «Хендэ мо­тор мануфактуринг рус». Дело в том, что механизм, аналогичный СПИК, знаком представителям автопрома не понаслыш­ке – похожая идеология была заложена в режим промышленной сборки автомо­билей, вступивший в силу еще в далеком 2005 году. В его рамках автопроизводи­тели, импортирующие компоненты, по­лучали льготные таможенные ставки, а за это обязывались сократить ввоз авто­компонентов и выполнить частичную ло­кализацию производства на территории России. Последствия режима промсобр­ки Санкт-Петербург и Ленобласть имели возможность испытать на себе. Благодаря этому Санкт-Петербург в 2000 годы нача­ли называть «российским Детройтом». И было за что. Производство здесь разверну­ли Hyundai, Nissan, Ford, Toyota. Поначалу автоконцерны осторожничали, закупая в стране простейшие компоненты вроде кресел и фар, но затем дошла очередь и до более сложных вещей – штамповки, вы­хлопных систем.

Впрочем, еще есть куда стремиться. В соответствии с данными Минпромторга, средний уровень локализации автомо­билей в России составляет 45%, тогда как локализация автокомпонентов для них не превышает 20%.

Дважды в одну реку

По сути, инвестконтракты – попытка вой­ти в эту реку второй раз. Только одним автопромом на этот раз дело не ограни­чится. Заключать подобные соглашения смогут представители совершенно разных отраслей – от легкой промышленности и машиностроения до фармацевтики и ради­оэлектроники. Вводя новый инструмент, государство пытается убить двух зайцев.

С одной стороны, СПИК заточен под нара­щивание в стране производства не имею­щей аналогов продукции. С другой – под стимулирование зарубежных компаний к локализации. Ставя подпись под инвес­тконтрактом, бизнес берет на себя обяза­тельства вложиться в модернизацию или развитие нового производства, а в обмен на это получает пакет преференций от го­сударства. Каких-то специфических льгот бизнесменам предложено не будет. Зато они смогут довольствоваться льготами по налогам и сборам, уплате таможенных платежей, аренде за пользование госи­муществом, а также будут ограждены от повышения налоговой нагрузки на срок действия контракта (до десяти лет). Од­нако получить счастливый билет смогут не все. Чтобы попасть в клуб обладателей инвестконтрактов, нужно будет раскоше­литься, вложив в производство не менее 750 млн рублей.

Еще одним «пряником» для инвесто­ров должны стать поправки в работу кон­трактной системы. Госзаказчикам могут разрешить закупать изготовленную по инвестконтракту продукцию напрямую у производителя в обход конкурсных процедур. Президент в ходе послания Федеральному Собранию предложил ог­раничить эту долю 30% производимой продукции (Минэкономразвития и Мин­промторг ранее предлагали закупать до 60% продукции).

Глава российского представительства международного фонда прямых инве­стиций Hermes-Sojitz Олег Янтовский считает, что механизмы гарантий по по­лучению госконтрактов на поставку про­дукции могут повысить инвестиционную привлекательность проектов. Но при этом необходимо будет учесть потребности всех участников рынка, добавляет он: «Это не­простая задача для Минпромторга, потому что фактически санируемое предприятие может стать монополистом в определен­ном сегменте».

Агрегатное состояние

Пока СПИК напоминает сложный агрегат, вроде Большого адронного коллайдера. За ним интересно наблюдать, но в то же вре­мя совершенно непонятно, заработает он или нет. Лакмусовой бумажкой эффектив­ности механизма будет его способность стимулировать привлечение в российскую экономику передовых технологий и обес­печивать кооперацию отечественных про­изводителей с зарубежными (что, впрочем, не отменяет необходимости поддерживать собственные НИОКР). Во всяком случае, мировой опыт не знает прецедентов, когда отстающим в технологическом отношении странам удалось собственными силами произвести по-настоящему конкурентный мировой продукт.

Хорошей иллюстрацией определя­ющего значения технологий является петербургский фармацевтический кла­стер, которому сослужил добрую службу «патентный обвал» (завершение офици­ального срока патентной защиты бренди­рованных лекарственных средств). Прои­зошедшее позволило фармацевтическому бизнесу создать дженерики этих препара­тов по более дешевой цене и со сравнимой эффективностью, отвечающие мировым стандартам. Нарастив необходимую мы­шечную массу, региональные фармкомпа­нии уже взялись развивать собственные R&D подразделения и приступили к штур­му зарубежных рынков собственными разработками и технологиями.

Глава группы компаний «Герофарм» Петр Родионов считает, что нововведе­ние поможет осуществить локализацию фармпромышленности на качественно новом уровне. «Инвестконтракты дадут стимул к переходу локальной фармы от упаковочных линий и розлива к полно­ценным производствам полного цикла, создаст реальные предпосылки для транс­фера технологий», – одобряет принятую меру бизнесмен. «Это позволит, с одной стороны, привнести в Россию импульс к развитию новых областей знаний, кото­рые будут работать на повышение каче­ства лекарственного обеспечения и укре­пление лекарственной безопасности, а с другой – поможет инвесторам получить доступ на рынок», – подытоживает он.

По мнению Евгения Кардаша, СПИК скорее будут использовать под развитие существующих площадей, чем под созда­ние новых индустриальных комплексов по модели гринфилд. «Большая Фарма» будет стараться использовать мощности существующих предприятий. Поэтому стороной специального инвестицион­ного контракта выступят российские компании, а «Большая Фарма» станет их партнером по трансферу технологий на контрактном или лицензионном произ­водстве», – ожидает он.

К слову, компания «Полисан» как раз представляет собой пример подобного трансфера, поскольку готовится открыть в 2017 году третью очередь своего завода (объем вложений оценивается в 1 млрд рублей), которая будет задействована под выпуск рентгеноконтрастных препа­ратов немецкого концерна Bayer. С ним у компании заключен договор о стратеги­ческом партнерстве на десять лет. Пред­полагается, что «Полисан» наладит на своем заводе полный производственный цикл за исключением создания актив­ных фармацевтических субстанций (за данное направление как раз будет отве­чать Bayer).

В финансовом тумане

Пожалуй, наиболее туманным моментом в отношении СПИК остается вопрос фи­нансовой поддержки проектов. Интерес­но, что опыт внедрения аналога СПИК в Поднебесной, которым вдохновлялись в Минпромторге, включал льготные кре­диты, предоставляемые Банком Китая. Ссылка не него содержится в материалах министерства, но применительно к рос­сийским реалиям этот вопрос почему-то оставлен за скобками. По этому поводу лишь сказано, что «инвестконтракты не предполагают бюджетных инвестиций».

Вероятно, субсидии на реализацию инве­стиционных проектов и другие подобные меры будут прописываться в тексте каждо­го контракта отдельно. По идее участники СПИК также смогут получить целевые зай­мы от Фонда развития промышленности (предоставляет займы под 5% годовых на сумму от 50 до 700 тыс. рублей), который по поручению президента до конца марта поручено докапитализировать на 20 млрд рублей.

«В своей практике положительного вли­яния статьи об инвестконтрактах отме­тить, к сожалению, не могу. Обозначенные в ней нормы относятся к гарантиям со сто­роны государства на постинвестиционный период, а основная трудность для масштаб­ных комплексных проектов заключается в поиске длинных денег и залогового обес­печения», – замечает председатель совета директоров ПАО «Звезда» Павел Плавник.

Я буду долго гнать велосипед

Пример автопрома показывает, что лока­лизация производства может быть более выгодна, чем импорт, даже после истече­ния льготного режима, но только в случае достаточно больших объемов производ­ства и глубокого уровня локализации, а также поддержки на государственном уровне, отмечают аналитики PWC.

«Ключевой вопрос – глубина локализа­ции и те преференции, которые получат локальные производители продукции из отечественных субстанций», – почти до­словно повторяет формулировку анали­тиков Евгений Кардаш. Это сможет под­держать производство субстанций внутри страны, считает он.

Таким образом, для того чтобы очеред­ное начинание не забуксовало, достаточно будет не изобретать собственный велоси­пед, а взглянуть на мировой опыт. В пра­ктической плоскости это означает, что подход к внедрению инвестконтрактов должен быть комплексным, когда стиму­лирование спроса посредством налоговых льгот, госзаказа напрямую увязывается с привлечением технологий. Без них вело­сипед может и поедет, но при первой воз­можности завалится набок.

Санкт-Петербург

Основа СПИК – гарантированный госзаказ

 008_1.jpg
Антон Данилов-Данильян, сопредседатель «Деловой России»:

– Специальный инвестиционный контракт (СПИК) – совсем новый инструмент для российской экономики. Он был преду­смотрен Федеральном законом «О промышленной политике», подписанным президентом 31 декабря 2014 года и вступившим в силу с июля 2015-го. Так что времени на его обкатку просто не было. Тем не менее, на региональном уровне первые СПИК уже подписаны. На федеральном – идет подготовка, в которой участвует и ФРП. Участникам СПИК гарантируется неизменность налоговых и иных режимов регулирования на срок действия каждого такого контракта. Это так называемая дедушкина оговорка, которая широко распространена в других странах и за которую ТПП и «Деловая Россия» бились последние десять лет. Помимо этого СПИК могут пре­доставлять и прямые налоговые льготы, и другие меры государственной поддержки – например, гарантированный в течение нескольких лет государственный заказ на про­дукцию, которую станет выпускать производство, созданное в рамках СПИК. Президент в недавнем послании предложил закупать до 30% – это сделано для того, чтобы не ставить в тепличные условия каждого участника таких СПИК, чтобы сохранялись рыночные стимулы и реальная борьба за клиентов. С другой стороны, я бы рекомендовал, чтобы и иные участники рынка, особенно малые и средние предприятия, не заключившие СПИК, но обладающие новыми хорошими импортозамещающими технологиями, тоже могли рассчитывать на государственный заказ, для чего выделить соответствующую квоту».

Машиностроители к контракту готовы

 008_2.jpg
Кирилл Соловейчик, президент ОАО «Ленполиграфмаш»:

– Для нашего предприятия СПИК, безусловно, выгодная форма сотрудничества с государством. К примеру, если в бли­жайшее время власти Санкт-Петербурга захотят оснастить 3D-принтерами все городские школы, то мы, как производители аналогичного оборудования, готовы заключить и выполнить советующий контракт по разработке, выпуску таких приборов. Более того, в рамках такого СПИК мы будем осуществлять га­рантийную и постгарантийную эксплуатацию, оснащение (по фиксированной цене) комплектующими и расходными материалами и даже методиче­ски обучать преподавателей работать с такими принтерами.

Система должна быть максимально прозрачной

 009.jpg
Сергей Мовчан, вице-губернатор СПб:

– Госзакупки и более продвинутая их форма – спе­циальные инвестконтракты – должны быть макси­мально прозрачными и как можно более честными, только так они будут эффективными. Но немаловажен и тот факт, что пока еще не все закупки ориентиро­ваны на местных или российских производителей, притом что по своим технико-экономическим харак­теристикам эти продукты, технологии или услуги ничуть не уступают импортным аналогам, а подчас и превосходят их. И в этом смысле было очень уместным в марте этого года заключить между Центром общественного контроля и Комитетами по промышленной поли­тике и инновациям, по госзаказу и государственного финансового контроля Санкт-Петербурга соглашения о сотрудничестве. В итоге работы из 36 984 закупок 984 вызвали вопросы у волонтеров. Это были: канцелярские товары, компьютерная, бытовая, медицинская техника, автомобили, лекарственные средства. Хотел бы отметить, что стараниями председателя Центра общест­венного контроля Анны Филоненко по итогам мониторинга был составлен список типовых нарушений и схем увода средств, распределяемых путем получения государственного заказа. Во многом благодаря этому мы имеем положительную динамику снижения импортных закупок с 65% за первое полугодие 2015 года до 56% – за второе.

Говоря же в целом о процессе импортозамещения и локализации, мы ви­дим, что очень многие местные предприятия и ГУП уже нашли партнеров и поставщиков здесь же, в Санкт-Петербурге, на площадке открытого в сентя­бре Центра импортозамещения. Мы и дальше продолжим эту работу, сделав выводы из того, что, может, пока не получилось. Но важно, что платформа для коммуникаций создана, и она дает конкретный результат.

«Эксперт Северо-Запад» №1-3 (722)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама