Ускользающая красота

Спорт
Москва, 19.07.2007
«Русский репортер» №9 (9)
Для большинства он по-прежнему «Уралмаш», как и все предыдущие 70 лет. Во всяком случае, с трибун «Урал!» не услышишь — только «У-рал-маш!»

Сегодня игры нашего футбольного клуба «Урал» — это что-то вроде современной Кубы: если туда ехать, то именно сейчас, пока Фидель еще жив и целы все атрибуты карибского недоразвитого социализма — старые автомобили, портреты Че в домах и повсеместная бедность. Вот и на футбол в Екатеринбурге ходить нужно примерно поэтому, а не для того только, чтобы, как говорят англичане, «саппорт ёур локал тим».

В мир большого футбола «Урал» пока не вошел, но дыхание премьер-лиги уже чувствуется. И когда он туда войдет — а это наверняка в скором времени произойдет — многое изменится.

Войдет «Урал» в премьер-лигу — и на матчи из-за дороговизны перестанут ходить настоящие уралмашевские мужички — чудные, но ужасно патриотичные заводчане. В их комментариях, отпускаемых хрипловатыми волевыми голосами, — пока одна из главных прелестей сидения на трибуне. Может, из-за них «Урал» дома почти не проигрывает?

Лет шесть-семь назад они устраивали «пикники на обочине»: приносили с собой водочку, огурчики, лучок, стелили «Советский спорт» на дощатые скамейки, из которых состояли трибуны, и, «полдничая», наблюдали за матчем. Теперь со всем этим вход на стадион заказан.

Но и сейчас сядешь с одним из таких — и весь матч хорошее настроение. Когда как-то во время игры «Урала» в церкви по соседству с Центральным стадионом зазвонил колокол, кто-то из них во весь голос гаркнул: «Уралмаш! Попы дают сигнал к атаке!»

Это панибратское обращение к клубу — просто «Уралмаш», как «Серега» или «Андрюха» — оно во всем. В конце 90-х наши как-то играли с командой «Нефтяник» из загадочного города Похвистнево. Играли тогда во второй лиге, но при этом довольно стабильно, и соперники, приезжая в Екатеринбург, частенько получали не меньше трех мячей в собственную «калитку». И вот, несчастный «Нефтяник» из Похвистнево пропускает седьмой гол кряду. Счет 7:0. Тут один из уралмашевских болельщиков встает, разворачивается к трибунам и хрипло кричит: «А давайте уже за “Нефтяник” болеть!» И народ начинает скандировать: «Неф-тя-ник! Неф-тя-ник!» От неожиданности один из наших защитников сбил кого-то из похвистневцев. И тот же мужик — уже практически в тишине — ему: «Уралмаш! Ты чего наших бьешь?»

Многие из них сейчас и игроков-то своих толком по именам не знают (что для фанатов премьер-команд немыслимо). Правда, руководство клуба почему-то уверено, что знает всех поголовно, и диктор на стадионе, объявляя составы команд, видимо, в расчете на мгновенную реакцию трибун, словно массовик-затейник, держит паузу: «Михаи-и-ил…» А мужички ехидно отвечают: «Пуговкин!» Он им: «Макси-и-им…», а они: «Галкин!»

Да и сами игроки… Конечно, заиграют в премьер-лиге — остепенятся. А пока нравы в нетитульных дивизионах российского футбола простые. В 80-х легендой «Уралмаша» был здоровенный усач — вратарь Владимир Смолеев по кличке Смола. Он перед каждым матчем проводил бутсой в пыльной вратарской площадке черту и доверительно сообщал нападающему гостей: «Забежишь за эту линию — п...ц тебе!» Что в переводе с вратарского на общечеловеческий означает «случайный», но очень травмоопасный тычок коленом при розыгрыше углового. И боялись — не забегали, били только издали.

«Уралмашу» уже случалось выходить в выс­шую лигу. Было это еще в чемпионате СССР в 1969-м. Мой папа до сих пор без запинки перечисляет футболистов того звездного состава: Гаврилов, Охремчук, Феоктистов, Епишин... Правда, тогда нравы и с переходом в элиту особенно не изменились: после матча игроки в легкую могли приговорить в кустах бутылочку водки. Вратарь Юрий Чемоданов во время тренировок, когда футболисты «накидывали» ему мячи, успевал не только эти мячи ловить, но и заигрывать с проходившими мимо девушками. А под огромной турнирной таблицей у стадиона денно и нощно собирались футбольные «эксперты» со всего Свердловска и до хрипоты спорили. А где им еще было пообщаться?

Кстати, один из лучших бомбардиров «Уралмаша» никогда не входил в состав команды. Это был один из самых знаменитых фанатов «оранжево-черных» 90-х годов по прозвищу Съедобный. Каждый раз во время атаки противников он прокрадывался на беговую дорожку и, не дожидаясь, пока опомнится милиция, отбирал у мальчика, подающего мячи, один из этих мячей, ставил его в штрафной площадке и с размаху бил по воротам опешившего голкипера гостей. Потом милиция торжественно выпроваживала его с поля. Но на следующий матч история повторялась, и Съедобный записывал в свой актив очередной гол.

В премьер-лиге, когда название клуба будет чаще мелькать в газетах, к нему, наверное, в конце концов привыкнут. А пока «Уралом» его после переименования в 2003 году называют только далекие от футбола горожане, да еще руководство — и то скорее всего лишь публично. Для большинства он по-прежнему «Уралмаш», как и все предыдущие 70 лет. Во всяком случае, с трибун «Урал!» не услышишь — только «У-рал-маш!». Может, новое поколение болельщиков окажется лояльнее и постепенно начнет скандировать: «У-рал!» Впрочем, надеюсь, до этого еще далеко. Иначе как же кричать знаменитое «Родился парнишка, мутант и алкаш, и первое слово сказал: “Уралмаш”»?

Хорошо хоть, что команде и всей ее атрибутике вернули старые цвета — оранжевый и черный — после того как на пару лет перекрасили в официальные цвета Свердловской области: белый, зеленый и синий. Правда, зеленый когда-то у команды тоже был, и фанаты кричали: «Флаг оранжево-черный с зеленой полосой, каждый знает в мире футбольный клуб такой! Обыграем “Ювентус” и “Пари Сен-Жермен”, мадридский “Реал” и “Тоттенхэм”»!

Стадион, на котором уже несколько лет «временно» играет главная екатеринбургская команда, представляет собой зрелище эклектичное во всех смыслах. Одна трибуна, всего 13 тыс. мест и, прямо скажем, не очень привлекательный внешний вид. Зато поставили пластиковые сидения, запретили выпивку во время матчей, сделали абонементы, даже завели автобусы, развозящие болельщиков. А в этом сезоне восстановили искусственное освещение, и теперь игры больше не будут начинаться в разгар рабочего дня.

Вот еще понаставят биотуалетов, и мужики больше не будут бегать к забору по пологому травяному склону, чтобы выстроиться в шеренгу и зажурчать на разные… ну, положим, «голоса». Пока же в этом непритязательном ритуале сохраняется какое-то футбольное братство, уравнивающее в общем-то и так равных болельщиков — билеты-то стоят всего от 40 до 100 рублей.

В премьер-лиге путь один — к чемпионству. Путь тернистый, для провинциальных команд особенно. Жаль только не нужно будет больше надеяться, что «вот уж в этом сезоне — поднатужимся и окажемся наконец равными среди лучших». А пока на стадионе кричат:

— «Уралмаш» в высшую лигу войдет?

— Войдет!

— «Содовик» с собой возьмет?

— Возьмет!

— И куда его денет?

— На х… наденет!

Новая эпоха, наверное, начнется, когда окончательно реконструируют Центральный стадион. Там будет современная арена, будут удобные трибуны на 20 тыс. зрителей, хорошее поле, биотуалеты и рафинированные нравы фанатов и игроков. И не будет всего, о чем написано выше. Зато ходят слухи, что на открытие стадиона пригласят команду «Челси». И свои грядущие победы над «Ювентусом» и «Пари Сен-Жерменом» мы, конечно, начнем с этих «аристократов». Но это будет уже совсем другая история и совершенно другой футбол. А сегодня — пока не поздно — обязательно нужно идти на этот. Пока он окончательно не ушел в воспоминания.

Екатеринбург

У партнеров

    «Русский репортер»
    №9 (9) 19 июля 2007
    Гарри Поттер
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Реклама