Центр потребительского притяжения

Среда обитания
Москва, 17.05.2007
«Русский репортер» №1 (1)
Екатеринбург развивается в лучших традициях современного западного города, соединив европейский центр с азиатскими нефтедобывающими регионами.

Дама средних лет в хорошем пальто от Max Mara со строгим портфелем и внешностью управляющего банком долго примеряется к экстремальной белой сумке alenaakhmadulina из летней коллекции. В Москве подобный мезальянс выглядел бы дико – все-таки русский дизайн не выбирают успешные и в массе своей консервативные банковские работники. Москва избалована потреблением: москвичи чаще остальных меняют мобильные телефоны, машины, одежду, работу и жен. Ярче всего эта консьюмеристкая избыточность проявляется именно в одежде. Москвичи почти вслепую доверяют продавцам и консультантам: людям просто лень тратить свою эмоциональную энергию на выбор одежды. В Москве эксперименты в одежде приветствуются только среди студентов – «продвинутые» и «обеспеченные слои населения» хотят выглядеть просто и лаконично, быть одетыми в тенденции, без лишних претензий на хороший вкус.

  Фото: Олег Никишин / EPSILON
Фото: Олег Никишин / EPSILON

В центре Урала понимаешь, что  люди относятся к себе гораздо проще, а к своему виду – значительно смелее. В Екатеринбурге им интересно ходить по магазинам – покупатели с удовольствием рассматривают новые коллекции, перебирая в голове уже имеющийся гардероб, мысленно составляю новые комплекты. По сравнению с Москвой, где все уже «наелись» именитыми дизайнерами, раскрученными и нераскрученными марками, подобная тяга к экспериментам и искренний интерес к собственному облику вдохновляет: такое ощущение, что Екатеринбург населен исключительно продвинутыми и разумными потребителями, которые знают за чем идут в магазин модной одежды заранее.

- Шеф, а что разметку на дорогах у вас не делают?

- Так, не в Европе, чай. До ближайшей разметки 50 верст.

Гордость за пограничное положение Екатеринбурга между Европой и Азией проявляется на всех уровнях: чиновники всех мастей подчеркивают это в официальных речах, таксисты про это шутят, а молодожены ездят на поклон к пограничной стелле, где выпивают обязательную бутылку шампанского.

  Фото: Олег Никишин / EPSILON
Фото: Олег Никишин / EPSILON

В Екатеринбурге есть все, чего не хватает в Москве – доброжелательные люди, продуктовые магазины шаговой доступности, разумное городское устройство, а большинство женщин ходят на каблуках несмотря на устрашающее состояние асфальта. Жители жалуются на пыль и грязь, гордятся самым большим в Европе аквапарком и принципиально не собираются переименовывать революционные названия улиц, что дает приезжим массу поводов для шуток про «Университет имени  Максима Горького на проспекте Владимира Ленина напротив памятнику Якова Свердлова». Правда, нет четко выраженного исторического центра, что мешает выявить однозначный центр города, чтобы сформировать там «элитный район» с самыми-самыми магазинами, ресторанами, домами с пентхаусами.

Иностранцы отмечают скорость изменения лица российских городов - еще вчера одни советские хрущовки и «Детский мир» в качестве главной достопримечательности, а сегодня и Пассажи, и моллы и огромные торговые центры, поделенные на небольшие магазинчики, торгующие дизайнерской одеждой.

  Фото: Олег Никишин / EPSILON
Фото: Олег Никишин / EPSILON

Екатеринбург сумел стать центром притяжения капитала со всей Сибири. В городе развивается частная медицина с оборудованием не хуже, чем в ведущих европейских клиниках, работает единственное в Восточной Европе Emporio Armani Cafe (Москва такой чести до сих пор не удостоилась). Екатеринбург – первый перевалочный пункт крупных финансовых масс на пути к Москве, поэтому местные предприниматели делают все для того, чтобы большая часть этой денежной массы осела именно в их городе.  Поэтому потребительский сектор развивается с явным опережением вкусов и запросов публики, тогда как в столице ему приходится вечно гнаться за стремительно уходящим на запад клиентом. Еще пять лет назад в Екатеринбурге было всего два магазина с дизайнерской оеждой. Сегодня их число переваливает за два десятка. Помимо Покровского пассажа, где представлены первые линии ведущих модных марок, есть Corteo Fashion Mall (аналог московского ЦУМа) со вторыми линиями, еще пяток центров, где продается все, что душе угодно от Pucci до Westwood и мульбрендовые бутики, ассортимент которых сравним со столичным. Удивительным оказалось встретить в бутике JF марку Biba – в Москве она появилась всего год назад в продвинутом «Подиуме» и, несмотря на всю свою прекрасную репутацию, полностью ушла в сток. В Екатеринбурге Biba продается.

Хотя байеры местных мультибрендов явно клевещут на своего покупателя, называя его консервативным, - на улицах полно модно и интересно одетых людей, а судя по успеху одежды российских дизайнеров, к экспериментам люди вполне готовы.

  Фото: Олег Никишин / EPSILON
Фото: Олег Никишин / EPSILON

За углом дома  в конце проспекта Ленина есть бутик «Funny Каплан». Торгует только русскими дизайнерами, причем, весьма разношерстным набором – от Алены Ахмадуллиной, которую в Москве решаются продавать буквально два магазина, до Дарьи Разумихиной и Константина Гайдая. Для полуторамиллионика, где дорогую дизайнерскую одежду могут себе позволить три-пять тысяч человек, с точки зрения бизнеса, ориентироваться только на русских дизайнеров –  не смелость, а безрассудство. Это в Москве решающим пунктом в пользу выдачи кредита молодому предпринимателю может стать пункт в бизнес-плане, что при 11 миллионах населения города, ему нужно для окупаемости всего 0, 2 процента от этой цифры в качестве клиентов. В меньших городах и артиллерия должна быть более прицельной. Носить одежду русских дизайнеров могут только очень мужественные люди – она разительно отличается от всего, что делают итальянцы, англичане французы и даже бельгийцы. Между тем в Екатеринбурге спрос на русских дизайнеров есть: за время моего двухчасового пребывания в «Funny Каплан» магазин ни минуты не стоял пустым, что было бы его нормальным состоянием в Москве. «Купить платье Prada много ума не надо, нужны только деньги, - раскрывает секрет русских дизайнеров Даниил Ерохин, байер «Funny Каплан». – Но нельзя весь свой шкаф забить только Prada, при всем моем уважении к этой марке. Какой посыл несет в себе одежда итальянских марок? «Я успешна, я знакома с тенденциями». Русские дизайнеры это гораздо более мощный месседж для окружающих: «Я успешна, я знакома с тенденциями и уже устала от них, я – прогрессивна, я знаю больше, чем рассказывают глянцевые журналы». И когда через пять лет Алену Ахмадуллину будет знать каждый второй на улице, наша клиентка сможет сказать: «Да, это марка выросла со мной, я ее еще пять лет назад носила».

  Фото: Олег Никишин / EPSILON
Фото: Олег Никишин / EPSILON

Главными конкурентами московских дизайнеров в Екатеринбурге являются даже не итальянцы, которых все равно будут покупать, чтобы составить базовый гардероб, а местные марки. Молодежь вполне устраивает пока еще не дорогая, но очень стильная одежда застенчивого Сергея Теплова, склонная к богемным настроениям публика выбирает марку Julia Dima, витальных барышень готова с ног до головы одеть Лора Дембитская. Все перечисленные дизайнеры – екатеринбуржский мейнстрим. Москвичи на их фоне выглядят  заумным малобюджетным арт-хаусом, претендующим на «Золотую пальмовую ветвь».

Сейчас рынок одежды развивается в Екатеринбурге стремительно. Если ты не привез какую-то марку в этом сезоне, значит в следующем сезоне ее привезет кто-то другой. Русские дизайнеры до сих пор были незанятой нишей и у этой ниши есть прекрасные  шансы для развития». Пока «Funny Каплан» продает пять российских дизайнерских марок и судится с шестой за срыв поставок: необязательность одна из главных бед российских дизайнеров:  они гонятся за корпоративными заказами, зная, что изготовление формы для салона красоты принесет им живые деньги, тогда как организация показа – лишь игра на имидж, который еще неизвестно когда стрельнет.

  Фото: Олег Никишин / EPSILON
Фото: Олег Никишин / EPSILON

Екатеринбург – очевидная столица азиатской части России. Даже не из-за единственного на всю Сибирь автомобиля «Майбах», владелец которого живет в соседнем Челябинске, а из-за того, как присматриваются к этому городу ведущие западные марки. Екатеринбург – единственный город, где был открыт бутик Givenchy, в нем продавались выпущенные к Новому году лимитированным тиражом сумки за 3 тысячи евро. Остальные мастадонты модного рынка пока приглядываются к рынку и более, чем вероятно через пару лет начнут открывать свои бутики без посредников.

Конечно, Екатеринбург – промышленная столица – мужчины более консервативны, они не ищут в магазинах рваные джинсы и майки с принтами во всю спину. Разошедшиеся в столице на ура белые рубашки от Дениса Симачева с принтом «Нефть-наше все»  в Екатеринбурге висят в стоках: здесь и так это знают, для тех, кто приезжает в Екатеринбург на шоппинг, это не стебный лозунг, а правда жизни. Основной костяк клиентов дорогих  местных бутиков из Тюмени, Нижневартовска, Норильска. Екатеринбург сумел очень грамотно воспользоваться своим положением между центром и нефтяными регионами. «Рано или поздно Россия придет к децентрализации и усилению региональных центров, это неизбежно, - считает Алексей Глазырин, генеральный директор группы компаний «Ньютон», организатор Уральской недели моды. – У Екатеринбурга есть все предпосылки от исторических до экономических стать крупным сибирским центром. Уже сейчас город постепенно становится центром потребительского притяжения сибирского региона».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №1 (1) 17 мая 2007
    Эстония против памятников
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама