Кубинский ром

Среда обитания
Москва, 15.11.2007
«Русский репортер» №24 (24)
Мастер купажа Дон Хосе Наварро приехал в Россию на четыре дня, чтобы представить новый ром Havana Club Maximo (80 тыс. рублей за бутылку). Заодно Maestro Ronero рассказал корреспонденту «РР» о том, какой ром следует пить на рассвете, какой — в мороз, и почему Фидель Кастро надел зеленый костюм

Как получилось, что будучи профессором и университетским преподавателем вы бросили науку и студентов и занялись ромом?

В Havana Club меня позвали как раз потому, что я был профессором химии. Традиции создания рома существовали всегда, они передавались из поколения в поколение. Но недоставало технологий. Меня пригласили в 1971 году для того, чтобы их отработать. Каждый завод, а их было множество, имел собст­венные секреты. Cо временем заводы объединили, и это позволило как-то структурировать процесс производства. А Havana Club остался самостоятельным.

Но ром — это не просто спиртное. О нем поется в самых красивых кубинских песнях. Это часть культуры Кубы, причем, сама технология его изготовления роднит его с нашей культурой. Она очень разнородная, смешанная, а ром — тоже детище смешения, он проходит через множество купажирований, и это не искажение напитка, а сама суть рома.

Что такое хороший кубинский ром?

Это сложно объяснить. Вот лишь некоторые детали. Например, аромат. Пока вы будете пить из своего бокала, аромат не исчезнет, его ничем нельзя перебить. Наш новый ром можно оставить в бокале на сутки — и он ничего не потеряет. Для кубинца это целая жизнь, такое у нас отношение к времени.

Теперь вкус. Он очень мягкий и приятный — ром можно держать во рту: он не жжет. Потом вы начинаете ощущать множество разных привкусов — меда, ванили, бананов, какао, табака, сухофруктов, специй. Это путешествие по миру традиционных кубинских деревень. Можно сказать, что ром — алкогольное выражение всего кубинского.

«Ром — это тема для разговора, и предмет разговора, и то, что пьют. И повод для тоста. Седьмую рюмку — за семилетний ром»

А еще ром всегда отблагодарит мастеров купажа, которые участ­вовали в его создании. Я сейчас устрою маленькую лабораторию, чтобы показать, как делается ром.

Дон Хосе Наварро берет со столика четыре стакана с водой и начинает показывать, как производится купаж, профессиональными движениями химика-практика понемногу переливая воду из одного стакана в другой. Вскоре становится уже непонятно, из какого стакана куда перелили, но зрелище завораживающее.

Сто лет назад смешали разные типы рома — получился напиток, его продали, но не весь. Чуть-чуть оставили для выдержки.

Хосе Наварро снова берется за стакан.

Теперь столетний ром добавляют в запасы других лет, и из них тоже оставляют часть для выдержки. Так ром намешивается до сегодняшнего дня. Сменяются поколения мастеров купажа, каждый вносит свой вклад, и так на протяжении целого века.

Дон Наварро отставляет стаканы в сторону.

В этом есть что-то личное и мистическое. Я воздаю должное памяти всех мастеров купажа и чувст­вую эту память рома. Пройдут годы, никого из нас (он смотрит на сидящих за столом) не будет, а я буду… здесь (указывает на бутылку). Следующий мастер купажа, так же как и я, скажет: «Это не мое». Потому что он причастен и к прошлому и к будущему. Он лишь звено в цепочке мастеров купажа.

Как вы пьете ром?

Самая важная ячейка общества — семья. Я люблю налить немножко рома и наслаждаться его вкусом в кругу семьи. Пить ром в барах на улице мне не нравится, это слишком просто. Другое дело — профессиональная дегустация. Кроме того, я должен пробовать и чужой ром — все, что выходит на рынок.

Самое главное для питья рома — обстановка. Вот в таком отеле, как этот (мы разговариваем в столичном «Метрополе»), хорошо было бы выпить семилетний Anejo.

Прекрасно пить ром как аперитив: он взрывается разными вкусами. А еще ром облегчает общение, хотя и не снимает всех сложностей. Понимаете? Ром помогает преодолеть момент первоначального смущения. Но в дальнейшем все зависит от человека.

Я выпиваю глоток Havana Club, когда хочется поэкспериментировать. Есть моменты, когда я скучаю. Тогда я спускаюсь в наши погреба и пробую очередной сорт. На рассвете очень хорошо пить Cuban Barrel Proof. В нем 45°.

Ром — это тема для разговора, и предмет разговора, и то, что пьют. И повод для тоста. Седьмую рюмку — за семилетний ром.

Вам, наверное, не нравится, когда из рома делают коктейли?

Нет, я очень люблю «Дайкири» и «Мохито». Лучшая основа для «Мохито» — Anejo Blanco. Молодой ром лучше всего пить со льдом. У каждой разновидности рома своя причина существования.

И какой ром вы рекомендуете пить в мороз?

Все хороши, но Barrel идеален. Пьешь — алкоголь не чувствуешь, пахнет очень приятно и быстро согревает. В России, кстати, продается партия этого рома с моей личной подписью.

Вам есть кому передать свои знания и умения?

У меня четыре сына, восемь внуков — и все похожи на меня.

А как дела в стране, как здоровье Фиделя?

Фидель был недавно в Испании, интервью показывали в прямом эфире. Если он оделся в темно-зеле­ный костюм, значит, все в порядке. Голова у него хорошо работает. Все нормально, в прессе он постоянно упоминается.

Без рома, наверное, не обошлось…

Фото: VU/Fotolink; Алексей Куденко для «РР»

У партнеров

    «Русский репортер»
    №24 (24) 15 ноября 2007
    Конфликт
    Содержание:
    О Грузии — без злорадства

    Редакционная статья

    Афиша
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Реклама