Артур и его команда

Актуально
Москва, 10.08.2007
«Русский репортер» №10 (10)
Экспедиция Артура Чилингарова носила ярко выраженный политический характер. В ее блеске как-то померкла другая экспедиция, которая прошла всего два месяца назад. Однако научные доказательства, добытые «пропавшей экспедицией», будут гораздо весомее для ООН, чем российский флаг, оставленный на дне океана

Прохладная дискуссия о том, как поделить Арктику между Россией, Канадой, Данией, США и Норвегией, внезапно стала горячей сразу после погружения российских батискафов в ледяные глубины Северного Ледовитого океана. Теперь к полюсу собираются корабли едва ли не всех стран, претендующих на полярные просторы. Научные цели при этом явно вторичны, к полюсу зовет большая политика.

Подводный хребет Ломоносова, проходящий через Северный полюс и рассекающий Северный Ледовитый океан на две котловины, — самый важный козырь в территориальном споре. Согласно Конвенции ООН по морскому праву материковый шельф под океаном обладает такими же суверенными правами, как и сухопутная территория страны. Таким образом, хребет Ломоносова становится яблоком раздора. Россияне считают его продолжением евразийского материка, датчане — Гренландии, а канадцы — частью своей континентальной платформы.

Правда, чтобы отстоять свою правоту, совсем не обязательно было плыть на Северный полюс и брать с глубины в 4 тысячи метров пробы ила. Как раз наоборот: нужно у своих берегов доказать, что подводный хребет, шельф и материковая часть суши — одной и той же породы. Собственно, именно этим и занималась в мае 2007 года на ледоколе «Россия» российская научная экспедиция во главе с директором ВНИИОкеангеология Валерием Каминским. Его заместитель Виктор Поселов говорит, что в ходе экспедиции были получены уникальные данные, несмотря на то что глубокое бурение дна не проводилось. Удалось пробить многометровую толщу ила и получить образцы породы, которым несколько сотен тысяч лет. «Кроме того, мы сделали телефотопрофилирование морского дна в районе сочленения хребта Ломоносова и материковой части шельфа, то есть впервые исследовали рельеф морского дна в этом районе. Предварительные данные — они пока находятся в обработке — вполне подтверждают нашу гипотезу о том, что хребет Ломоносова является естественным продолжением нашей материковой окраины, — рассказывает Поселов. — Теперь что-то подобное предстоит сделать датчанам и канадцам. Они занимались исследованиями в прошлом году, но какими-то данными об их результатах мы пока не располагаем».

Почти «пропавшая» для прессы майская экспедиция широкого резонанса не получила. Зато нынешняя — под руководством депутата Госдумы, Героя Советского Союза, ученого-по­ляр­ника Артура Чилингарова — имеет серьезные внешнеполитические последствия. И хотя научного подвига, как утверждают специалисты, экипаж «Академика Федорова» не совершил, но технический, человеческий и отчасти политический — налицо. Говоря о том, что российский флаг на глубине больше 4 тысяч метров ничего не значит, дипломаты, безусловно, лукавят. В истории Арктики и Антарктики XX века немало примеров того, как флаг становился знаком фактической аннексии территории. Землю Франца-Иосифа открыли австрийцы, но флаг СССР там был поставлен Отто Юльевичем Шмидтом, и с тех пор это территория Архангельской области. Остров Виктория также отошел к СССР после того, как на нем организовали советскую полярную станцию. Южный полюс в научном быту считают американским, поскольку американцы первыми поставили на нем станцию «Амундсен-Скотт». Россиянам же достался полюс холода со станцией «Восток».

«Момент физического присутствия в той или иной труднодоступной точке Арктики или Антарктики очень существенен для государства», — считает руководитель лаборатории «Арктика-Шельф» санкт-петербургского Арктического и антарктического научно-исследовательского института Геннадий Зубакин.

Так что наш Северный полюс выглядит маленьким реваншем за Южный. А что до упреков канадского министра иностранных дел, который попенял России на методы ХV века по захвату территорий, то кто бы нам это говорил. Канадцы вот уже больше 30 лет спорят с датчанами за маленький северный остров Ханс и регулярно водружают на нем флаги: канадцы — свои, датчане — свои. При этом каждый раз по законам полярного гостеприимства оппоненты оставляют на острове то бутылку виски, то датскую водку. Мы ограничились просто посланием будущим поколениям. Хотя, думается, на «Академике Федорове» без водки в день подъема батискафов все же не обошлось.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №10 (10) 10 августа 2007
    Кавказ
    Содержание:
    Отцы и дети

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама