Книги

Афиша
Москва, 13.11.2008
«Русский репортер» №43 (73)

Барак Обама

Дерзость надежды

Предвыборный труд Барака Обамы. Он утверждает, что писал сам. Темы понятны и очевидны: внешняя и внутренняя политика, расовые и религиозные противоречия, можно или нельзя запрещать аборты, бесплатная медицина и налоги, финансовый кризис, что делать с Ираком и Афганистаном. Обама в курсе, что все его доводы избиратель может счесть пустыми предвыборными обещаниями, но он все равно старается достучаться до каждого, кто возьмет книгу в руки. И такой образ автора в любом случае вызывает симпатию.

Борис Акунин

Квест

Конец 1920-х годов. Советские ученые достигли выдающихся результатов в области евгеники. Помешать им пытается нанятая американским миллиардером команда, состоящая из молодого профессора, русской эмигрантки и немца без лица. Порой действие прерывается — тогда читателю нужно выбрать один из четырех вариантов продолжения. С обратной стороны книги есть подсказки к загадкам из романа. Играть в это интересно, но все ухищрения не могут скрыть одного: текст «Квеста» вторичен по отношению к предыдущим книгам автора.

Джин Сэссон

Майада. Дочь Ирака

Американка Джин Сэссон сделала себе имя и состояние на продаже историй мусульманских женщин на Запад. Бесправные принцессы в Саудовской Аравии, изнасилованные иракскими солдатами кувейтские девушки, жены иракских диссидентов в тюрьмах Хусейна. Книги Сэссон находятся на грани между non-fiction и романом: в их основе лежат реальные истории, но писательница компилирует из многих биографий одну, приукрашивает детали — и образованные домохозяйки от Лондона до Нью-Йорка рыдают над судьбами восточных женщин.

Михаил Генделев

Любовь, война и смерть в воспоминаниях современника

Генделев — один из немногих современных поэтов, способных упаковать в стихи историю. В новой книге он проделывает это с историей России с 1996 по 2007 год, заодно перекраивая ее границы. Россия у него — империя от Иерусалима до Лондона, от Ленинграда до града небесного, объединенная языком и воспоминаниями всех нас. В этих воспоминаниях на равных правах существуют чай с молоком, Борис Березовский и чеченская война.

Стивен Кинг

Дьюма-Ки

Преуспевающий застройщик Эдгар Фримантл врезался на пикапе в башенный кран. Эта авария стоила ему многих ребер, правой руки и жены. После трагического происшествия Эдгар пере­ехал в курортное местечко Дьюма-Ки и там стал рисовать картины. Вы спросите, где же ужасы? А ужасы сейчас начнутся. Оказывается, полотна однорукого застройщика могут влиять на реальный мир: они предсказывают события, в результате которых начинают пропадать люди. В общем, Стивен Кинг, как всегда, держит марку, хотя это и не лучший из его романов.

Ричард Докинз

Бог как иллюзия

Британский эволюционист Ричард Докинз известен как ярый атеист и противник всех богов: не было бы религий — не было бы ни костров инквизиции, ни «Аль-Каиды»; да и толку от них тоже никакого. Сторонники религии обычно любят доказывать, что именно вера удерживает большинство людей от преступлений. По мнению Докинза, с этой функцией вполне справляется обыкновенный страх перед полицией. Вообще, тактика англичанина в споре очень похожа на ту, что применял Остап Бендер в Черноморске: «Эй, ксендзы! Бога нет». Но это-то и забавно.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №43 (73) 13 ноября 2008
    Геополитика
    Содержание:
    Цвет президентов

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Актуально
    Репортаж
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама