Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Мир

Оправдание Моисея

2016

На континентальном шельфе Израиля открыты гигантские месторождения природного газа, освоение которых превратит страну в крупнейшего экспортера углеводородного сырья на Ближнем Востоке.

Уже сегодня важно оптимизировать маршруты его экспорта. Вы знаете, почему евреи не любят Моисея? Потому, что он 40 лет водил детей Израилевых по пустыне и нашел единственное место на Ближнем Востоке, где нет нефти», – эту шутку израильтяне повторяли несколько десятилетий, пока тамошние геологи и нефтяники безуспешно иска- ли углеводороды в недрах страны, окруженной крупнейшими поставщиками нефти и газа на мировой рынок.

За последнее десятилетие представление об Израиле как об обделенном энергетическими ресурсами государстве кануло в Лету. Открытые на средиземноморском шельфе гигантские газовые месторождения способны превратить государство из импортера в экспортера и сделать серьезным энергетическим игроком на Ближнем Востоке.

Воздаяние за упорство

Попытки найти нефть и газ предпринимались еще во время британского мандата на управление территориями и продолжились после создания независимого государства. Залежи углеводородов искали как частные компании, так и созданные властями Геофизический институт, занимающийся сейсмическими исследованиями, и Государственная геологическая служба. В 1952 году еще не найденное сырье Кнессет объявил государственной собственностью, приняв «Закон о нефти», независимо от того, где будет найдена нефть – на общественных или частных землях.

Израиль был вынужден импортировать всю нефть и газ, при этом высокоразвитые промышленность, сельское хозяйство и потребительский сектор страны требовали все большего количества энергоресурсов. Природный газ страна получала из Египта через газопровод Ариш – Ашкелон, а с 2013 года часть импортных поставок осуществляется в виде сжиженного природного газа (СПГ) на терминале в Ашдоде.

Новая эпоха в энергетической истории страны началась в 1999 году, когда компания Tethys Sea обнаружила на побережье города Ашкелона первое значительное газовое месторождение – «Ноа». А открытие месторождения «Мэри-Б», резервы которого составляли 45 млрд кубометров, положили начало коммерческой добыче газа. Она началась в 2004 году, и Израиль смог обеспечить примерно 40% собственных потребностей (сегодня страна потребляет около 6,5 млрд кубометров газа ежегодно). Однако к 2012 году добыча резко упала, поскольку резервы месторождения истощились. А нефть, уровень потребления которой составляет 300 тыс барр/сут, или около 14,9 млн тонн в год, пока по-прежнему практически вся импортируется.

Кладокопателей наперечет

После первых открытий поиск новых месторождений значительно активизировался. Газовый рынок Израиля привлек крупных местных и иностранных игроков, которые с помощью современных технологий интенсифицировали сейсмическую разведку на средиземноморском шельфе.

В начале 2009 года американская компания Noble Energy, а также израильские Delek Drillings, Avner, Israemco и Dor открыли крупное месторождение «Тамар», находящееся в 90 км от побережья Хайфы. Резервы месторождения составляют около 240 млрд кубометров, этого достаточно для прекращения импорта и удовлетворения собственного спроса Израиля на долгие годы. Noble Energy и Delek Group получили лицензию на разработку и с 2013 года ведут на «Тамаре» добычу газа.

Летом 2010 года Delek Drillings, Avner и Ratzio объявили о еще одном открытии. Резервы месторождения с библейским именем «Левиафан» оказались в два раза выше, чем у «Тамара», что сделало его крупнейшим офшорным ареалом на Ближнем Востоке. Лицензию н разработку «Левиафана» получили те же Noble Energy и Delek Group, что вызвало возражение израильских антимонопольных органов. Знатоки газового рынка объяснили «Эксперту Северо-Запад» слабую активность других известных нефтяных компаний политическими и экономическими причинами.

«Найти инвесторов, которые готовы вложить большие деньги в добычные проекты, непросто. Им нужна стабильность, поддержка государства и гарантированная защита инвестиций. Поэтому наличие двух компаний в тех политических условиях, в которых на- ходится Израиль, – это уже достижение. Более того, многие нефтяные компании имеют тесные связи с арабским миром, что мешает им усиливать свои позиции в Израиле, который находится в конфронтации с арабским миром», – считает президент и генеральный директор израильской компании Modcon Systems Грегори Шахновский.

Известный израильский эксперт Яаков Цалель придерживается иного мнения: «Было несколько других компаний, но до последнего времени никто из них не преуспел в поиске новых месторождений». Так или иначе, но ограниченное число бизнес-структур, которые осваивают израильские месторождения, замедляет превращение страны в крупного поставщика энергоресурсов на внешние рынки. Освоение «Левиафана» должно было начаться в этом году, но проект постоянно тормозится.

Кабинету Биньямина Нетаньяху удалось преодолеть сопротивление антимонопольных органов, но правительственные договоренности с Noble Energy и Delek в отношении разработки «Левиафана» в конце марта этого года торпедировал Верховный суд.

Судьи не согласились с тем, что владельцам лицензии – американской компании Noble Energy и их израильскому партнеру Delek были предоставлены исключительные права. Нетаньяху назвал решение Верховного суда «серьезной угрозой» развитию газовых резервов страны. «Мы должны найти пути минимизации значительного ущерба, который нанесен экономике Израиля из-за судебного вердикта», – цитирует главу правительства Bloomberg.

Шанс для российских мейджоров

Верховный суд обязал правительство разработать новый регламент разработки месторождений и отвел на выполнение решения один год. «Не думаю, что решение Верховного суда может как-то изменить ситуацию, хотя это, конечно, приведет к общей задержке проекта», – комментирует Шахновский. Цалель, со своей стороны, считает, что правительству и держателям лицензии придется «потесниться» и привлечь в «Левиафан» партнеров со стороны: «На самом деле договоренности с Noble и Delek в целом не отвергаются и оставляют компаниям пространство для маневра. Чтобы развивать месторождение, они должны пойти на некоторые уступки». Некоторые израильские эксперты считают, что существенную долю в «Левиафане» может получить российский «Газпром».

В октябре прошлого года, то есть еще до решения Верховного суда, многоопытный внешнеполитический комментатор Эхуд Яари в интервью австралийскому изданию The Australian заявил о том, что Нетаньяху может рассматривать «Газпром» в качестве потенциального разработчика «Левиафана». Дело в том, что в 2014 году австралийская нефтяная компания Woodside вышла из проекта «Тамар», притом что двумя годами раньше израильтяне предпочли взять в партнеры австралийцев вместо российской компании. «Все сожалеют о выходе Woodside, но шансы «Газпрома» в «Левиафане» повысились», – уверял Яари. Он даже утверждал, что вопрос об участии «Газпрома» в «Левиафане» поднял Владимир Путин при встрече с Биньямином Нетаньяху. Грегори Шахновский не исключает, что в будущем израильским шельфом заинтересуются также «Роснефть» и «Лукойл».

Не только топливо

Если российские компании пока только собираются прийти в Израиль, то израильские технологические достижения уже активно используются в отечественной нефтянке. «За последние годы нашей компанией был выполнен ряд проектов в «Роснефти», «Лукойле», «Татнефти», «РуссНефти», «Славнефти» и многих других. В частности, были поставлены и запущены системы анализа качества технологических потоков ЭЛОУ-АВТ (первичная переработка нефти – ЭСЗ), реформинга, каталитического крекинга, изомеризации, сточных вод и других процессов нефтепереработки. Разработанная нами технология «удаленного анализа» позволяет одновременно следить за качеством нескольких технологических потоков, при этом датчики установлены на расстоянии до 3 км от самого анализатора, а связь осуществляется с помощью оптического волокна», – поясняет Шахновский. Modcon Systems – далеко не единственная успешно работающая на российском рынке израильская компания, их счет идет на десятки. Поскольку Израиль против России никаких санкций не вводил, шансы на замещение израильтянами американцев и западноевропейцев значительно выросли.

А дома израильтянам придется решить еще одну сложнейшую проблему – какими путями отправлять газ на экспорт. Это не столько проблема логистики, сколько политический ребус, в котором присутствуют интересы многих стран, даже тех, которые находятся вдали от Ближнего Востока. «Израиль станет независимым от внешних поставок и превратится в экспортера либо в случае развития «Левиафана», либо за счет строительства второй нитки газопровода от «Тамара» на сушу», – объясняет Яаков Цалель. Сегодня Израиль связан трансграничным газопроводом только с Египтом. Обе страны договорились об использовании системы Ариш – Ашкелон в реверсном режиме, предварительное соглашение подписано также с Иорданией, но главные перспективы Израиль связывает с газовым рынком Европы.

Дотянуться до Европы можно через строительство газопроводов в Турцию или Грецию, но и Цалель, и Шахновский считают производство СПГ более перспективным направлением. Тем более что Турция, судя по сообщениям израильских СМИ, настаивает на увязке сотрудничества в газовой сфере с чувствительными для Израиля вопросами палестинской автономии. Шахновский считает, что производить СПГ можно и в самом Израиле (для этого потребуется строительство завода), и на зарубежных мощностях.

Министр энергетики США Эрнст Мониз накануне недавнего визита в Израиль заявил агентству Bloomberg, что израильское правительство в скором времени решит юридические проблемы «Левиафана» и начнет экспорт газа с месторождения. По мнению американского министра, эти поставки помогут «диверсифицировать поставки из России в Европу» и тем самым укрепить энергетическую безопасность ЕС.

Но наибольшую прибыль от переработки газа принесут инвестиции в газо-химическую промышленность, считает Грегори Шахновский: «Имеющийся в Израиле научно-технический потенциал окажется максимально полезным именно при этом сценарии развития. Из газа можно производить этилен, метанол, полипропилен, полиэтилен и другие востребованные продукты. Для развития этого направления компания GSA-EPC строит завод по производству аммиака на юге Израиля, а Modcon Systems выступает как субподрядчик, отвечающий за поточный анализ, экологический мониторинг и автоматизацию производства».

Путь израильских геологов к открытию газовых месторождений занял больше 40 лет. Зато они еще раз доказали скептикам, что Моисей не ошибся с выбором.

Санкт-Петербург

«Эксперт Северо-Запад» №19-22 (731)



    Реклама

    Выставка upakovka расширяет влияние

    Все новые решения для упаковочной отрасли на одной выставочной площадке в Москве 23–26 января 2018 года.


    Реклама