Кому впору Большой шлем

Спорт
Москва, 29.05.2008
«Русский репортер» №20 (50)
Открытые чемпионаты Австралии и Америки, «Ролан Гаррос» и Уимблдон — четыре кита, на которых держится профессиональный теннис. Однако вековую гегемонию этих престижных турниров в ближайшие годы могут разрушить агрессивные конкуренты

Термин «Большой шлем» пришел в теннис из бриджа. Впервые его использовал спортивный обозреватель газеты «Нью-Йорк таймс» Джон Киран в 1933 году, накануне матча между австралийцем Джеком Кроуфордом и американцем Фредом Перри. К тому моменту австралиец уже победил в трех турнирах за год и вышел в финал Открытого чемпионата США в Нью-Йорке. Это-то и подвигло заядлого картежника Кирана провести аналогию с бриджем, где термин «большой шлем» обозначает заявку игроков на все семь дополнительных взяток. И хотя тот матч астматик Кроуфорд проиграл, меткое словцо журналиста прижилось.

К игре в теннис в Европе, особенно во Франции и Англии, пристрастились лет 800 назад. Сначала пробковый мячик, обтянутый кожей, отбивали руками, потом приспособили для этой цели деревянные ракетки. Со временем из Старого Света игра перекочевала в Австралию и Америку. Но до второй половины XIX века везде играли по своим правилам. Унифицировал и придал этому виду спорта официальный статус майор Британской армии Уолтер Уингфилд. В 1873 году он запатентовал игру «лаун-теннис» (от английского lawn — лужайка), в 1874-м выпустил подробное описание правил этой игры отдельной книгой под названием «Сферистка» (по-гре­чески — «игра в мяч»), а уже в 1877-м на площадке Всеанглийского клуба крокета и лаун-тенниса был проведен Уимблдон — старейший из турниров «Большого шлема». Чуть позже появились Открытые чемпионаты Америки и Австралии, «Ролан Гаррос».

В наши дни турниры «Большого шлема» — это четыре неофициальных чемпионата мира на разных покрытиях: харде — жестком искусственном ковре, грунте и траве. В мире тенниса существует явная специализация игроков: кому-то сподручнее играть на земле, кому-то — на синтетике. К примеру, вторая ракетка мира Рафаэль Надаль три года подряд побеждал на «Ролан Гарросе», который проводится на грунте, не позволяя лидеру мирового рейтинга Роже Федереру воплотить свою мечту — выиграть «Большой шлем».

Подкоп Иона Тириака

До недавнего времени казалось, что «четыре кита» большого тенниса вечны. Но даже многолетние традиции больше не в состоянии сдерживать натиск конкурентов. В последние годы стали поговаривать, что не только «Ролан Гаррос», но и Открытый чемпионат Австралии не соответствует высоким стандартам турниров «Большого шлема». Понятно, времена меняются и требования к организации соревнований уже не те, что 100 лет назад. Но чего больше в новых предложениях — стремления улучшить ситуацию или желания извлечь из нее финансовую выгоду, — надо еще разобраться.

Одним из инициаторов проведения пятого турнира «Большого шлема» стал румынский бизнесмен Ион Тириак. По его мнению, нынешней «четверке» требуется основательная встряска: «Я предвижу изменения в теннисе. При всем моем уважении к существующим “Большим шлемам” вполне очевидно, что им нужна достойная конкуренция во всем: в призах, качестве, инфраструктуре». Тириак — не авантюрист с большой дороги. Он сам был когда-то и теннисистом, и тренером, и менеджером, и председателем Олимпийского комитета Румынии, потом стал банкиром. Он хорошо разбирается в закулисном мире тенниса и финансов.

Честолюбивый бизнесмен уже выбрал объект для раскрутки, ему приглянулся Мадрид — именно там он предлагает организовать пятый турнир. Сперва на Тириака смотрели как на умалишенного: ну действительно, с какой стати Международная теннисная федерация станет разрушать традиции, которым уже столько лет? Но Ион Тириак уверен: все дело только в спортивных чиновниках, стремящихся исключить малейшую возможность свободной конкуренции. «Я не доволен тем, что высшее теннисное руководство не позволяет турнирам соперничать друг с другом. Я хочу конкурировать, — говорит Тириак. — Завтра узнаю, каким будет призовой фонд на “Ролан Гарросе”, и поставлю у себя столько же. Но надо еще, чтобы моим победителям присуждалось столько же очков, сколько на турнирах “Большого шлема”. А те, кто лоббирует их интересы, этому изо всех сил противятся».

Другая идея теннисного новатора состоит в том, что при организации испанского турнира можно будет использовать последние достижения науки и техники. Казалось бы, какая разница, чем оснащен стадион? Ведь теннис — не «Формула-1», где технологические новации не менее важны, чем мастерство пилота. Однако такая «мелочь», как крыша, которой можно накрыть стадион в случае дождя, заметно облегчает проведение турнира. В последние годы на Уимблдоне из-за дождя сорвался не один матч, а ведь страдают от этого не только игроки и организаторы, но и зрители, купившие билеты, и телекомпании, ведущие трансляцию с соревнования. В Мад­риде такой проблемы не будет: там за пять минут можно накрыть крышей сразу три корта.

Кроме того, традиционные турниры ограничены в пространстве. Скажем, теннисный стадион, где проводится «Ролан Гаррос», находится в Булонском лесу, и вряд ли муниципалитет Парижа позволит спорткомплексу расширить свои границы. Хотя президент Французской федерации тенниса Кристиан Бим согласен с тем, что пришло время реконструировать теннисный стадион в Париже. «Нам необходима новая арена, но мы еще не заручились поддержкой властей, — говорит Бим. — К 2011 году будет готов очень серьезный проект по модернизации стадиона. В скором времени могут появиться новые турниры “Большого шлема” — как в Азии, так и в Европе, и престиж “Ролан Гарроса” от этого пострадает. Мы постараемся сделать все возможное, чтобы этого не допустить».

Кто станет лишним?

Однако появление пятого турнира «Большого шлема» — еще полбеды. Вполне возможно, новое соревнование заинтересует зрителей, спортсменов и потенциальных спонсоров. Но речь идет уже о том, чтобы лишить статуса один из нынешних турниров. Сейчас такая угроза нависла над Открытым чемпионатом Австралии. В заявлении теннисной федерации Зеленого континента говорится: «Требования к проведению теннисных соревнований за последние пять лет увеличились многократно. В данный момент мы ведем переговоры с нашими партнерами о возможности привлечения серьезных инвестиций под программу улучшения условий проведения турнира, иначе его будущий статус, как и само его существование, может оказаться под вопросом».

Беспокойство австралийского руководства легко понять. В последние годы страны Азии и Ближнего Востока стали проявлять серьезный интерес к теннису. Недаром несколько лет подряд — с подачи того же Тириака — заключительный турнир ATP (Ассоциация теннисистов-профессио­налов) проходит в Шанхае. Сменил прописку и итоговый женский турнир: начиная с декабря нынешнего года он будет проводиться в столице Катара Дохе.

Складывающаяся конъюнктура заставила Федерацию тенниса Австралии запросить у властей порядка $300 млн на совершенствование условий проведения национального Открытого чемпионата и его развитие в целом. Организаторы обосновывают свое требование еще и тем, что турниры во Франции и Англии получили около $200 млн на развитие, а в заключительное состязание в Шанхае было инвестировано $300 млн. Договор на проведение турнира в Мельбурне истекает в 2016 году. Возобновлять его или нет, будет решать Международная федерация тенниса, которая за это время может получить куда более выгодные предложения.

Как начисляются рейтинговые очки: международные, в частности, Кубок Кремля 250, международные серии Gold 300, серии «Мастерс» 500,  «Большой шлем» 1000.

В то же время сами игроки, включая таких звезд, как Роже Федерер и Серена Уильямс, вовсе не хотят расставаться с кортами Мельбурн-парка. Но мнение теннисистов в данном случае ничего не решает. Если один из этапов «Большого шлема» перенесут, они безропотно поедут на новое место: никто из них не станет упускать возможность получить призовые очки на столь статусном соревновании.

Другой важный фактор для игрока — это деньги. Призовые фонды главных турниров с каждым годом растут. В 2008-м на Открытом чемпионате Австралии были выплачены рекордные гонорары — свыше $18,5 млн, что на 18% больше, чем в прошлом году. Уимблдон тоже повышает выплаты: уже в нынешнем сезоне победители мужского и женского одиночных турниров получат по $1,5 млн, то есть на 7% больше, чем год назад. Примерно на 2% повысил призовые и «Ролан Гаррос»: в 2008-м в Париже разыграют $24,6 млн.

Многолетние традиции не в состоянии сдерживать натиск конкурентов. Сейчас поговаривают, что не только «Ролан Гаррос», но и Australian Open не соответствует высоким стандартам «Большого шлема»

В России таких денег на теннис сейчас никто не даст. Но как только поползли слухи о расширении границ «Большого шлема», горячие головы тут же родили идею превращения Кубка Кремля в один из главных мировых турниров. Однако Шамиль Тарпищев тут же дал понять, что Российская федерация тенниса к этому пока не готова. «Мы не будем покупать право на проведение итоговых турниров года ATP и WTA. У мужчин существует возможность повышения статуса Кубка Кремля, если кто-то из владельцев турниров, ныне входящих в серию “Мастерс”, захочет продать право на его проведение, — отметил Тарпищев. — Над этим мы еще можем подумать. А у женщин Кубок Кремля и так один из самых престижных и весомых в мире». В то же время Тарпищев подчеркнул, что вопрос о расширении «Большого шлема» продиктован интересами не конкретных организаций, а развития тенниса в целом.

Если в «Большом шлеме» произойдут изменения, о которых пре­дупреждают теннисные функционеры, можно будет начинать отсчет новой эры: иными станут и сам сезон, и критерии определения лучшего игрока

Если в «Большом шлеме» произойдут изменения, о которых предупреждают теннисные функционеры, можно будет начинать отсчет новой эры: иными станут и сам сезон, и критерии определения лучшего игрока. Всегда обидно, когда что-то хорошее безвозвратно уходит в прошлое. Однако пока что большинство нововведений шли теннису только на пользу. Спортивный календарь корректируется в интересах игроков, а использование таких технических новшеств, как система «Соколиный глаз», только подогрело интерес к матчам. Вполне возможно, что и «пятый шлем» в конце концов завоюет зрительскую любовь. И все же разбрасываться соревнованиями, заложившими основы современного тенниса, наверное, не стоит. Пройдут годы, прежде чем кто-либо из новичков сможет заслужить репутацию, которой сейчас могут похвастаться старейшины — турниры «Большого шлема».

Фото: IMAGO SPORT/RUSSIANLOOK; SIPA/FOTOBANK; REUTERS

Турниры «Большого шлема» в разрезе

Факты

  • 5 пенсов в нынешнем масштабе цен стоил билет на первый финал Уимблдона в 1877 году
  • 31 игрок участвовал  в первом Открытом чемпионате США
  • 1673 человека работало на турнире «Ролан Гаррос»  в конце XX столетия, в том числе 300 билетных контролеров, 180 подавальщиков мячей, 25 кассиров, 330 арбитров, 250 работников предприятий питания, 50 шоферов, 15 сторожей, 60 работников, обеспечивающих прием и размещение спортсменов, 50 уборщиков
  • 1920 году на Уимблдонском турнире австралиец Рэндольф Лиссет, пытаясь произвести благоприятное впечатление на публику, нанял лакея во фраке и белых перчатках — подавать теннисисту шампанское во время перерыва

Теннисисты, выигрывавшие все четыре турнира «Большого шлема» в своей карьере

мужчины:

Фред Перри, Англия (26 лет)
Дон Бадж, США (23 года)
Род Лейвер, Австралия (24 года)
Рой Эмерсон, Австралия (27 лет)
Андре Агасси, США (29 лет)

женщины:

Морин Коннолли Бринкер, США (18 лет)
Дорис Харт, США (29 лет)
Ширли Фрай Ирвин, США (29 лет)
Маргарет Смит-Корт, Австралия (20 лет)
Билли Джин Кинг, США (28 лет)
Крис Эверт, США (28 лет)
Мартина Навратилова, США (26 лет)
Штеффи Граф, Германия (19 лет)
Серена Уильямс, США (21 год)

Спортсмены, выигрывавшие все турниры "Большого шлема" в календарном году

мужчины:

Дон Бадж (США, 1938)
Род Лейвер (Австралия, 1962, 1969)

женщины:

Морин Коннолли Бринкер (США, 1953)
Маргарет Смит-Корт (Австралия, 1970)
Штеффи Граф (Германия, 1988)

Спортсмены, выигрывавшие наибольшее число турниров "Большого шлема" подряд

мужчины:

Дон Бадж (США, 1937-1938) - 6

женщины:

Морин Коннолли Бринкер (США, 1952-1953) - 6
Маргарет Смит-Корт (Австралия, 1969-1971) - 6
Мартина Навратилова (США, 1983-1984) - 6

У партнеров

    «Русский репортер»
    №20 (50) 29 мая 2008
    Зарплаты
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Случаи
    Фотополигон
    Реклама