ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Идеальный офис

2008

Сегодня офисом у нас называют и подвал на заброшенной птицефабрике, и железный ларек на окраине, и свежевыстроенный бизнес-парк в городе-миллионнике. И руководители компаний, и их работники мечтают об идеальном офисе, но не очень представляют, что это такое

Офисы в России появились внезапно и практически из ниоткуда — просто идущие в ногу со временем руководители стали называть этим модным словечком все конторы, бюро и прочие учреждения. Вмиг сформировались офисная культура, офисный этикет, офисные стандарты, офисные помещения. Но от этого «вмиг» — и вся убогость большинства российских офисов.

Представьте себе, что место действия фильма «Служебный роман» внезапно осовременилось. Похоже оно будет хоть капельку на какой-нибудь американский офис? Да ничего подобного! Взять хотя бы «человеческий фактор» — из всей команды останется один подлец, которого играет Басилашвили, а Немоляеву, Фрейндлих, Мягкова и Ахеджакову выгонят к чертовой матери как людей, у которых напрочь отсутствует «командный дух» или еще что-нибудь, не менее офисное.

Но современный люд в офисах работать хочет и считает это престижным. В объявлениях работодателей так и написано: «нужен такой-то», а дальше в скобочках непременно — «работа в офисе». Это почетно и стабильно.

Намного почетнее и стабильнее, чем, например, работа «полевого» менеджера.

Офис. Нормативы

— Каждый из нас имеет свое личное пространство, и его необходимо учитывать для создания рабочих условий, — считает Айгуль Алдашева, доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории психологии труда Института психологии РАН. — Устраиваясь на работу человек согласен на все, но спустя три месяца он начинает выдвигать свои требования. Чаще всего они связаны с тем, что нарушается его личное психологическое пространство. Кстати, сегодня число таких людей растет — мы идем к индивидуализации, автономности, наблюдаем процесс сепарации.

Ольга Чернышова, кандидат психологических наук, заместитель завкафедрой психологии труда и инженерной психологии факультета психологии МГУ, поддерживает коллегу:

— Человек, приходя на работу, не может организовать свое рабочее место так, как ему хочется. Все задается руководством, дизайнером. На сотрудника оказывается давление, и он погружается в некомфортную для него среду. Он лишен свободы выбора, свободы воли. Сейчас об этом никто не задумывается, но через какое-то время не исключено, что мы получим поколение людей, пострадавших от офисной деятельности.

Как и люди, офисы бывают разные: хорошие, плохие, чистенькие, не очень, ухоженные, холеные, неряшливые. Офисов в городах много, регулировать их оснащение и следить за офисной деятельностью необходимо, но этого почему-то никто не делает.

Один мой знакомый, проработавший несколько лет в американском офисе, рассказывает, что в кадровой службе компании его долго расспрашивали про любимые цвета. А когда он вышел на работу, то обнаружил, что его стул и некоторые другие поверхности были оформлены с учетом того, что он о себе сообщил. И хотя издалека все рабочие ячейки в его конторе казались одинаковыми, при ближайшем рассмотрении они оказывались разными, «настроенными» с учетом предпочтений их временных обитателей.

В российских офисах подобные мелочи никого не волнуют: за исключением кабинетов начальства, все помещения обустраиваются по одному шаблону. Более того, не соблюдаются элементарные требования и нормативы организации офисной деятельности. И в Роструде об этом прекрасно знают.

— Офисная работа, которая заключается в анализе и статистике, — не самая травмоопасная в России, в отличие от тех же угледобычи или строительства, — оправдывается главный государственный инспектор РФ по охране труда Валерий Корж.— Да, мы проводим проверки, но, как правило, они связаны с обращениями граждан. Если работники напишут заявление, что у них нечеловеческие условия, что на пяти квадратных метрах сидят пять человек и компьютеры на головах стоят, мы проверяем и обязываем работодателя провести аттестацию рабочих мест. Но все равно подавляющее большинство работодателей не выполняют нормативы. Некоторые о них просто не знают, другие — потому, что их выполнение довольно затратно. Несмотря на то что аттестацию рабочих мест работодатель обязан проводить раз в пять лет, в реальности офисов, прошедших аттестацию, очень мало.

Помимо аттестованного рабочего места, по нашим нормативам каждому работнику положена площадь 6 м? и объем — не менее 20 м?. И это только рабочее место. А с учетом коридоров, переговорных и прочих служебных помещений — не менее 12–13 м?. Соответственно,

если в вашем офисе работают 100 человек, площадь его должна быть не менее 1200 м?. Нетрудно догадаться, что в подавляющем большинстве контор эти нормативы предпочитают не знать — слишком дорого обойдется их соблюдение компании.

В то время как в уважающих себя американских и европейских фирмах офисы делаются с превышением «положенной площади», в наших все направлено на доведенную до абсурда «оптимизацию». Представьте себе, что офисный работник приходит к работодателю и заявляет примерно следующее: «Согласно СанПиН 2.2.2.542—96, конструкция моего стула должна обеспечивать: ширину и глубину поверхности сиденья не менее 400 мм; поверхность сиденья с закругленным передним краем; регулировку высоты сиденья в пределах 400–550 мм и угла наклона вперед до 15° и назад до 5°; ширину спинки не менее 380 мм и радиус кривизны в горизонтальной плоскости 400 мм; высоту опорной поверхности спинки 300 мм; угол наклона спинки в вертикальной плоскости 30°; регулировку расстояния спинки от переднего края сидения 260–400 мм; стационарные или съемные подлокотники длиной не менее 250 мм и шириной 50–70 мм; регулировку подлокотников по высоте над сиденьем в пределах 30 мм и внутреннего расстояния между подлокотниками в пределах 350–500 мм». Думаю, комментарии излишни.

Между тем в Америке и Канаде разработан целый свод офисных правил и законов (OSHA standarts, CSA Standards), предписывающих работодателям строгое соблюдение нормативов, временами гораздо более «замороченных». Любопытно, что в них учитывается не только площадь, положенная одному сотруднику, но и, например, рекомендации по температуре и влажности воздуха в офисных помещениях. У них там для умственного труда рекомендована температура 21° C, для физического — 18–19° C, а для сотрудников, круглогодично сидящих в офисе — 22° C.

— Нужно экономически заинтересовывать работодателя в том, чтобы приводить условия труда в соответствие с нормами, — считает Валерий Корж. — Когда будет невыгодно не проводить аттестацию и не соблюдать нормативы, тогда работодатель и будет заботиться о своих сотрудниках.

И все же, несмотря на то что офисная деятельность кажется нам относительно безопасной и комфортной, многочасовое сидение в одном и том же помещении нередко наносит вред здоровью человека.

— Когда офисное пространство и рабочие места изначально организованы неправильно, — рассказывает Ольга Чернышова, — изменения идут на анатомическом и на психическом уровнях. Например, считается, что каждая третья болезнь — «от спины». А офисная деятельность деформирует скелетно-мышечную систему человека. Получается, что мы сами из себя делаем уродов. Но это еще не все. Другие последствия офисной работы — это невротизация, импотенция и весь спектр психосоматических заболеваний: язва, гипертония, диабет и т. д.

Офис. Пространства

В свой первый офис я попал случайно. Учреждение занималось дизайном. Конечно, это был отчасти креативный офис, но все же… Открытое помещение, куда все приходили к 11 утра, а за столом сидел начальник и контролировал, как его подчиненные отрабатывают зарплату. Помимо основного пространства там было еще два помещения: курительная-переговорная и комната, где сидели арт-директор и бухгалтер. Мне быстро дали понять, что курилкой можно пользоваться только при особом отношении к тебе начальника, а бухгалтер и арт-директор свое право находиться в отдельной комнате заслужили долгой и результативной работой. А потом офис переехал и стал закрытым — все расселись по разным кабинетам. Общаться стало не с кем, начальник установил у себя в кабинете стереосистему и начал курить сигары, а другим вообще курить запретил. Желание работать в том офисе сразу же улетучилось, поскольку он стал больше похожим на контору.

Офисные пространства у нас принято делить на три типа: открытые, закрытые и комбинированные. Но далеко не все понимают плюсы и минусы каждого варианта. Впрочем, как и то, почему контора, состоящая из не связанных между собой отделов, не должна сидеть в открытом пространстве и, наоборот, почему людей, связанных одним общим делом, лучше не рассаживать по отдельным кабинетам. Отчасти виной тому острая нехватка качественных офисных пространств, отчасти — нежелание тратить время на организацию офиса, отчасти — высокая арендная плата, отчасти — доставшийся нам в наследство еще от советских времен «фонд коммерческой недвижимости».

Психолог Айгуль Алдашева полагает, что тип офиса должен быть напрямую связан с родом деятельности организации и объявленными компанией ценностями.

— Аналитикам необходима автономность, а диспетчерам совсем не обязательно сидеть поодиночке. В то же время одним комфортно работать в людном месте, другим — в одиночестве. Открытые офисы, грубо говоря, нужны для того, чтобы сотрудники не играли в компьютерные игры. Но сегодня тотальный контроль не приветствуется: он заставляет человека искать способы обмана. Оптимальный вариант — промежуточный, то есть офис, в котором есть как открытые, так и закрытые пространства.

Открытые офисы, а частично и комбинированные — порождение новой офисной культуры. Это любимые детища российских девелоперов и, как следствие, архитекторов, перенявших и досконально изучивших американские и европейские стандарты.

— Американский офис — плантационная система, — говорит Ольга Чернышова. — Все сидят в одном большом помещении, за работниками наблюдает супервайзер. Европейцы предпочитают работать в отдельных кабинетах. Впрочем, и наши в открытых офисах обычно чувствуют себя дискомфортно. Но, может быть, это просто отсутствие привычки? В открытых помещениях под вопросом конфиденциальность, поэтому в них работать сложнее. Конечно, можно к этому привыкнуть, но эффективность деятельности будет снижена.

Впрочем, и архитекторы, и психологи, и контролирующие органы, и руководители офисов признают, что тип помещения в подавляющем большинстве случаев определяется не нуждами и потребностями конкретной компании, а стоимостью аренды. Где дешевле, туда и въедем, а уж там разберемся. От этого страдают не только офисные работники, но и сами компании.

По мнению архитектора Бориса Левянта, качественное офисное пространство создает прекрасные условия для работы и стимулирует активность. А клиенты видят, что компания на плаву, что она активна и инвестирует сама в себя, и делают соответствующие выводы. К тому же само пространство офиса дает некую энергетическую, творческую подпитку.

— Мы обратили внимание, что когда переехали в наше нынешнее помещение, то резко поднялись на рынке, потому что наша западная клиентура по достоинству оценила уровень нашего офиса. Компании, которые не вкладывают деньги в собственный офис, существенно подрезают свой бизнес.

Борис Левянт говорит, что офис должен быть максимально удобным и адаптированным под нужды компании.

— Это пока мало кто понимает, но более продуманный вариант, несмотря на более высокую цену за метр, позволяет существенно экономить. Грамотно спроектированное пространство требует меньших площадей для размещения, причем разница может составлять несколько сот метров. В свое время мы исследовали возможности размещения для одной юридической компании. На выбор было предложено три здания. В одном здании эта компания размещалась на 2350 квадратных метрах, в другом — на 2750, а в третьем — на 1750. И хотя в последнем случае цена за квадратный метр была выше, чем у остальных, понятно, что из-за меньшей площади аренды экономия была весьма существенная.

— Стимулирующую роль красоты еще никто не отрицал. Кроме того, это показатель престижности: чем лучше офис, тем больше уважения. Офис — это своеобразная идентификационная карточка компании, — считает Айгуль Алдашева.

Офис. Мечты

Борис Левянт считает, что качественный современный офис — это прежде всего представительские, статусные зоны. Сюда приходят клиенты, здесь расположены переговорные, и здесь же находится руководство. Обычно бюджет, выделяемый на представительские зоны, более высокий, как и требования к ним: качество материалов, свет, архитектурные и дизайнерские решения. Эта часть офиса свидетельствует о статусе компании. Все остальные зоны — это бэк-офис. Он может быть в том же здании, а может — вообще в другом городе. В бэк-офисе важны грамотно организованные рабочие места и качественные освещение и инженерия. Как правило, здесь минимизируются строительные усилия и отсутствуют дорогие материалы, но при этом все делается максимально функционально: поднятый пол с коммуникациями, качественное износостойкое ковровое покрытие, сепараторы, которые разделяют зоны и позволяют добиваться относительного уединения человека. Здесь же присутствуют кофе-пойнты, министоловые или пространства, где можно посидеть, поговорить, что-то обсудить. Если есть необходимость в мозговых штурмах, для них выделяется отдельная зона. Курительные теперь делать не принято — соответствующие зоны выносятся за пределы здания.

Довольно часто офис мечты представляется филистерам как собрание диванов, спортзалов, бассейнов, столов для настольного тенниса и прочих развлечений: мол, а чего, здорово — пошел на пятнадцать минут, отдохнул и работоспособность свою повысил. Но тот же диван нередко становится для сотрудников яблоком раздора, настольный теннис отнимает рабочее время, а собственный спортзал, будучи непомерно дорогим, не пользуется популярностью у персонала.

— Значительно проще оплачивать сотрудникам здоровый образ жизни, — говорит Айгуль Алдашева, — а для отдыха и общения создать небольшую, но красивую рекреационную зону (она может быть и кухней), которая бы радовала глаз в отличие, например, от серых офисных перегородок. Она должна быть стильной, светлой, приятной, чтобы там можно было расслабиться и на какое-то время уединиться.

Многое в формировании образа офиса зависит от внутренних стандартов компании. Мне, например, рассказывали, что в одном офисе в специальной комнате висит боксерская груша — там принято изливать гнев на начальников и подчиненных. В другом в зоне рецепции стоит теннисный стол: пришедшему клиенту намеренно «сливают» партию, и после этого он гораздо охотнее подписывает договор.

— Мне, например, нравится, когда в офисе много растений, — рассказывает Борис Левянт. — Да, это расходы, которые не всегда поддерживаются стандартами компании, но они повышают настроение и работают на имидж.

«Большие окна, замечательный, но неназойливый вид. Стекло, бетон, металл, дерево, натуральные камни. Бог в деталях!» Борис Левянт, архитектор

Конечно, каждой компании хочется, чтобы ее офис был самым лучшим, самым престижным, но при этом многие забывают, что каждый сотрудник индивидуален. Петя, например, любит настольный теннис, а Машу раздражает звук ударяющегося о стол шарика. Вася обожает рыбок и аквариумы, а у Лени на рыб аллергия. В желании создать идеальный офис мечты некоторые компании заходят довольно далеко, забывая, что офис — это стандарты, это работа, это визитная карточка.

«Украшатель-ство рабочего стола (фэн-шуй, игрушки, портреты родственников и т. д.) — это создание комфортной среды и один из элементов снятия напряжения, но перебарщивать не стоит, иначе это вызовет неадекватную реакцию». Айгуль Алдашева, психолог

— Идеальный офис стоит дорого, вызывает зависть и не решает реальных проблем, а все подлинно драгоценное мы получаем бесплатно, — говорит архитектор Игорь Кочанов.

«Если вы приходите в кафе, вы интуитивно выбираете место, с которого просматривается входная дверь. Это естественная биологическая реакция. То же самое в офисе». Ольга Чернышова, психолог

С ним соглашаются и психологи, утверждающие, что идеальный офис создать невозможно. Офис мечты может существовать только в умах руководителей или в грезах офисных сотрудников.

— Идеальный офис — офис, где мне удобно работать, — говорит Айгуль Алдашева. — Но вам никогда не удастся его сделать, потому что тогда придется учитывать все требования, мои и моих коллег. А это практически невозможно.

Иллюстрации: Мария Соснина

Офисные нормы и правила
№20 (50)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама