Культурный герой

Блоги
Москва, 19.07.2007
«Русский репортер» №9 (9)

На концерте ансамбля старинной музыки человек из зала звонил музыкантам на сцену. Музыканты хватались за мобильники, человек громко, перекрывая музыку, просил дать телефон хорошего врача или помочь пройти техосмотр для машины. Скрипачи нервно шипели в телефон: «Дмит Саныч, я на сцене, я перезвоню!», монотонно, раз за разом повторялась одна и та же фраза из вивальдиевской «Зимы», человек извинялся… и звонил следующему. Это было сочинение Владимира Мартынова «Времена года». Исполняли — ансамбль Opus Posth и Дмитрий Александрович Пригов.

Подобных перформансов в его жизни был миллион. Этот вспоминается потому, что тогда Пригов вступал в диалог с одной из самых монолитных конструкций музыкальной классики. А в общем-то в напряженном диалоге (перебранке - ворковании - миловании - поддразнивании - скандале) с мировым искусством он находился всю жизнь.

Много уже было сказано о ренессансной природе приговского дара — он-де и поэт, и эссеист, и художник, и шаман в процессе камлания, и… а дальше воображение выкидывает нехорошую шутку, и голос Пригова где-то на заднем плане начинает бубнить: «и прошел нелегкий путь от простого советского скульптора…» до отца-основателя московского концептуализма. И это не случайно. В дикой прорве своих стихов, хеппенингов и перформансов Пригов переламывал и перемалывал опыт (от искусства до сора), накопившийся к XXI веку. И пока в этих жерновах рождалось новое существо русской поэзии, он так присваивал себе разговорную речь, что теперь каждая вторая наша фраза — это чистый Пригов.

И вот кошмарное и абсолютно закономерное закольцевание: друг и коллега Пригова поэт Лев Рубинштейн вспоминает, как буквально только что они обсуждали — кто кому будет писать некролог. В порядке хохмы.

Не может быть никакого некролога. Он сам уже все сказал.

Наша жизнь кончается
Вот у того столба
А ваша где кончается
А ваша никогда
Поздравляю с вашей жизнью
Как прекрасна ваша жизнь
А как прекрасна мы не знаем
Потому что наша кончилась уже






http://amalgin.livejournal.com/516238.html

Сколько же народу посыпалось в этом году. Теперь вот еще Д. А. Пригов умер.

За эти полгода всю записную книжку испестрил вычеркиваниями. Никогда такого не было.

И еще. Очень часто люди, которые на сцене и в литературе лепят из себя образ хулигана, бузотера и проч., в быту оказываются милыми, добрыми, тактичными и даже ранимыми людьми. За двадцать с лишним лет знакомства не припомню ни одного случая, чтобы Пригов кого-нибудь обидел.

http://jazzforum.ru/viewtopic.php?p=14151#14151

Roman

Я думаю, что Пригов — один из самых джазовых поэтов России, если не самый джазовый. В его стихах импровизационности никак не меньше, чем в джазовой музыке, — именно поэтому они так чудесно сочетаются с новоджазовыми импровизациями. Сегодня уже неоднократно (в Живом Журнале) писал фразу: Пригов — воплощение жизнелюбия. Невероятно, что теперь к его имени придется употреблять прошедшее время...

Помню наше общение в ноябре 2006-го, когда он вместе с другими литераторами приехал на Новосибирский книжный фестиваль. Мне посчастливилось с ним выступать тогда. Удивительно живой, эрудированный, теплый человек, тонко чувствующий музыку...

http://geshefter.livejournal.com/407903.html

На мой непросвещенный взгляд, Дмитрий Александрович был одним из самых приличных (в правильном, а не затасканно-пошлом смысле этого нормального слова) и честных художников (в смысле универсальном) своего поколения. Теперь таких не делают. Теперь довлеют профанация и непрофессионализм. Наверное, накристаллизуются еще фигуры и личности, но покуда сомасштабных не видать. То, что делал Пригов, не было шарлатанством или катанием на халяву — что стихи, что проза, что изображения, что действия (они же перформансы). При всей видимой легкости сделанного все было сделано не лениво и не лживо, умно и весело.

А много ли мне в жизни надо?
Уже и слова не скажу
Как лейбницевская монада
Лечу и что-то там жужжу
Какой-нибудь другой монаде
Она ж в ответ мне: Бога ради
Не жужжи

Только вымоешь посуду
Глядь — уж новая лежит
Уж какая тут свобода
Тут до старости б дожить
Правда, можно и не мыть
Да вот тут приходят разные
Говорят: посуда грязная —
Где уж тут свободе быть

Нам всем грозит свобода
Свобода без конца
Без выхода, без входа
Без матери-отца
Посередине Руси
За весь прошедший век
И я ее страшуся
Как честный человек

Д.А.Пригов

У партнеров

    «Русский репортер»
    №9 (9) 19 июля 2007
    Гарри Поттер
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Реклама