Формула-1. Итоги сезона

Спорт
Москва, 01.11.2007
«Русский репортер» №22 (22)
Завершился очередной, 58-й по счету чемпионат мира по автогонкам в классе «Формула-1». Основной вопрос — как будут развиваться события в «королевских гонках» после ухода знаменитого Михаэля Шумахера. Доминирование Красного Барона, продолжавшееся 15 лет, завершилось, и расставание звездного немца с «Феррари» и «Большими призами» повлекло за собой цепную реакцию переходов

На освободившуюся после Шумахера вакансию в «Скудерии» был взят из «Макларена» Кими Райкконен, которого за скоростные характеристики нарекли Летучим Финном 2, проводя параллель с его соотечественником, двукратным чемпионом мира (1998-го и 1999 годов) Микой Хаккиненом. Еще одно прозвище, закрепившееся за Райкконеном, — Айсмен, ледяной человек: практически в любой ситуации Кими сохраняет на лице маску беспристрастности.

Место Райкконена в «серебряных стрелах» занял двукратный чемпион мира Фернандо Алонсо. К двум титулам, завоеванным в команде «Рено» (а эти победы дорогого стоят, ведь добыты они в очной борьбе с самим Шумахером), испанец намеревался добавить третий, благо новый болид «Макларен MP4-22» позволял ему это сделать. Точно так же, как и новобранцу «Формулы-1» темнокожему британцу Льюису Хэмилтону, пришедшему на место харизматичного и независимого колумбийца Хуана-Пабло Монтойи. Несмотря на статус новичка 22-летний Хэмилтон оказался на редкость амбициозен. За два предыдущих сезона он стал победителем евросерии «Формула-3» и международной серии GP2 — двух заключительных ступеней перед «Формулой-1». В «королевских гонках» Льюис намеревался сделать то же самое. И, что любопытно, был близок к этому.

Единственным, кто из четверки пилотов двух топ-команд не совершил перехода в межсезонье, оказался гонщик «Феррари» бразилец Фелипе Масса. Именно этот квартет и разыграл в нынешнем году все 17 Гран-при, а также чемпионский титул.

Если множество предыдущих чемпионатов «Формулы-1» проходило под знаком противостояния «Шумахер — и все остальные», то теперь силы четырех претендентов были приблизительно равны. Каждый из них доминировал на разных этапах; кто-то отрывался, другие догоняли, но в целом сохранялось равновесие. Удивил, пожалуй, лишь Хэмилтон. Шутка ли — новичок «Больших призов» в первых 9 гонках 9 раз поднялся на призовой подиум!

Стабильностью, уже упомянутой амбициозностью, неуемной жаждой борьбы и буквально компьютерной точностью выполнения маневров, — всем этим Льюис, по мнению многих экспертов, напоминает Михаэля. Правда, кое-кто остался недоволен агрессивностью британца на трассе — ведь она могла привести к серьезным авариям. Но Хэмилтон не стал прислушиваться к замечаниям старших коллег и опытных наблюдателей, аргументируя свое поведение тем, что если он будет всем уступать, то никогда чемпионом не станет. Как тут не вспомнить старика Шумахера!

Масла в огонь подлил отец Льюиса — Энтони Хэмилтон, который, как лев, сражался за своего отпрыска, отражая все нападки и постоянно заявляя, что, мол, просто их с сыном никто не любит (как-то раз намекнул даже, что из-за цвета кожи). Для современной рафинированной «Формулы-1» с ее отработанной корпоративной этикой, выставляемым напоказ положительным имиджем и помощью спонсоров, ситуация с Льюисом Хэмилтоном была довольно необычной. А конфликт с Хэмилтоном попробовали было погасить, но он разгорелся с новой силой на «Гран-при Венгрии».

Во время квалификации перед 11-м в сезоне этапом Льюис нарушил внутрикомандный порядок выезда на трассу и простоял в ожидании, когда обслужат Алонсо. Испанец успел уехать на быстрый круг и завоевал поул-позишн, а Хэмилтон опоздал. Папа Льюиса пожаловался стюардам гонки на команду — Алонсо отодвинули на 5 позиций, а «Макларен» лишили всех набранных на этом этапе очков, идущих в зачет Кубка конструкторов. Фернандо же, стартовавший на трассе, где практически невозможны обгоны, далеко не с первого места, которое он заслужил, финишировал лишь четвертым, потеряв важные очки, которых ему не хватило для защиты титула.

Потом пилотов буквально заставили публично признаться друг другу в любви, но, как говорится, осадочек остался. Казалось бы, что может быть круче такого конфликта? Наблюдатели сразу провели параллели между историческими противостояниями все в том же «Макларене»: Ники Лауда — Ален Прост, тот же Прост — Айртон Сенна, конфликтами в «Уильямсе» наподобие Найджел Мэнселл — Нельсон Пике. Но все это, как выяснилось, были лишь цветочки и возня малышей в песочнице. Новая волна скандалов смыла одну из двух конкурирующих команд из зачета Кубка конструкторов.

Речь идет о так называемом «шпионском деле», когда «Феррари» обвинила «Макларен» в промышленном воровстве. Бывший сотрудник «Скудерии» Найджел Степни, долгое время плотно работавший с Михаэлем Шумахером и недовольный тем, как с ним расстались, в отместку передал в конкурирующую фирму 780 страниц технической документации. Продолжительное разбирательство, тянувшееся почти весь чемпионат, неожиданно завершилось признанием «Макларена» виновным в незаконном завладении информацией. «Серебряные стрелы» лишились всех полученных в Кубке конструкторов очков, а также возможности получать их вплоть до конца сезона. Кроме того, британской «конюшне» выписали беспрецедентный в истории спорта штраф в $100 млн, что по приблизительным подсчетам составляет около трети ее годового бюджета.

Как выяснилось позднее, руку к этому вердикту приложил и пилот команды Фернандо Алонсо. То ли все дело в ревности, которую вызывало у него отношение к Хэмилтону в «Макларене», то ли в угрозах Международной федерации автоспорта лишить очков не только команды, но и пилотов, — однако факт остается фактом: Алонсо «заложил» свою команду, сыграв на опережение. Тем самым разрешился его конфликт с Хэмилтоном — в будущем сезоне Алонсо отправят назад в «Рено».

Все эти события не могли не сказаться на конечном результате. Незыблемое, казалось, преимущество пилотов «серебряных стрел» таяло на глазах. Они просто докатывали сезон поодиночке, не мешая друг другу, но и, конечно же, не помогая. А вот в «Феррари», напротив, к концу сезона мобилизовали все силы. Из двух равных на первый взгляд гонщиков вперед выдвинули Кими Райкконена. А бразилец Фелипе Масса смиренно взял на себя функции оруженосца. Финн мощным спуртом сокращал отставание от двух «макларенцев», и все равно перед заключительной гонкой в Бразилии его шансы на итоговый успех выглядели призрачными.

У Хэмилтона было 107 очков, у Алонсо — 103, у Райкконена — 100. Чтобы стать чемпионом, Кими требовалось обязательно выиграть гонку, но при этом Фернандо должен был финишировать не выше третьего места, а Льюис — не выше седьмого. И надо же такому случиться, что все три условия на трассе «Интерлагос» оказались выполнены! Обе «феррари» со старта умчались вперед. Во время второго пит-стопа Масса, несмотря на то что гонка была для него домашней, пропустил Райкконена вперед. За Алонсо можно было не беспокоиться. Выше третьего места он не мог подняться, пока тыл финну прикрывал такой надежный партнер, как Фелипе.

Наибольшая угроза исходила как раз от Хэмилтона. Но Льюису в самый ответственный момент изменила его хваленая компьютерная расчетливость. На первом же круге его болид вылетел в одном из поворотов и вернулся на трассу лишь восьмым. Британец стал прорываться вперед, но на 8-м круге его автомобиль резко замедлился. Пилот «Макларена» откатился в конец пелотона и затем стал героически прорываться вверх. Но времени ему уже не хватило. Итог: Райкконен — 110 очков, Хэмилтон — 109, Алонсо — 109. Чемпионом стал Кими Райкконен, а не «наследник» Шумахера Льюис Хэмилтон.

Финн практически не изменил себе. На заключительной пресс-конференции Кими сидел с таким видом, как будто не стал только что чемпионом мира, а просто сел пообедать в рабочий полдень. Лишь один раз он позволил себе подобие улыбки, когда рассказывал, как ожидал развития событий в середине гонки: «Я не проявлял особых эмоций, так как переживал за то, чтобы все, кто ехал перед Льюисом, смогли финишировать. Уверенности не было. Я просто ехал и ждал, что произойдет сзади. И когда спустя долгое-долгое время я услышал, что мы победили, это было просто поразительно».

Что и говорить, «Формулу-1» всегда переполняли эмоции и страсти. В этом ее суть. Можно представить, каким скучным стал бы чемпионат, пилотируй болиды 22 Райкконена. Они, конечно, будут быстры, но… чересчур предсказуемы. С другой стороны, 22 Хэмилтона с Алонсо — тоже перебор. «Королевские гонки» и так иногда называют цирком, а в этой ситуации они бы превратились в откровенную клоунаду.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (22) 1 ноября 2007
    Революция
    Содержание:
    А Ленин такой неживой

    Редакционная статья

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Случаи
    Реклама