7 вопросов Владимиру Риммеру

Интервью
Москва, 04.10.2007
«Русский репортер» №18 (18)
Новосибирский бизнесмен Владимир Риммер хочет вернуть в Россию русских немцев, которые в начале 90-х уехали на историческую родину. Для этого предприниматель строит под Новосибирском поселок Новая Алексеевка площадью 250 гектаров. Здесь готовы принять 40 тысяч человек

О переселенцах

Кому принадлежит инициатива строительства Алексеевки?

Мне. Я был одним из лидеров немецкого движения в Сибири, много ездил по Германии. Встречал там многих бывших наших граждан, которые хотели бы вернуться. Кто-то не смог найти достойную работу, кто-то чувствует себя чужим. В общем, по моим подсчетам, около 200 тысяч готовы выехать. Определенную волну поднял и указ Путина о содействии переселению. Люди могут вернуться, но желательно создать для них условия. Они хотят вернуться в нормальное жилье. У нас будет современный поселок: коттеджи, таунхаусы, свои супермаркеты и аквапарк.

И сколько будет стоить жилье для возвращенцев?

Сейчас в Новосибирске метр стоит от 40 до 100 тыс. руб­лей. Это дороже, чем в Дюссельдорфе и Ганновере. По­этому у нас метр должен быть на 25–30% дешевле, чем в городе.

Для вас это социальный или коммерческий проект?

Если бы это был просто бизнес, я бы по-другому все сделал. Хотя для инвестора проект должен окупиться. У меня там 124 гектара земли в собственности. Еще 126 я взял в бессрочную аренду. Земля будет продаваться вместе с недвижимостью. Инвестором и подрядчиком выступает словацкая фирма. Общая стоимость проекта около 0,5 млрд евро. К концу следующего года построим первую улицу.

А где переселенцы смогут работать?

Мы решаем этот вопрос. Те, кто не сможет найти работу, не поедут, потому что в Германии очень мощная социальная поддержка. Вообще-то в Новосибирске высокий уровень оплаты труда, это динамичный город. Рядом с Алексеевкой строится несколько заводов. У нас в Сибири сильно не хватает представителей рабочих профессий — токарей, фрезеровщиков. А у 95% тех, кто хочет вернуться, именно такие специальности.

Конкретные заявки у вас уже есть?

У нас в Германии есть представительство, которое собрало уже около 700 анкет. Мы выясняем возраст, профессию и какой вид жилья человек предпочитает. Оказалось, например, что в основном люди хотят дома не больше 120 квадратных метров. Пока собирать с них деньги мы не будем, чтоб не говорили, что строим пирамиду. Инвестор строит, а люди будут выкупать у него готовое жилье за свои деньги или в кредит.

Как относятся к вашему проекту российские власти?

Сейчас много говорят о нацпроектах, а на деле в регионе все идет наоборот. Чиновники говорят: Путин указ подписал, а мы что, подпрыгивать должны? Правда, в Минрегионразвитии проявляют интерес — это единственный в стране проект, где мы можем принять не 100 человек, а 40 тысяч. А район и область не принимают никакого участия. Нашего проекта даже нет в плане развития Новосибирского сельского района. Мне власти говорят: они предали Россию, они здесь не нужны.

А немецкие власти на вас не обижаются?

Негатив, конечно, есть. Причем тоже говорят о предательстве. Германия действительно для наших немцев много сделала. Хотя некоторые считают, что это благо, если безработные уедут: чтоб не платить им пособие каждый месяц.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №18 (18) 4 октября 2007
    Украина
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама