7 вопросов Игорю Гольдману

Интервью
Москва, 15.11.2007
«Русский репортер» №24 (24)
На ферме белорусского Института животноводства родились козлята, в ДНК которых был встроен ген человека. Ученые надеются, что трансгенные животные будут давать молоко с лактоферрином — белком женского грудного молока, который оберегает новорожденного младенца от инфекций до момента становления у него собственной иммунологической защиты. Трансгенные козлята появились в рамках совместного проекта ученых России и Белоруссии. Корреспондент «РР» встретился с его инициатором Игорем Гольдманом, возглавляющим «Трансгенбанк» в Институте биологии гена РАН. Именно там были разработаны генные конструкции, благодаря которым в молоке коз появится уникальный белок

О козлах

1. Вас можно поздравить?

Да, конечно… Российско-белорусский коллектив ученых первым в мире создал животное, дающее человеческий лактоферрин. Многие говорят, что нам просто повезло. Но они не знают, насколько тяжелой была эта работа. Мы начали проект в 2003 году, а первые трансгенные козлята родились сейчас. Мы пережили много трудностей, а порой и просто отчаяния! Сначала сотрудники Института биологии гена РАН создали удачные генные конструкции. Потребовалось исследовать более пяти тысяч мышей, чтобы убедиться в том, что в их молоке содержится нужный нам белок. Только потом мы перешли на коз. Это тоже было непросто. Ведь и в России, и в Белоруссии молочного козоводства как промышленной отрасли не существует. Поэтому сложно было найти здоровых высокопродуктивных коз…

2. Чей именно ген был вставлен в ДНК козы?

Этот ген был взят из нашего генетического банка. Он принадлежит совершенно случайному человеку. Мы не знаем ни имени его, ничего. Да это и неважно. Ведь этот ген отвечает только за производство лактоферрина. Нас не волнует какого роста этот человек, блондин он или брюнет… Главное — чтобы нужный белок в молоке был. Это только один ген! И козы, которым его ввели, не станут похожими на человека, а младенцы, которые это молоко пьют, не будут похожи на коз…

3. Для чего нужно вещество, которое будут давать ваши козы?

Возможности для применения лактоферрина просто гигантские. Во-первых, из него можно получать отличный заменитель грудного женского молока. Ведь у нас каждый десятый младенец на искусственном вскармливании. Во-вторых, это естественный антибиотик. К обычным антибиотикам микробы привыкают и становятся еще опаснее. А к лактоферрину они приспособиться не могут. Он просто отнимает у них железо, а они без железа погибают. Миллионы лет лактоферрин защищает потомство животных от внешней среды. Но это далеко не все. Этот белок можно использовать в самых разных областях — от косметических средств до лечения онкологических больных.

4. Почему для превращения в «живую фармацевтическую фаб­рику» была выбрана именно коза, а не, допустим, корова?

С козами проще работать, их легче содержать, доить. Они меньше болеют. У коров и период беременности больше — девять месяцев, а у козы пять.

5. Скажите, а с экологами у вас еще не было проблем, ведь они так отчаянно борются со всем трансгенным?

А что тут может быть опасного?! Это обычное молоко, в котором содержится чистейший человеческий белок. Никакого отношения к трансгенной пище это не имеет.

6. Кому принадлежат эти трансгенные козлята?

Они принадлежат Союзному государству России и Белоруссии, а фактически никому, ведь ситуация с союзной собственностью очень запутанная. А сама генная конструкция принадлежит нашему «Трансгенбанку».

7. Какая финансовая прибыль может быть получена от производства лактоферрина с помощью трансгенных коз?

Речь идет о миллиардах долларов! Только нужно еще вкладывать средства и очень много работать.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №24 (24) 15 ноября 2007
    Конфликт
    Содержание:
    О Грузии — без злорадства

    Редакционная статья

    Афиша
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Реклама