Что ждет Украину

Сцена
Москва, 04.10.2007
«Русский репортер» №18 (18)
В минувшее воскресенье на Украине прошли досрочные парламентские выборы. Предвыборный период был кратким эпизодом относительной стабильности и тишины — паузой между роспуском парламента и новым жестким столкновением. По результатам выборов «оранжевые» партии снова имеют хорошие шансы сформировать правительство, а это значит, что кризис будет уже не на улицах Киева, а по всей стране

Мы победили. Ура! Все будет хорошо! — завершила свой монолог Юлия Тимошенко, комментируя первые итоги выборов. В свой предвыборный штаб она вошла по красной ковровой дорожке, на которую до нее не ступала нога человека: хотя ее постелили за несколько часов до приезда Тимошенко, все входящие аккуратно обходили дорожку стороной, понимая, кто должен пройти по ней первым.

Чуть раньше собрал журналистов глава избирательного штаба Партии регионов Борис Колесников и тоже сообщил об убедительной победе — на основании подсчета голосов собственным штабом. Но мне почему-то не показалось, что настроение у регионалов победное. Может, потому что постоянно гасло электричество, а это все-таки центр Киева.

В одной из комнат под усиленной охраной следил за выборами Виктор Янукович с ближайшими соратниками. Перед журналистами он не появлялся.

— Вам не кажется, — спрашиваю я у Колесникова, — что, находясь у власти год, Партия регионов могла и даже должна была значительно увеличить количество голосов в свою пользу?

— Мы набрали больше всех голосов. По данным наших подсчетов, мы значительно опередили конкурентов.

Самое удивительное, что никто из них не врал. Партия Виктора Януковича действительно заняла первое место. А после окончательного подсчета голосов именно Блок Тимошенко вместе с президентским блоком «Наша Украина — Народная самооборона» имеет наибольшие шансы создать правительственную коалицию.

Партия регионов, несмотря на «победу», находится на грани самого большого поражения со времен «оранжевой революции». Она фактически отказалась от жесткой борьбы. А ведь могла бы ввязаться в драку, говоря о России и США, о НАТО, о статусе русского языка, жестко критикуя оппонентов.

Но нынешняя предвыборная кампания на Украине побила все рекорды по популизму и бессодержательности. «Успешная страна — зажиточная семья», — обещали плакаты Партии регионов. «Закон для всех один», — отвечала «Наша Украина». Но первое место в этой номинации занял, конечно, Блок Литвина с простеньким лозунгом «Стране нужен Литвин». Народ сразу призадумался: какой стране нужен Литвин? И зачем он ей нужен? Но за блок все же проголосовал — не благодаря, а вопреки предвыборной агитации.

«Ну чем вам так Ющенко нравится?» — «Да тем, что он украинец, а не жид и не москаль»

Незадолго до выборов в прессу были «слиты» внут­ренние документы Партии регионов. Главный пиарщик бело-голубых американец Пол Манафорт за несколько недель до голосования советовал руководству партии: «Для того чтобы нейтрализовать успех Тимошенко, наша кампания должна придерживаться строгой дисциплины месседжей в отношении обвинительных элементов в направлении Тимошенко». Ну разве американская размеренность и осторожность могут тягаться с экспрессией Юлии Тимошенко и Юрия Луценко, честивших оппонентов уголовниками и козлами? В результате «оранжевые» смогли обеспечить явку в западных областях лучше, чем «донецкие» в восточных. При этом избиратели не поменяли своих пристрастий, и те, кто пришел на участки, и те, кто поехал на дачу — погода была отличная. Экспрессивная и дорогая кампания Юлии Тимошенко позволила ей взять голоса «неопределившихся» и тех, кто голосовал на прошлых выборах за мелкие партии (за небольшие партии на прошлых выборах голосовало больше 25% избирателей, а на этих — только 11%).

Конечно, если бы Партия регионов выиграла более убедительно, нашлось бы много способов оспорить результаты выборов и снова разогнать парламент: после роспуска Верховной рады указом Виктора Ющенко весной этого года вся украинская власть оказалась за пределами права и закона. Например, Конституционный суд так до сих пор и не принял решение о законности роспуска парламента, хотя уже избран новый. При этом успешно оспорить результаты, пойти на обострение и нарушение законов могут себе позволить только «оранжевые», чувствуя за спиной поддержку США и европейского общественного мнения. Но пока побеждают «оранжевые», то есть пока достигаются те цели, ради которых четыре месяца назад был разогнан парламент, уличных боев не будет.

Где тут Европейская площадь? — этот вопрос, которым в воскресенье днем перебили мою беседу с одним из иностранных дипломатов, был странным: мы как раз стояли на этой площади перед штабом «Нашей Украины».

— Вот она.

— А почему пусто? Где палатки, где драки? Мне сказали, это здесь, — не поверил по-боевому настроенный пожилой человек.

— Палатки убрали, а драки по расписанию вечером, — пошутил дипломат, не особо опасаясь быть обвиненным в нагнетании ситуации: было уже понятно, что никакого ночного противостояния ждать не стоит.

Жители Киева, журналисты и политические туристы откровенно заскучали. Накануне голосования были свернуты все три мини-Майдана — Партии регионов на площади Независимости, НУ-НС на Европейской площади и БЮТ на Софийской. Хотя, подходя в субботу к последней, я издалека слышал раскаты голосов из динамиков. На сцене вместо одного красного сердца (символа БЮТ) были нарисованы целых два: в честь 70-летия одного из районов столицы здесь решили поздравить молодоженов.

Через сутки на жениха и невесту были похожи уже сама Тимошенко и лидер НУ-НС Юрий Луценко, который после оглашения данных экзит-пулов приехал к ней с огромным букетом белых роз. Целовались и обнимались они несколько раз, в том числе и по просьбе одного из телеканалов: «Сейчас мы в прямом эфире и хотим, чтобы наши зрители это увидели».

Ночью в воскресенье по штабам всех партий начали ходить слухи о «колоннах». Это такая украинская народная выборная страшилка. Колонны, по этим слухам, бывают разные: армейские, внутренних войск, «бандеровцев», «донбасских». В Киев действительно подтянули демонстрантов из регионов, а киевские студенты готовы получать 100–150 гривен за стояние на площадях, но большой драки сейчас не будет.

Один из лидеров регионалов, львовянин, которого в его родном городе открыто называют предателем, сын легендарного главы «Народного руха» Тарас Чорновол за пять минут до окончания голосования уже обсуждал с нами свое возможное будущее в оппозиции: «“Оранжевые” коалиции — это слишком радиоактивные создания. А у радиоактивных элементов есть период полураспада. Прошлое правительство Тимошенко работало 8 месяцев. Значит, этому, если оно будет создано, срок — три-четыре месяца. Правда, за это время они могут постараться пропихнуть через Раду вступление Украины в НАТО».

Партия регионов в растерянности. Конечно, у нее остаются ресурсы — и возможные кулуарные договоренности, и капиталы, и преданный избиратель. Но все это можно и потерять, пока лидеры партии будут делать выбор: договариваться с «оранжевыми» или решиться на реальный конфликт и настоящую борьбу. Первое рискованно — избирателям это явно не понравится, а «оранжевые» по привычке наплюют на договоренности. Второе может привести к гражданскому противостоянию.

— А почему пусто? Где палатки, где драки? Мне сказали, это здесь, —  не поверил  по-боевому настроенный пожилой  человек. — Палатки убрали,  а драки по расписанию вечером

В центре Львова политические события обсуждал местный Майдан: «Ну чем вам так Ющенко нравится?» — «Да тем, что он украинец, а не жид и не москаль». В 2004 году спрашивать, почему кому-то нравится Ющенко, здесь никому и в голову бы не пришло. Но он не оправдал надежд западных украинцев. «Посмотрел я на него, когда он отдал правительство Януковичу, — ну что он за мужик после этого! — эмоционально возмущается львовянин Борис Середа. В салоне его машины фотография Юлии Тимошенко с косой. — Здесь мало кто теперь будет голосовать за Витю. Разве что скрепя сердце, чтобы они хоть чуть-чуть в Раду пролезли».

Тимошенко уже высказалась о своих приоритетах. «Более близкие экономические отношения с Евросоюзом, упрощение визового режима с ЕС… при гармоничных отношениях с Россией», — дипломатично заявила она. Юрий Луценко в интервью «РР» высказался более прямо: «Итог выборов — это четкий сигнал: украинцы видят себя в Европейском союзе, а не в статусе колонии других государств». Кроме того, Тимошенко уже объявила, что будет пересматривать права собственности на ряд крупных предприятий, в том числе «Днепрэнерго», принадлежащее регионалу-миллиардеру Ринату Ахметову.

Восемь месяцев прошлого премьерства Юлии Тимошенко были насыщены разнообразной разрушительной деятельностью. Именно тогда начались охлаждение отношений с Россией и пересмотр цен на газ. Она повела политику реприватизации, направленную против «чужих» олигархов в пользу своих. Борис Колесников, нынешний руководитель избирательного штаба регионалов, оказался в тюрьме…

И дело тут не в сумасбродстве и «наполеоновщине» Тимошенко. Программа «оранжевых» имеет прочную опору в западных регионах страны.

Львовский политолог Назар Бикетов искренне недоумевает, почему на востоке страны так противятся «оранжевым». «Всем понятно, что именно украинский язык должен стать объединяющим фактором для всей страны и вся политика должна быть проукраинской, — уверяет он. — Я не раз был наблюдателем на выборах в восточных регионах и, приезжая в Донецк, сам слышал целых четыре “Радио шансон”. У нас, во Львове, такого радио просто нет. О чем это свидетельствует? О том, что восточную часть страны сознательно лишают информации и украинского языка, не давая возможности выбора».

Львовяне совершенно искренне считают, что население Восточной Украины нужно для его же пользы «цивилизовать». Понятно, что такая «оранжевая» программа вряд ли вызовет понимание в восточных областях. А значит, конфликт может перейти из политической плоскости в гражданскую. Защищать свои образ жизни и ценности — это не то же самое, что просто голосовать или стоять на площади.

Кремль после «оранжевой революции» и последующей «газовой войны» перестал интересоваться Украиной. Публичная поддержка «пророссийского лобби» на Украине с российской стороны была бы ошибкой. Во-первых, потому что существование такого лобби — миф и самообман. Во-вторых, это может быть истолковано многими украинцами как открытая враждебность.

Украинский кризис, вероятно, будет длительным, но это лучше, чем если бы он был быстротечным и катастрофическим.

При участии Федора Лобанова

Фото: AFP/East News; UPI/Eyedea Presse/East News; Александр Течинский, Олег Демьяненко/Коммерсант; Reuters ; Photoxpress; Gamma/East News; AP; РИА Новости

Кто победил на выборах зо сентября
«Он жрал черную икру ложками»

У партнеров

    «Русский репортер»
    №18 (18) 4 октября 2007
    Украина
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама