Не страшнее Ирана

Актуально
Москва, 19.07.2007
«Русский репортер» №9 (9)
Возможная смена режима в Пакистане создает новые ядерные угрозы для Запада и России. Это еще один повод для появления объектов американской ПРО в Европе. Александр Коновалов, президент Института стратегических оценок, объясняет, стоит ли этого опасаться

Может ли Пакистан стать для США более опасным противником, чем Иран?

Если в Пакистане сохранится нынешняя власть — нет. Мушарраф был и остается союзником Соединенных Штатов. И я бы не спешил прогнозировать скорое падение Мушаррафа. Это достаточно крепкий режим. Да, на границе с Афганистаном есть районы, где ситуация контролируется слабо — может быть, там даже живет Усама бен Ладен, но я не верю в то, что исламисты могут взять под контроль всю страну.

Если же допустить такую возможность, то да — это будет опасный враг, потому что ракетный потенциал Пакистана серьезнее иранского. Но следует учитывать, что у Пакистана практически нет межконтинентальных ракет. Все их оружие разрабатывалось с учетом существования одного врага — Индии. И для пакистанских военных не так важен радиус полета ракет, сколько их мощность и количество — чтобы не хуже, чем у Индии. Там же никому на ум не приходило, что целью запуска ракет может стать Европа.

Может ли новая потенциальная угроза актуализировать российские предложения о совместном использовании Габалинской РЛС в Азербайджане и строящейся РЛС под Армавиром?

Вряд ли. Стратегически ситуация не меняется, потому что ракета, выпущенная по Европе или США с территории Пакистана, — это практически то же самое, что ракета, запущенная из Ирана. Для ее перехвата подойдут те самые объекты, которые США планирует построить в Польше и Чехии.

Российское же предложение отказаться от строительства элементов ПРО в Польше и Чехии в пользу совместного использования наших РЛС изначально не было серьезным. Потому что наши радары предупреждающие — они только засекают запуск ракет, а американцы собираются строить в Чехии не просто засекающий, но и наводящий противоракеты радар. Но если о чешской составляющей ПРО еще можно поспорить, то с ее польской частью (в Польше будут строить ракетные шахты. — «РР») наше предложение конкурировать никак не может: ракеты нужно не только засечь, но еще и сбить. Впрочем, это наша запросная позиция, а она в таких переговорах всегда обозначается с большим запасом.

Насколько серьезна угроза нанесения удара по Европе или США со стороны Ирана?

Существующая ситуация несколько иррациональна: неработающая противоракетная система создается против несуществующих ракет. Дело в том, что на данный момент американская ПРО работает очень плохо. Она должна выводить на орбиту вражеской ракеты маленькую 36-кило­граммовую железную чушку, летящую, как и ракета, со скоростью 8 км/сек. Эта чушка на встречном курсе врезается в ракету и превращает ее в пыль. Правда, пока американцам удается на испытаниях поражать ракеты, только если они оснащены радиомаячками. Но иранцы-то не будут ставить на свои ракеты маячки, а наоборот, будут устанавливать помехи. Короче, задача американцев — попасть пулей в пулю, или даже еще сложнее.

Что же касается иранцев, то пока максимальный радиус действия их ракет — 2 тыс. км, а этого недостаточно, чтобы долететь до Европы и тем более до США. Но ведь когда-то не было и этих ракет, а теперь они построены. Когда большое тоталитарное государство сосредотачивает ресурсы на каком-то одном узком направлении, можно ожидать чудес.

Против кого все-таки американцы размещают ракеты с радаром в Восточной Европе?

Они могут быть направлены только против Ирана — ну и Пакистана, в случае если там сменится режим. Потому что российские ракеты если и полетят в сторону США, то вовсе не через Европу, а через Северный полюс. Американские противоракеты в Польше сбить наши ракеты не смогут, потому что полетят не навстречу, а вдогонку, но настигнуть их будет уже невозможно.

Выходит, элементы американской ПРО в Польше и Чехии никак не угрожают России?

Не совсем так. Противоракетная система США будет совершенствоваться, а наш ракетно-ядерный потенциал — сокращаться.

Вот грозимся мы установить ракетный комплекс «Искандер» в Калининградской области, откуда до Польши 280 км. Но у нас пока только один «Искандер» — их серийное производство не налажено. Потому что производить его собираются на Воткинском заводе, а там уже делают «Тополь-М» — по 5–7 штук в год вместо 30 — и собираются делать еще ракету «Булава» для подводных лодок. Производственных мощностей, чтобы враз сделать много «Искандеров», у нас нет. Так что, когда американцы со временем более или менее наладят работу своей ПРО, ее элементы можно будет установить в Канаде, через которую в случае конфликта полетят на США российские ракеты. В то же время, когда количество наших ракет уменьшится до совсем незначительного, даже очень неэффективная система ПРО сможет внести элемент неопределенности в общую ситуацию.

Сейчас же у нас 3 тыс. боеголовок, поэтому 10 противоракет в Польше — не угроза России. Для уверенного поражения 1 боеголовки необходимо порядка 4 противоракет, причем боеголовка всегда идет в окружении ложных целей. Значит, чтобы сбить 1 боеголовку, потребуется штук 20 противоракет. Так что американская ПРО в Восточной Европе, как она планируется на сегодняшний день, рассчитана на противодействие единичному запуску. Но если мы будем бездействовать, развитие даже такой системы где-то в очень отдаленной перспективе может оказаться дестабилизирующим фактором.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №9 (9) 19 июля 2007
    Гарри Поттер
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Реклама