Дешево и сердито

Культура
Москва, 02.04.2009
«Русский репортер» №12 (91)
Деревянный двухэтажный городок на берегу Онеги. На главной площади три белокаменные церкви и колокольня XVIII века. Сюда приехали три сотни молодых архитекторов со всей страны, чтобы построить экологически чистый и экономически выгодный город изо льда и снега

Фестиваль из субботника

Фестиваль «Эка-город» в Каргополе — восьмой из цикла «Города». Триста архитекторов целую неделю возводят на берегу реки снежные жилища. Задача — построить дом с интерьером, в котором можно жить или хотя бы переночевать.

Союз московских архитекторов и архитектурная мастерская Андрея Асадова организуют «Города» дважды в год — летние и зимние. На фестивали собираются команды, по большей части состоящие из студентов, и строят из подручных материалов архитектурные инсталляции на удивление публике и друг другу. Это единственный архитектурный фестиваль, в котором может участвовать каждый, кто пришлет заявку с эскизом. И даже не обязательно, чтобы итоговый результат был похож на изначальную задумку. Ведь сам фестиваль тоже родился спонтанно: просто один из его вдохновителей — Иван Овчинников решил вступить в Союз московских архитекторов.

— Моя жена захотела, чтобы наш сын ходил на елки от Союза архитекторов. Но для этого надо было в этот союз вступить, — объясняет он. — И вот как-то нас с Асадовым пригласили на субботник в Суханово, в дом отдыха архитекторов, про который все давно забыли. Там мы и спросили, что нужно сделать, чтоб в союз попасть. Нам сказали, что было бы здорово организовать что-нибудь необычное. Было жаркое лето 2005 года, и мы с Андреем решили собрать на выходные архитекторов из нескольких московских мастерских, спонсоров нашли. Из построенных объектов и получился первый «Город» — «Город на воде». Всем понравилось, решили продолжить. А первый выездной фестиваль состоялся, потому что в Подмосковье не было снега. Тогда мы поехали в вологодский Кириллов. И на фестиваль уже не только московские команды стали приезжать. А потом участники стали нас приглашать к себе: на Байкал, в Ярославль… Еще один фестиваль в Крыму был. Ребятам из регионов здесь еще интереснее, чем московским: многие говорят, что вне фестиваля не удается пообщаться с коллегами, сравнить себя с ними. А на фестивалях все живут в одних домах, границы стираются, и неважно, сын ты знаменитого московского архитектора или студент из маленького города.

В «Городе» Иван Овчинников — и строитель, и прораб, и завхоз, и педагог, и специалист по работе с опалубками и со снегоуборочной техникой. Он нужен всегда и всем сразу. Над строительной площадкой так и звенит: «Ваня!» За пять минут к нему обращаются восемь человек: где взять? что делать? а можно здесь строить? Оглянешься — а его уже нет: уехал встречать очередных участников фестиваля. Зачем ему все это надо, Иван не задумывался. Говорит, очень нравится путешествовать. И еще — что все участники могут своими руками воплотить идею в жизнь: а то, мол, сидит молодой архитектор за компьютером, проектирует, а всю работу делают другие люди. В «Городе» же архитектор что придумает, то сам и строит: распиливает, колет, да и техника кладки снежных кирпичей мало чем отличается от обычной работы с цементом.

Зачем городам «Города»

С утра до поздней ночи ходят по берегу Онеги взрослые люди — распиливают огромные снежные кубы, возводят из них стены, возятся с красками, ведрами. Они на неделю вырвались из офисов, от проектировки реальных зданий, и приехали в деревянный северный городок строить снежные замки. Возводить фантастические сооружения, которые вряд ли когда-нибудь будут построены в реальных условиях.

— А кто на самом деле решится на строительство такого объекта, каким бы красивым и интересным он ни был? Заказчику нужна окупаемость, и желательно сразу. Тем более сейчас, — объясняет Антон Яковлев, ярославский архитектор из команды krombiTTraxorm.

По «Городам» эта команда ездит практически с самого их начала. О том, чтобы превратить свой объект в постоянно действующую местную достопримечательность, архитекторы никогда не думали. Зато организовали в родном городе свой фестиваль — «Другое значение».

И вот уже три года подряд в День города в Ярославле на одном берегу Волги происходит традиционный народный разгуляй, а на другом krombiTTraxorm со товарищи мастерят свои инсталляции.

— Ехали в поезде — думали, что все так сложно организовать, что нужны какие-то специальные документы, бумаги, — рассказывает Антон. — Оказалось, все так легко! Пришли в администрацию Заволжского района. Нас спросили, будем ли мы что-нибудь продавать. Мы говорим: «Нет, просто будем собирать мусор и строить из него объекты». Тогда отнеслись с недоверием. А сейчас сами нам звонят, все справки сами согласовывают: в День города каждая администрация должна провести мероприятия для разных категорий людей, а мы, получается, что-то молодежное устраиваем. Надоел одинаковый День города из года в год, вот мы и придумали на другом берегу Волги создать альтернативу.

В Каргополе праздник заезжих архитекторов присоединили к собственному традицион­ному фестивалю снежных и ледяных скульп­тур, а заодно и к Масленице. Ольга Поташева, заместитель главы МО «Каргопольское», сама расселяет нахлынувшую в город молодежь, ищет трубочки для стаканов в ледяном баре, а заодно следит, как бы гости не распилили стройматериал, заготовленный для каргопольских резчиков по снегу.

— Мы делаем ставку на развитие событийного туризма. Градообразующего предприятия у нас нет, основная часть мужского населения работает на пилорамах. Наш город буквально застыл в XVIII веке. Дома все двухэтажные: выше главной колокольни в центре ничего строить нельзя, только на окраинах есть трехэтажки. Вообще строительство жилого фонда у нас не велось более двадцати лет. Только по программе расселения ветхого и  аварийного жилья построили два двенадцатиквартирных дома. А чтобы хоть наполовину решить проблему с ветхим жильем, нам нужно сто таких домов построить. Естест­венно, у администрации таких денег нет.

А мы способствуем развитию частного предпринимательства, в основном через туризм. Люди согласны принимать в своих домах гостей, но содержание гостевых домов — дело сезонное, а потому рискованное.

В этих-то гостевых домах и живут приезжие зодчие — конечно, те, кому места хватило. Остальных расселяют в гостиницы, общежитие, бывший детский дом. Наблюдать за порядком и поведением гостей в детском доме временно приставлена улыбчивая Наталия. Свои десять тысяч рублей в месяц она зарабатывает на нескольких должностях — охраняет, присматривает, моет, чтобы содержать двоих уже взрослых детей.

Она приехала сюда из Архангельска 14 лет назад и до сих пор страдает от отсутствия водопровода, необходимости колоть дрова, таскать воду. У Наталии есть мечта: когда дети разъедутся, сменять свою половину деревянного дома с банькой на однокомнатную квартиру. А вот знакомые ее не понимают: в деревенском доме сам себе и отопление, и водопровод, ни от кого не зависишь.

Стопка водки в рыба-баре

На площади местные умельцы вырезают из снега огромные фигуры, посвященные году молодежи: «Электронная любовь», «Молодость», «Мышь, повесившаяся в холодильнике». Это фестиваль снежных скульптур «Снеговик». Ближе к реке возводятся иглу — разноцветные, в дырочку, с пятью снежными «пальцами», как перчатка. Это фестиваль «Эка-город». С берега в Онегу уходят нестройные ряды сосулек — инсталляция московской команды мастерской Кузенбаева. Это…

— Что это вы тут построили? — удивляются каргопольцы.

— Это — линия, — говорят строители. Позже линия была переименована в «Особенности северного волосяного покрова».

Местные жители с любопытством рассмат­ривают объекты, заходят в иглу, фотографируются. Приезжие архитекторы изучают деревянную полоскальню, установленную на реке. И в будни, и в праздники сюда привозят на саночках корзинки с бельем. Водопровод здесь мало у кого есть, и такие полоскальни расставлены по всему городу.

— Фотографируйте, дома мамам покажете, — наставляет приезжих тетя Галя. У нее есть даже стиральная машинка, но она все равно ходит сюда, за полтора километра от дома. Говорит, здесь белье лучше прополаскивается.

Помимо стройки в «Городах» проводятся лекции. На этот раз речь о ресурсосберегающих технологиях — экологически чистом строительстве с использованием энергии солнца и ветра. На экране показывают европейские здания, сады, проекты с внедрением новых технологий. Андрей Асадов лекцию заканчивает словами: «Я надеюсь, вы вдохновились этими технологиями и теперь будете предлагать заказчику экологически чистое жилье».

Но пока вместо ценных пород дерева его слушатели используют снег, вместо отопления — костер. Такому строительству никакой кризис не страшен. К первому дню фестиваля из снега и фантазии сотен архитекторов на берегу Онеги вырастает футуристический город — самый экологически чистый и экономически выгодный в мире. Некоторые особо отважные строители даже проводят ночь в собственных творениях.

Сидит молодой архитектор за компьютером, проектирует, а всю работу делают другие люди. В «Городе» же архитектор что придумает, то сам и строит: распиливает, колет, да и техника кладки снежных кирпичей мало чем отличается от обычной работы с цементом

С десяток иглу разных конфигураций и расцветок, с мебелью изо льда и снега, с баром и ледяными стаканами — здесь даже фильмы показывают на снежной стене. Потом она станет фундаментом для интерактивного дома московской команды Wowhaus: в стену вмонтируют самовар и стаканы, а вокруг них будут меняться картинки с рисованным интерьером.

В рыба-баре стены и крыша увешаны настоящей рыбой. Здесь подают коктейль «Няндома»: выпив рюмку огненной воды, получаешь по лицу замороженной рыбой. От желающих выпить и «закусить» отбоя нет

В ледяном доме стоит огромная кровать, тумбочка, зеркало. Кажется, что все вырезано из хрусталя. У входа в комнату ледяной моряк и дождавшаяся его девушка: команда мастерской Кирилла Баира сделала ледяную иллюстрацию к песне Гарика Сукачева «Тигровое колечко».

А в рыба-баре от мастерской Асадова стены и крыша и внутри, и снаружи увешаны настоящей рыбой. Здесь подают коктейль «Няндома»: выпив рюмку огненной воды, получаешь по лицу замороженной рыбой. От желающих выпить и «закусить» отбоя нет. Вместо Масленицы в конце фестиваля строители снежного города сжигают огромную ледяную башню, которая плавится изнутри, как свечка. Толпы людей в свете ламп и факелов переходят от одного объекта к другому, залезают внутрь, присаживаются, греются у очага. Каргопольцы и «горожане» перемешались, уже не понять, кто у кого в гостях.

Но праздник заканчивается, каргопольцы расходятся по своим стареньким деревянным домам, даже не задумываясь о том, что они-то и есть самые натуральные, экологически чистые жилища. Архитекторы разъезжаются проектировать реальные здания из кирпича и бетона.

А «эка-город» остается забавлять детей и тихо таять на берегу Онеги.

Фото: Андрей Асадов; Тамара Шарова

У партнеров

    «Русский репортер»
    №12 (91) 2 апреля 2009
    Власть
    Содержание:
    Идеальный мэр

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Неделя
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама