Пиратская эволюция

Актуально
Москва, 27.11.2008
«Русский репортер» №45 (75)
Сомалийские пираты сегодня — это организованная сила, которая начала захватывать суда стоимостью под четверть миллиарда долларов. «РР» первым из российских изданий взял интервью у человека, которого считают самым известным посредником между пиратами и их жертвами

Эндрю Мвангура не любит, когда его имя связывают с пиратами, называя то их пресс-секретарем, то посредником. Официально его должность звучит как «координатор кенийской программы помощи морякам». В начале октября кенийские власти арестовали его по подозрению в пособничестве пиратам. Произошло это сразу после захвата украинского судна «Фаина». Но вскоре Мвангуру отпустили, не найдя доказательств его вины. Тем не менее почти всегда именно он первым распространяет информацию о захвате того или иного судна.

— Я не имею никакого отношения к пиратам, — эмоционально втолковывал он корреспонденту «РР». — Да, иногда они обращаются ко мне. Но только потому, что часто не знают, как выйти на контакт (с владельцем захваченного судна. — «РР»), потому что многие из них попросту неграмотные. И тогда я даю им контакты человека, который способен выйти на владельца судна. Но делаю я это лишь для того, чтобы моряки были как можно быстрее освобождены из плена.

— А как же ваш арест после захвата «Фаины»?

— Просто кто-то хотел бросить тень на мою репутацию…

Когда два месяца назад сомалийские пираты захватили сухогруз «Фаина» с танками Т-72 и боеприпасами, проданными Минобороны Украины правительству Кении, казалось, что большего скандала быть не может. Однако на прошлой неделе пираты сорвали еще один джекпот, захватив саудовский супертанкер «Сириус Стар». Только само судно оценивается в $150 млн. А с учетом 2 млн баррелей нефти на его борту выходит, что добыча пиратов составила более четверти миллиарда долларов. Из «скромности» они назначили выкуп в $25 млн. Практика показывает, что сумма выкупа в ходе переговоров всегда снижается, но и возможные $5–10 млн будут для пиратов рекордом.

— Захватить такое судно несложно, — объясняет старший механик сухогруза «Леманн Тимбер» Виталий Рудниченко, который этим летом провел в пиратском плену 42 дня. — Этой махине нужны целые сутки, чтобы набрать нормальную скорость. Корабль малоподвижен, ему очень трудно маневрировать, а активные маневры — это главный способ избежать захвата, потому что высокая волна не дает пиратским катерам подойти к судну.

Всего за этот год сомалийские пираты атаковали 98 судов, и 37 из них захватили. Сейчас у них в плену около 15 судов и примерно 300 моряков. Среди них — 14 россиян.

Евросоюз, НАТО и Россия направляют в Аденский залив свои военные корабли. Они уже предотвратили около десятка нападений, уничтожив четыре пиратских судна, но должного эффекта это не произвело. Развитию пиратства способствует сама политическая ситуация в Сомали. В стране с 1991 года идет гражданская война, и там царит почти полная анархия. Центральное правительство мало что контролирует. Большинство провинций находится под властью местных семейных кланов. И пиратство для них — основной источник доходов.

— Сейчас пиратов в Сомали около трех тысяч, — говорит Эндрю Мвангура. — Но это очень приблизительная цифра, потому что существует огромное количество группировок. Среди них есть представители местных властей — береговая охрана, которая конфискует какие-то суда, мотивируя это тем, что они нарушили сомалийские законы. Есть нищие местные жители, которые таким образом зарабатывают на еду. Есть интернациональные преступные группировки, за которыми зачастую также стоят государственные чиновники, местная полиция и люди, сидящие в офисах с кондиционерами где-нибудь в Лондоне или Дубае. Все они хотят заработать денег.

— Пираты действуют вслепую, или на каком-то этапе происходит утечка информации о грузе, который находится на судне?

— Большинство захваченных пиратами судов направлялось в Кению. Скорее всего, им поставляют информацию мелкие чиновники, работающие в портах и морских организациях.

По сведениям «РР», именно так пираты узнали о характере груза на украинской «Фаине». Иначе эта «старая посудина», как называют ее сами моряки, никого не заинтересовала бы.

Пиратство действительно стремительно превращается в серьезный бизнес. В Европе и странах Персидского залива появилось много фирм, которые выступают посредниками в переговорах с пиратами, помогают передавать им выкуп. Это подтверждают и побывавшие в плену моряки.

— Наше судно захватили три семейных клана на небольших моторных лодках, — вспоминает Виталий Рудниченко. — Судовладелец нанял для переговоров английскую фирму Gray Page Limited и почти сразу выделил им $1 млн на выкуп судна. Те целый месяц гоняли эти деньги по банкам Омана и Кении, чтобы навариться. В итоге выкуп привез какой-то британец, бывший спецназовец, который сказал, что работает на кенийское правительство. Пираты приняли его как родного. Вообще временами все это выглядело как семейный кустарный бизнес. Когда привезли выкуп, приехали старейшины и каждому выдавали деньги под роспись, как зарплату.

Представители ВМФ России не исключают, что скоро в Аденский залив вслед за сторожевым катером «Неустрашимый» направят еще один корабль. О намерении наращивать группировку военных кораблей заявили также США и ЕС. Но, похоже, судоходные компании не слишком верят в эффективность борьбы с пиратами и все чаще заявляют, что вместо Суэцкого канала их корабли пойдут в обход Африки. Дольше, дороже, зато безопаснее.

Аппетиты пиратов

У партнеров

    «Русский репортер»
    №45 (75) 27 ноября 2008
    Наркотики
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Актуально
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама