Лебединый комплекс

Культура
Москва, 14.06.2007
«Русский репортер» №4 (4)
Принц лежал в полутьме на громадной — в полсцены — кровати,и ему снился любимый Лебедь. Не девушка в перьях, а крепкий мускулистый парень — сильный, красивый, все понимающий. Он уже был готов кинуться Лебедю на грудь, но тут в комнату вломилась Королева-мать и Принц проснулся. Спустя 12 лет после премьеры в России был показан знаменитый скандальный спектакль

Лебединое озеро» Мэтью Боурна прогремело в середине 90-х — классический балетный спектакль Чайковского был прочитан через призму классического триллера Хичкока «Птицы». Боурн заменил девушек-Лебедей на Лебедей-мужчин, оставив в неприкосновенности главную сюжетную линию и почти всю партитуру Чайковского. Эффект получился ошеломляющим. Пресса для краткости назвала спектакль гей-манифестом поколения, и публика повалила толпами. Тогда же Британский совет хотел привезти балет в Россию, но старые отечественные спецы отказали: у нас, мол, не поймут, Лебедь-мужчина — это для нас слишком. Минуло 12 лет, скандальный привкус спектакля потихоньку растворился благодаря российским видеопиратам, растиражировавшим его цифровую запись. Оказалось, что это совсем не манифест и вообще не тот спектакль, что снят на «цифру». Он ярче, глубже, сильнее и бьет по эмоциям наотмашь.

Боурн с сарказмом разобрался с жизнью королевского дома. Торжественные церемонии с питьем шампанского и награждением гвардейцев, все эти ритуалы одеваний-приготов­лений — фон невыносимый для нормального человека, даже если он волею судеб Принц. Поэтому он как за соломинку хватается за разбитную девицу сомнительного происхождения и вводит ее в королевский дом. А когда и девица оказывается невыносимо вульгарной, Принц заливает горе в кабаке, огребает от местной матросни и идет топиться к Лебединому озеру, перед которым красуется табличка «Кормить лебедей запрещено», а рядом потрепанная тетка крошит в воду булку. Тут-то все и начинается.

  Фото: Getty Images, REX Features/Fotobank; AFP/East News
Фото: Getty Images, REX Features/Fotobank; AFP/East News

Музыка, под которую привычно видеть воздушных дев в лебедином оперении, идеально соответствует танцу мускулистых Лебедей с горящими очами. Не изнеженных балетных транссексуалов, а тех самых хичкоковских птиц, готовых убить и не дрогнуть. У них голые торсы, лохматые штаны и — дикая агрессия. Как-то сразу становится очевидным, что лебедь — птица сильная и гордая; видеть в нем непорочную женственность — явный штамп. Сложная история узнавания Принцем того самого Лебедя из грез, а потом их любви-ненависти протекает на фоне двух враждебных стихий — глупого порочного королевского двора и лебединой стаи, которая своих не отпускает. Хеппи-энда ждать не приходится, но его не было и в немецкой легенде о Людвиге Баварском, вдохновившей Чайковского.

У Боурна хватило авантюризма с размаху кинуть нежную балетную историю в булькающую «социалку», сохранив партитуру и сюжетную канву. Танец — всего лишь язык режиссера, смот­рящего ТВ-новости и умеющего оценить их абсурд. И потому спектакль балансирует на грани поп-искусства и тонкого театрального психоанализа, потому его и признали балетом номер один, благодаря которому на элитарное искусство повалил народ. Лебедь не так уж прекрасен: он является во дворец в облике мачо в кожаных штанах, наглого и неотразимого, соблазняю­щего всех направо и налево, воплощая собой брутальную мужественность, по которой скучают не только дамы и которую выхолащивает цивилизованность. Но у людей воспитанных секса нет. Семейных связей тоже нет: Королева-мать стесняется нестандартного Принца, чья нестандартность пока заключается только в нелюбви к ритуалам, и, будучи сексуально озабоченной, приписывает ему склонность к инцесту. В итоге получается всем понятная история про городского невротика, которому в утешение дается только греза — прекрасный Лебедь из сна.

Лицемерие, эдипов комплекс, инцест, кастовая закрытость — любому другому жанру не простили бы такого пристального внимания к оттоптанным темам. Но только не балету, у которого особые отношения с символами давно минувших дней. Балет по природе своей очень не любит быть актуальным. Потому так до слез смешон придуманный Боурном балет в балете: королевская семья сидит в алой с золотом ложе (привет Большому театру) на спектакле, населенном злодеями и нимфами. Монархи смот­рят эту галиматью с заученным интересом, раздражаясь на непосредственность девицы-плебейки. Это словно специально «сделано для России», где принято относиться к балету гораздо серьезнее, чем во всем остальном мире. Тем интереснее, что «Лебединому озеру» Боурна достались бешеные овации.

Как не рассыпать мусор по дороге
Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем
В ожидании вала банкротств
Банкротства девелоперов и обманутые дольщики еще не один год будут определять повестку дня рынка жилищного строительства. После запрета долевого строительства проблем станет еще больше
Очень, очень плохой банк
ЦБ собрал все токсичные активы из «Открытия», Промсвязьбанка и Бинбанка в одном месте и рассчитывает избавиться от них за пять лет. Однако качество активов таково, что их придется либо продавать буквально за бесценок, либо списывать

У партнеров

    «Русский репортер»
    №4 (4) 14 июня 2007
    По национальному признаку
    Содержание:
    Степняки и горцы

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Как не рассыпать мусор по дороге
    Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем
    В ожидании вала банкротств
    Банкротства девелоперов и обманутые дольщики еще не один год будут определять повестку дня рынка жилищного строительства. После запрета долевого строительства проблем станет еще больше
    Очень, очень плохой банк
    ЦБ собрал все токсичные активы из «Открытия», Промсвязьбанка и Бинбанка в одном месте и рассчитывает избавиться от них за пять лет. Однако качество активов таково, что их придется либо продавать буквально за бесценок, либо списывать
    Реклама