Страх и трусость

От редактора
Москва, 01.04.2010
«Русский репортер» №12 (140)

«Знали бы вы, как страшно, когда у тебя за спиной взрывается бомба» — это понятная эмоция очевидцев терактов в московском метро. Конечно, очень страшно. И это по-человечески понятно. Так же, как человечны боль, горечь, сочувствие. Прямые, без трусливого ерничанья человеческие реакции.

По-человечески понятна даже паника в метро сразу после взрывов. Один из очевидцев в сердцах написал о давке в подземке, что люди — звери. Но на самом деле в такой ситуации странно было бы требовать хладнокровия и выдержки. Любой бы испугался.

Раздражает не страх, а трусливое умничанье или трусливая агрессия, которая на самом деле проявляется только у тех, кто был вдали от взрывов. Комфортная, домашняя, досужая трусость или глупость.

Я по-человечески не понимаю, когда первая реакция — поиск врагов, построение «теорий заговора». То есть такая реакция — именно то, на что террор и рассчитан: либо досужая трусость, либо опасная провокация. Вот смотрите, например, что пишет в своем блоге Андрей Илларионов, бывший советник президента России, между прочим: «Молчание стороны, против которой в последние месяцы развернулось пропагандистское наступление “модернизаторов” и “инноваторов”, казалось слишком глубоким, а отсутствие каких-либо видимых контрдействий — слишком затянувшимся… И это значило, что ответ может (должен) быть асимметричным и шокирующим». То есть выступил по теме «ФСБ взрывает Россию». Удивительно, что таких конспирологов оказалось довольно много, чем немедленно воспользовались боевики в своей агитации.

Я понимаю, что в любом обществе найдутся маргиналы, которые обязательно будут подозревать свои власти, как некоторые в США подозревают ЦРУ в организации терактов 11 сентября. Как маргинальная гипотеза такое рассуждение даже может быть оправдано, особенно если власти сами пользуются террором для своих целей — гайки закручивают или «нужную» войну начинают. Потому что неприлична любая попытка использовать террор — хоть «за», хоть «против» влас­тей. Но в день трагедии — теория заговора вместо сочувствия? Такого я не понимаю.

Трусы и провокаторы всегда ищут врагов на стороне. Кто-то, сидя на диване, обвинит власти, кому-то ближе призывать «мочить» всех чужаков без разбору. И последнее — более массовая и более опасная реакция. И эту реакцию ожидали, судя по тому, как быстро исчезли с улиц столицы таксисты с Кавказа и из Средней Азии, как на время позакрывались многие торговые палатки. Террор всегда рассчитан на то, что трусливая часть общества может стать большинством и уничтожит саму себя.

К счастью, открытых провокаторов у нас все-таки по-прежнему относительно немного. Все-таки все мы понимаем, что страна в войне и быстро, к сожалению, она не закончится — привычные инструменты антитеррора помогают плохо. Мир на Северном Кавказе, наверное, можно приближать рациональной политикой: наводя порядок в правоохранительной системе, снижая уровень насилия, разрушая коррупционную экономику войны и строя экономику мира. Но точно не трусостью и не ненавистью.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №12 (140) 1 апреля 2010
    Теракт
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама