Между красотой и уродством

Среда обитания
Москва, 23.09.2010
«Русский репортер» №37 (165)
Красота — понятие, с одной стороны, неуловимое и абстрактное, с другой — шаблонное до скрипа зубов. «Красавица» — почти ярлык. Тогда как уродство многообразно и непредсказуемо. И часто сквозь него просвечивает какая-то своеобразная, нестандартная красота

Когда на экраны вышла первая серия «Шрека», моя полноватая, но очень симпатичная подруга, окончившая философский факультет, сказала: «О! Это великий мультфильм! Он о том, что такие, как я, тоже достойны счастья!» Я тогда спросила, что делает ее несчастной. Оказалось — лишние десять килограммов.

В погоне за счастьем девушки питаются несоленым рисом, соглашаются пустить в лоб ампулу ботулотоксина и даже лечь под нож пластического хирурга. Красота — гладкая, скуластая, с пышными губами и тощим телом — правит миром. Это подтверждают многочисленные исследования западных психологов: красивые люди больше зарабатывают, судьи склонны выносить им менее жесткие приговоры, им больше доверяют, чаще улыбаются и меньше хамят. А что остается тем, кто не вписывается в современные стандарты красоты?
Отращивать харизму, интеллект и чувство юмора.

Но что такое, в сущности, красота? Из чего она складывается и есть ли у нее объективный критерий? Этологи скажут, что она «сертификат» здоровья и выражается в чистой коже, пышной шевелюре и симметричности черт. Психологи станут апеллировать к самооценке и качеству отношений. Историки заметят, что каноны красоты на протяжении веков менялись не раз, а социологи добавят, что экономическая ситуация в стране формирует в том числе и моду на объем бедер и румянец щек. Но что-то другое, неуловимое, считываем мы в лицах друг друга, неожиданно замечая особую прелесть в блестящей
лысине и глубокой складке у рта.

— Я много лет изучаю феномен красоты, но если вы меня спросите, что это такое, я не отвечу, — признается кандидат психологических наук Елена Никитина. — И как она влияет на нашу жизнь, тоже одно­значно не скажу. Конечно влияет. Кстати, не всегда положительно. В общем, красивые тоже плачут.

Например, длинноногой блондинке гораздо сложнее получить руководящую должность, и даже если она защитит диссертацию, ее защиту будут скорее смотреть, чем слушать. Женская красота и глупость — почти синонимы, к красоткам часто относятся несерьезно, они привлекают, но вызывают опасения. Красота может неожиданно оказаться барьером: через блестящую оболочку не так просто пробиться истинному «я».

Стандартизация красоты делает ее серийной — глазу не за что зацепиться на тонких носах и высоких скулах. Живые куклы Барби отличаются одна от другой только цветом волос и покроем нарядов.

Однажды к пластическому хирургу Александру Неробееву обратилась известная актриса с просьбой «поправить нос».

— Это несложно, — ответил хирург. — Однако учти: тебя могут перестать узнавать. Твое лицо уже бренд. Ты станешь более красивой, но и более обычной.

И все же покажите мне женщину, которая отказалась бы ради собственной индивидуальности от точеного носика и четко очерченного овала лица? Индивидуальность в виде толстых щек и картофелины между ними заставляет страдать, отворачиваться от зеркала и фотообъектива, стыдиться собственной внешности, робеть на фоне роскошных подруг. Принцессы такими не бывают — Фиона не в счет. А значит, и принцы им не полагаются.

Работая над материалом о роли красоты в нашей жизни, я решила проверить эту гипотезу и разместила две свои фотографии на сайте знакомств. Одну фотохудожники поправили «в сторону красоты», другую — изуродовали как сумели. Результат оказался неожиданным: на дурнушку «принцы» посыпались как из рога изобилия, предлагая член, руку и сердце. Реже — интеллектуальные беседы. Красавица же не вызвала никаких эмоций вообще. Хотя мнения о том, которая из них красавица, разошлись даже у сотрудников редакции…

— Эта настоящая, беззащитная, домашняя, — комментировали «меня-уродину» коллеги. — С ней хочется поговорить. А та, вторая, высокомерная, отстраненная, лицо без всякого выражения — просто стерва какая-то! И кто вообще решил, что она красива?

Действительно, кто решает, что красиво, а что нет? Как мы определяем для себя красоту и какую роль она играет в нашей жизни? Об этом читайте в нашем следующем номере.

P. S. А подружка моя — та, что окончила философский факультет, — счастливо вышла замуж, родила ребенка и хорошеет день ото дня.

Фото: архив «РР»; иллюстрация: Александра Новожженова

У партнеров

    «Русский репортер»
    №37 (165) 23 сентября 2010
    Элита России
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Реклама