Экономика


Ушить серый пояс

2016

Грядущей осенью у города появится девять стратегий развития 4 тыс. га промзон в районе Обводного канала. Комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга заложил первый камень в проект реновации серого пояса. Архитекторы пока называют его утопией

Новые градостроители были отобраны в КГА по стандартной практике проведения архитектурных конкурсов – на основании оценки портфолио участников. В короткий лист включили девять архитектурных студий из 21 претендента – из Санкт-Петербурга, Москвы, Берлина, Осло и Хельсинки. Среди них и разыграли три территории у Обводного канала – «Екатерингоф», «Волковскую» и «Французский ковш». 

Великолепная тройка

«Екатерингоф» – западная часть серого пояса – волей случая оказалась в руках исключительно московских команд: «Рождественка», ТПО «Резерв» и «Яузапроект». Эта зона проходит по реке Екатерингофке, на другом берегу которой расположен Гутуевский остров с администрацией морского порта. Здесь находится ткацкое предприятие ОАО «Советская звезда» и здание Екатерингофской бумагопрядильной мануфактуры барона Штиглица, где сейчас расположен электромеханический завод «Равенство». 

Генеральный директор архитектурного бюро «Земцов, Кондиайн и Партнеры» Юрий Земцов назвал эту зону «самым лакомым кусочком». По его словам, интерес к этой территории обусловлен тем, что на ее часть распространяется режим использования земель в зонах охраны культурного наследия. Здесь в 1934 году по проекту архитектора Константина Тупуридзе был построен один из самых значительных жилых комплексов ленинградского конструктивизма – комплекс домов для работников «Красного треугольника».

Памятники конструктивизма соседствуют и рядом с восточной границей, которая проходит по площади Стачек – ДК им. Горького, одно из старейших торговых предприятий города Кировский универмаг, бывшая раньше по соседству с ним в Доме кооперации знаменитая фабрика-кухня, а также первые дома для рабочих на Тракторной улице. С юга граница «Екатерингофа» проходит по улице Калинина, а далее – по Промышленной улице.

Созданием проекта реконструкции «Волковской» – второй зоны серого пояса, расположенной вдоль восточной стороны Лиговского проспекта, займутся петербургская «Студия 44», финская компания Helin & Co и голландская Maccreanor Lavington Architects с офисом в Петербурге. Эта территория проходит от Барклаевской улицы до полосы отвода железной дороги Витебского направления. На западе она граничит с железной дорогой по Боровой улице до Расстанной, сохранившей планировку, присущую историческому центру. Восточная граница идет по Камчатской, отделяющей территорию от Волковского кладбища, и до продолжения Барклаевской улицы. Здесь расположены «Лиговские бани», корпус бывшего Второго колбасного завода и железнодорожный путепровод через Лиговский проспект.

Концепцию редевелопмента третьей «серой» территории – так называемого «Французского ковша» представит консорциум трех архитектурных мастерских – SPEECH (Москва), «Евгений Герасимов и партнеры» (СПб) и nps tchoban voss (Берлин, Гамбург), а также петербургское бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры» и архитекторы из Осло Transborder Studio. «Французский ковш» – это тупиковый канал на южном берегу Обводного канала, созданный в 1840-х годах для стоянки судов, он отходит от канала напротив Александро-Невской лавры, а затем поворачивает на запад вдоль Глиняной улицы. Эта территория практически лишена зеленых насаждений, современные постройки соседствуют с заброшенными зданиями, построенными в архитектурных стилях разных эпох. В «ковше» находятся административный комплекс и элеватор мукомольного комбината «Невская мельница», который является одновременно объектом культурного наследия и действующим предприятием. Здесь же расположены бывший НИИ ракетных войск и артиллерии, строящийся бизнес-центр «Мельник» и фабрика игрушек.

«Эта территория серого пояса могла бы стать площадкой для развития будущей экономики, которую составляют молодые предприниматели и молодой бизнес, он продолжает расти», – говорит основатель норвежского бюро Transborder Studio Эйстейн Рё. Норвежцы уже работали над проектом преобразования промзоны в Осло – центрального квартала Lanbrukskvartalet площадью 60 тыс. кв. м и теперь возьмутся за реновацию «Французского ковша».

Однако в случае застройки малознакомой для них промышленной зоны ключевым остается вопрос о применимости зарубежного опыта в условиях петербургской урбанистической среды. «Конечно, мы являемся сторонними наблюдателями и попали в новую для нас среду, – соглашается Эйстен Рё. – Но, надеюсь, нам удастся предоставить новое видение ситуации. Для этого придется провести масштабное исследование, изучить бэкграунд этой территории. Мы были в России и раньше – работали в городах норвежско-российского арктического пограничья». 

Низкобюджетный старт

Жеребьевка пилотных территорий вызвала у архитекторов немало вопросов. Основной – смогут ли они действительно повлиять на развитие этих зон, или их проекты останутся идеями на бумаге. Эта возможность оказалась для некоторых архитекторов единственным мотивирующим к участию интересом, когда прояснился вопрос о вознаграждении: общий фонд конкурса составляет 4,5 млн рублей, каждый участник за время работы, то есть примерно за три месяца, получит компенсацию в размере 500 тыс. рублей. По словам директора петербургского офиса студии MLA+ Яны Голубевой, это 10-15% от затрат компании на ведение одного проекта.

Впрочем, как утверждают петербургские архитекторы, подобные конкурсы никогда не предполагают серьезных гонораров. «Вознаграждение неоскорбительное. В конкурсных проектах участники всегда тратят больше», – утверждает генеральный директор бюро «Герасимов и партнеры» Евгений Герасимов.

Постпетровские реформы

«Действительно, главный интерес – это шанс на что-то повлиять, – говорит основатель московского бюро «Яузапроект» Илья Заливухин. – Во всем мире есть организации, в которые входят и частные лица, и девелоперы, и администрация, – например, бюро Большого Парижа или Большого Амстердама. Они развивают города. А у нас обычно первое, второе лицо принимает решение, а дальше все должны это обслуживать. По результатам этого конкурса правильно было бы создать подобное бюро Большого Санкт-Петербурга, которое будет учитывать интересы агломераций и работать как менеджер – распределять работу между разными градостроителями. Одно бюро априори не может этого сделать. Участвовать должны все – город вместе с владельцами земли, специалистами и жителями. Это глобальная задача – территория больна, происходит стагнация, люди проскакивают мимо нее. Тут должен появиться второй Петр Первый».

Однако в КГА попросили участников не рассчитывать на то, что именно их проекты будут реализованы. После 30 сентября – на эту дату организаторы назначили презентацию проектов – начнется лишь анализ той работы, которую проделали девять участников. В ведомстве заявили, что говорить о старте реконструкции пока бессмысленно: «Мы надеемся, что этот конкурс просто поможет осмыслению развития территории».

Интерес архитекторов обусловлен еще и тем, что территория является перспективной для урбанистического развития Петербурга и для самих девелоперов: во-первых, обозначенная зона промышленной застройки занимает внушительную территорию – 4 тыс. га (площадь каждой пилотной территории составляет примерно 100 га), во-вторых, она граничит с историческим центром города, в-третьих, является транзитной – между центральным и спальными районами. «Это самая благодатная фактура для проведения конкурса и с точки зрения среды, и предложений планировочных решений», – считает главный градостроитель ГКУ «Научно-исследовательский и проектный центр Генплана СПб» Юрий Бакей.

Право на пояс

Другим тревожным вопросом для архитекторов оказалась проблема собственности объектов на территории серого пояса, а именно, прописаны ли они в технических заданиях для архитекторов. Консультант председателя КГА по вопросам градостроительной политики Анна Катханова отметила, что на данный момент организаторы не взаимодействовали с собственниками: «На этом этапе проект не касается ничьих прав, и у этих пилотных территорий нет федеральных интересов и чего-то такого, что считается абсолютно неприкосновенным».

Такой подход к реконцепции серого пояса усилил беспокойство участников конкурса, высказанное до начала жеребьевки, по поводу того, что через три месяца, когда проекты будут презентованы, «все это могут положить в урну и дальше строить спальные районы». «Непонятно, как границы территорий соотносятся со структурой собственности, – замечает Евгений Герасимов. – То есть нам следует думать, что это государева земля». В КГА поясняют: «В России пока по закону существует возможность изъятия земель под инфраструктурные проекты».

Однако в то же время в комитете настаивают на важности этого конкурса – он действительно является началом большого проекта по реновации одной из городских промзон. «Реконструкция серого пояса – приоритетная задача для Петербурга с точки зрения перспектив его развития и сохранения, воссоздания и преобразования архитектурного облика города», – уточнил председатель КГА, главный архитектор СПб Владимир Григорьев.

По словам Анны Катхановой, по всем трем территориям пройдет широтная магистраль вдоль железной дороги: «Она будет строиться так же, как и все крупные транспортные проекты, например, КАД. И, видимо, будет иметь такое же значение для города». Пока же отсутствие рокады является одной из главных транспортных проблем серого пояса.

До 30 сентября архитекторам предстоит решить в том числе и ее, создав стратегию пространственного и функционального развития для всей южной части серого пояса, наметив варианты новых центров районного и городского значения, а также детально разработать выпавшую им территорию, показать, как может начаться процесс преобразования промзон в полноценно функционирующие городские территории.

«Перед нами стоит задача создать проект территории с функциональной насыщенностью, абстрагировавшись от сегодняшней структуры собственности, законодательства. Придумать утопию. Но без мечты не бывает будущего», – комментирует конкурсные задачи Евгений Герасимов.

Санкт-Петербург

Минное поле конфликтов интересов

 

Хорошие градостроительные планы по реновации и эффективному коммерческому использованию территорий и объектов серого пояса зачастую не удается реализовать из-за бюрократии и не всегда адекватного подхода к решению этого вопроса местными чиновниками. К примеру, у холдинга «Адамант» есть хороший опыт по сохранению, реставрации и при этом приданию нового содержания бывшему Варшавскому вокзалу, расположенному, кстати, как раз в зоне Обводного канала. Теперь это востребованное и комфортное пространство.

Однако другие девелоперы, пытаясь развивать соседние с вокзалом участки, столкнулись с проблемой. Например, в свое время ООО «Развитие» приобрело объект – бывший товарный пакгауз Варшавского вокзала (наб. Обводного канала, дом 118, корпус 5, литера Г5), который оказался с «историей». В 2003 году он был внесен в Единый государственный реестр памятников (ЕГРП) как выявленный объект культурного наследия. Однако в 2007 году историко-культурная экспертиза зафиксировала его плохое техническое состояние и рекомендовала к исключению из списка, что и было сделано приказом КГИОП. Затем в 2013 году аварийное здание снесли. Однако почему-то в 2014 году КГИОП издает распоряжение о включении объекта (который уже не существует) в список культурного наследия. Нонсенс! Приходится идти в арбитражный суд, и он, конечно, признает распоряжение КГИОП от 13.05.2014 № 10-216 недействительным в трех инстанциях. Но и КГИОП, и, как ни странно, КГА это решение игнорирует, проводит публичные слушания по проекту планировки этой территории и в итоге утверждает проект, в котором на участке указан объект культурного наследия – товарный пакгауз. А это означает, что строить там ничего нового нельзя, раз там этот виртуальный пакгауз. Вот так игнорируется решение суда и тормозится развитие территории. Но особенно странно то, что стоящие по соседству аналогичные пакгаузы в эту зону (разработанную по заказу застройщика этого участка холдинга «Эталон-ЛенСпецСМУ») не попали и были снесены без каких-либо последствий.

Справка:

Южная промышленная зона формировалась вдоль Обводного канала как своеобразной границы города, выполнявшей таможенную и защитную функции. Строительство промышленных предприятий – заводов, фабрик и складов – на берегах канала началось в середине XIX века.

После 1917 года они стали обрастать пристройками и превращаться в целые закрытые города. Все это строительство происходило без вмешательства архитекторов, поэтому разрушало единство исторического архитектурного ансамбля. В начале 2000-х банкротство предприятий вынудило их продавать свои площади. Выкупившие эти участки девелоперы переводят их в жилой фонд. В результате территория, насыщенная рабочими местами, оказывается в запустении, становится так называемой паузой между центром города и спальными районами. 

«Эксперт Северо-Запад» №27-28 (734)



    Реклама

    Качество научных исследований как фактор продвижения университетов на мировой арене

    Аналитический центр «Эксперт» начал подготовку второго Рейтинга факультетов. Уникальность рейтинга состоит в том, что объектом ранжирования стали позиции российских вузов в узких предметных областях




    Реклама