Дефицит православия

Сцена
Москва, 05.02.2009
«Русский репортер» №4 (83)

По разным опросам в России православными себя считают от 65 до 80% граждан. Вот только что это значит, если большинство из них никогда не читали Евангелие, почти никогда не посещают церковь и даже не относят себя к христианам?

Современные россияне православные, скорее, по самоназванию, православие для них — что-то вроде популярного отличительного признака, объединяющего «по отрицанию»: не католик, не мусульманин, не сектант, значит, не чужой.

Бум православия в последние 15 лет действительно имеет место: миллионы людей венчаются в церкви (что ничуть не мешает им потом разводиться), для чиновников стало нормой демонстрировать свою религиозность (хотя многие из них с легкостью преступают заповеди, особенно «не укради»). Некоторые, глядя на это, даже считают, что православия стало «слишком много». Это видно по реакции на попытки введения школьного курса православной культуры и по вялой дискуссии о судьбе теории эволюции в школе.

Сейчас внутри церкви вообще идет интересная дискуссия, показывающая, насколько сложные проблемы стоят перед новым патриархом. Для многих священников очевидно, что за время пребывания в советской коме православие пропустило несколько важнейших переломов истории ХХ века, а начиная с перестройки «экстенсивный» рост приходов и вовсе придал Русской православной церкви не вполне христианские черты — как сказано в интересной статье игумена Петра Мещеринова, черты «феодальной, коммерческой, магически-обскурантистской институции с националистически-имперской идеологией».

И все-таки, с точки зрения интересов общества, православия в стране не слишком много, а, скорее, слишком мало. Настолько, насколько мало одного благотворительного православного автобуса на всю Москву. Мало не «слияния» с народом и государством, а собственно церкви.

Конечно, роль религии в модернизированном обществе совсем не та, что в Средние века, но и сейчас она огромна. Самые что ни на есть современные, капиталистические и секулярные общества не устояли бы без традиционных конфессий. США, например, вообще нельзя представить без фанатично верующего протестантского меньшинства: без ссылок на Библию там непредставимы ни суд, ни политика, ни в определенной мере даже и бизнес.

Дело, видимо, в том, что для человека существует не так много способов обрести над-человеческое измерение, увидеть границу себя и собственного эгоизма. И вакуум отсутствия веры замещается не столько просвещением, как хотелось бы разумным атеистам, сколько стихийным мракобесием и падением нравов. Поэтому православие, избавленное от «феодальных черт», никакой не враг ни науке, ни прогрессу, ни другим конфессиям.

Благотворительность и «социальная деятельность» священников и прихожан, которая все-таки очень активно развивается в последние годы, их действительное подвижничество медленно, но меняют моральную атмосферу в стране. И рано или поздно общество должно будет признать право голоса церкви в решении ряда важнейших, прежде всего этических, вопросов. Право не просто «быть с народом и государством» в одной лодке, но и выступать как против общественного мнения, когда оно ударяется в безумие или истерию, так и против государства, если оно поступает несправедливо и немилосердно.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №4 (83) 5 февраля 2009
    Церковь
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Репортаж
    Путешествие
    Случаи
    Реклама