Мультипликативный эффект

Культура
Москва, 08.02.2016
«Эксперт Северо-Запад» №5-6 (724)
Столицей российской анимации, шутя, называют Санкт-Петербург профессионалы киноиндустрии. Здесь базируются самые крупные в стране студии мультипликации, чьи фильмы и сериалы собирают в прокате по 10-30 млн долларов, набирают по миллиарду онлайн-просмотров и успешно конкурируют на мировых рынках

Как работает студия «Мельница», где сделали фильм-номинант премии «Оскар» 2016 года, – в репортаже «Эксперта Северо-Запад».

Гигантская драконья лапа, нарисованная красным и синим карандашами на кальке, выглядит устрашающе. Но зрители предыдущих шести фильмов о богатырях знают, что Змей Горыныч пусть и страдает растроением личности, но герой он – положительный. Седьмой фильм фольклорной франшизы «Три богатыря и Морской царь» выйдет на экраны по традиции в конце декабря. Уже февраль, а значит, надо торопиться. Фильм классический, двухмерный, почти полностью рисуется вручную, потому на производство уходит год-полтора минимум.

Когда идешь по ярким зеленому, синему, сиреневому этажам студии, сразу чувствуешь: здесь трудятся творческие личности. Наряженный скелет сторожит один из кабинетов, на соседней двери красуется вывеска «Клуб «Диоген», на стенах – экспозиция живописных работ сотрудников. График свободный, главное – все успевать в срок. Современным аниматорам действительно нужно уметь не только рисовать, но также отлично владеть целым комплексом компьютерных программ и иметь огромный запас терпения. Но и это еще не залог успеха. «Аниматор – это артист прежде всего. Это особенность этой профессии», – рассказывает Александр Боярский.

Наклонные просветные столы для анимационного отдела студии выполнили по собственным чертежам на одной из петербургских фабрик. Кальку с большим трудом добывают на «Гознаке» и отправляют нарезать на другой завод. Но вот хрустящие листы сброшюрованы и закреплены на перфорационной линейке стола, карандаши отточены: все готово к работе. Аниматор рисует сцену грубо, как здесь говорят, «мясом». Одну кальку, вторую, третью… и вот всю сцену с нашим трехголовым героем можно заснять на лайн-тестер, просмотреть в виде секвенции и обсудить с режиссером. Правки внесены и согласованы, и кальки уже ждут следующие руки – художника-прорисовщика. Это очень хороший график с очень твердой рукой, который не обводит, а заново рисует героя. И заодно «фазует»: прорисовывает все промежуточные этапы движений героев. Он же прорабатывает детали: пуговицы, украшения, пряди волос. Готовые кальки сканируют и отправляют художникам-заливщикам, которые в специальных программах раскрашивают черно-белые эскизы в соответствии с единой палитрой, придуманной художником-постановщиком. Именно благодаря столь тщательной и кропотливой ручной работе все персонажи мультфильмов «Мельницы» получаются характерными и «живыми». Параллельно с героями рисуются фоны, но уже сразу на компьютере.

И наконец, мы дошли до стадии монтажа и финального озвучания фильма. Голос Алеши Поповича и Горыныча в жизни принадлежит заслуженному артисту России Олегу Куликовичу. Свои голоса героям мультфильмов «Мельницы» подарили многие российские звезды: Олег Табаков, Лия Ахеджакова, Михаил и Елизавета Боярские, Сергей Безруков, Федор Бондарчук, Иван Охлобыстин и другие. Кроме диалогов нужно записать и так называемые фоли – синхронные шумы. Звуковое ателье и само рабочее место специалиста шумового озвучания напоминает комнату гоголевского Плюшкина: коллекция самых разных предметов здесь предназначена для шуршания, звона и журчания. А парой старых ботинок можно протопать по песку, гравию или сухой траве. Конечно, все эти звуки можно подобрать и в специальных базах, да и музыку записать электронную, но ничто не сравнится с живым звуком и игрой настоящего оркестра. Финал работы со звуком – перезапись и микширование всех дорожек, которых бывает до 300, в итоговые шесть по стандартам Dolby Digital.

Работа над трехмерными анимационными фильмами и сериалами ведется сразу на компьютерах. Когда мультгерои придуманы, для каждого создается объемная модель. Сначала бесцветная, но затем художники по текстурам ее раскрашивает, имитируя разные материалы: кожу, мех, вельвет, шелк и т.д. Проводится риггинг – создание внутри трехмерной модели героя виртуального «скелета», а также задание механизмов для его движений. А дальше – собственно анимация, создание фонов и выстраивание сцен, работа с освещением и звуком. Этой осенью «Мельница» выпустит в кинопрокат свой первый полнометражный 3D-фильм «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», а герои сериалов «Лунтик» и «Барбоскины» получили третье измерение с самого начала. «Технологии производства фильмов и в России, и за рубежом примерно одни и те же: нарисовал – получил. Нет, конечно, все пытаются внести какие-то усовершенствования, у каждого есть свои тонкости и секреты. Но они не глобальные», – поясняет Александр Боярский.

Технологический прорыв в анимации пришелся как раз на конец 1990-х – начало 2000-х годов, когда киноиндустрия в России переживала тяжелые времена. Американские киностудии уровня Disney сегодня ушли далеко вперед, здесь пишут ПО силами сотен программистов, неустанно его оптимизируют, иногда что-то продают, но «жизненно важные» программы держат в секрете. Каждый фильм проходит через сотни рук, прежде чем его увидят зрители. Сегодня на студии работают около 350 человек плюс специально приглашаемые специалисты.

Собственное здание на проспекте Большевиков «Мельница» построила к своему 15-летию. А начиналась история одной из самых успешных российских анимационных компаний с легендарного «Леннаучфильма» в 1999 году. От первого адреса на Мельничной улице и оттолкнулись, придумывая название. Тогда Александр Боярский и Валентин Васенков занимались здесь созданием музыки к фильмам и познакомились с сотрудником цеха анимации и будущим художественным руководителем «Мельницы» Константином Бронзитом. После первых опытов в анимационном кино Александр Боярский вместе с товарищем Сергеем Сельяновым официально зарегистрировали студию (на паритетных началах 50/50), собрали команду и начали работу над четырехсерийным мультфильмом «Приключения в Изумрудном городе» по заказу НТВ. Затем был первый полнометражный фильм – «Карлик Нос» (2003 год) по одноименной сказке Вильгельма Гауфа, который собрал в прокате 700 тыс. долларов, что для российского кинорынка стало своеобразным рекордом. Однажды Сергей Боярский получил письмо от студента из Днепропетровска Максима Свешникова с отрывком сценария о приключениях богатыря Алеши Поповича, в современной интерпретации. Идея и фольклорная тема пришлась по душе. Так и началась история самой успешной отечественной анимационной киносаги. И пусть сборы первого фильма «Алеша Попович и Тугарин Змей» (2004 год) не превысили производственный бюджет в 2 млн долларов, но внимание зрителя и хорошую оценку коллег лента получила. Вышедшее в 2006 году продолжение «Добрыня Никитич и Змей Горыныч» также не окупилось в прокате. Но третий мультфильм «Илья Муромец и Соловей Разбойник» (2007 год) собрал уже 10 млн долларов при бюджете в 3,5 млн – пришел долгожданный успех.

«О марже бизнеса в киноиндустрии говорить сложно, практически каждый фильм уникален. Свой бюджет на производство и рекламу, свой успех у зрителя, своя международная составляющая, – говорит совладелец студии «Мельница» Сергей Сельянов. – Это рискованный бизнес, и даже американские кинематографисты, самые главные кинематографисты планеты, тоже часто ошибаются». В случае с «богатырскими» фильмами звезды сложились удачно: четвертая, пятая и шестая ленты «прокатились» на успехе первой тройки (2010, 2012 и 2015 годы, бокс-офис соответственно 19, 31,5 и 19,3 млн долларов при бюджете 3-3,5 млн). В конце 2011 года «Мельница» закончила работу над еще одним сказочным проектом: фильм «Иван Царевич и Серый Волк» вышел на большой экран 29 декабря и стал на тот момент самым кассовым проектом российской анимации, собрав за период проката около 30 млн долларов. В январе 2016-го состоялась премьера уже третьей части этой киноистории.

Вся анимация укрупненно делится на три главных блока. Первый – полнометражные фильмы. Как бизнес эта ниша развивается по тем же законам, что и игровое кино, конкурируя с ним за внимание зрителей. Основной доход приносит кинотеатральная дистрибуция. Оценить доход анимационной студии от фильма можно примерно так: половина средств от продаж билетов остается у кинотеатров, около 10% – у прокатных компаний. Также надо вычесть расходы на продвижение и рекламу: в среднем рекламные бюджеты российских картин, предназначенных для широкого зрителя, находятся в диапазоне 70-150 млн рублей. Размер производственных затрат зависит от того, двухмерным или трехмерным будет фильм, но в среднем придется потратить 150-300 млн рублей. Если мировой прокат тоже в планах, то бюджет еще возрастет. «Если вы ориентируетесь на экспорт, то к англоязычному озвучанию важно привлечь актеров-звезд мирового уровня, плюс взять дополнительные услуги у зарубежных коллег, например, связанные с постпродакшеном. Эти позиции могут стоить и 500 тыс. долларов, и 1 млн, и больше», – оценивает Сергей Сельянов.

Второй блок анимации – это мультсериалы, монетизация которых происходит по другим законам. Здесь основной источник заработка – не доходы от продажи прав на показ на телевидении. Попасть на телеэкраны важно только с точки зрения рекламы, а сами отчисления обычно невелики. Главное для сериальных проектов – мерчендайзинг и лицензирование, то есть продажа прав на производство товаров под созданным брендом. «Деньги зарабатывают не сами студии, как производственные компании, а продюсерские центры и лицензионные компании при них. Тенденции здесь такие же, как в целом на рынке детских товаров: несмотря ни на какие кризисы, семьи на детях экономят в последнюю очередь, и прирост рынка по-прежнему ежегодно составляет около 10%», – говорит исполнительный директор Ассоциации анимационного кино Ирина Мастусова.

Третий блок анимации – это авторское кино, которое живет исключительно благодаря государственному финансированию и поддержке студиями «своих» авторов. Для «Мельницы» таким автором выступает режиссер с мировым именем, член Российской, Французской и Американской киноакадемий, обладатель несчетного числа международных наград Константин Бронзит. Авторское кино – это и вопрос престижа страны в мире. Здесь у России позиции сегодня сильные.

Пока каждый мультсериал событие

 021_1.jpg
Борис Машковцев, директор студии «Аэроплан», доцент ВГИК:

– Сейчас мы работаем над полнометражным фильмом, развивающим успех мультсериала «Фиксики». На мой взгляд, российская анимация может успешно экспортироваться, так как по сравнению с игровым кино она более абстрактна. Дети больше открыты новому, мир анимации меньше связан с реальностью, менее политизирован и более интернационален. Однако, чтобы конкурировать на международном рынке, нужно производить сериалы целыми сезонами по 52 серии, иначе проект просто растворяется в общем мировом рынке. Но пока у нас каждый мультсериал – это событие, и на такие объемы в России мало кто вышел.

Российская анимация успешно экспортируется

 021_2.jpg
Юрий Москвин, продюсер компании Wizart:

– Конкурировать с американскими гигантами Disney, Pixar, DreamWorks изначально сложно любой независимой студии мира. Речь не только о финансировании производства, но и о каналах дистрибуции. В Wizart мы не только производим, но и продаем анимационные фильмы и сериалы (свои и не только), занимаемся лицензированием. Права двух фильмов Wizart «Снежная Королева» проданы на 130 территорий, кассовые сборы превысили 30 млн долларов. Рентабельность растет – релиз второй «Снежной Королевы» всюду превзошел результаты первого фильма, прирост от 30% в Польше до 100% в Прибалтике и 250% в Южной Корее. Мы стали первым российским анимационным фильмом, вышедшим в Китае, Южной Африке, Боливии. Также мы продаем франшизу, что позволяет партнерам заработать не только на кинопрокате, но и на мерчендайзинге. Российские фильмы и сериалы уже становятся успешной экспортной продукцией. Важно предложить универсальную историю. Самый лучший товар в мире анимации – это юмор.

У партнеров

    Реклама