Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Общество

Красота убьет мир

2010

В современном обществе принято быть красивым, то есть соответствовать определенным стандартам. Любой ценой. Но что на самом деле красиво? Какую роль в нашей жизни играют внешние данные? Ответ на этот вопрос «РР» искал и у красавцев, и у уродов

На въезде в итальянский городок Пиоббико установлен необычный дорожный знак: «Территория некрасивых людей». «Фиаты», «ситроены» и «альфа-ромео» жмутся к обочине — все места на стоянках заняты. парковаться гостям «Фес­тиваля уродов» приходится в окрестностях городка — на фестиваль съехались несколько десятков тысяч посетителей из Италии, Польши, США, Аргентины и Великобритании. Из красивых машин выходят вполне симпатичные люди: среди них попадаются и аппетитные пышки, и утонченные нордические красавицы, и носатые джентльмены, и плоскогрудые девушки с голливудской улыбкой. Они приезжают в эту «Мекку уродов», как называют Пиоббико с подачи первого президента Всемирной ассоциации некрасивых людей Телесфоро Якобелли, для того чтобы заявить всему миру: красота — понятие относительное, и обладатели двойных подбородков, оттопыренных ушей и кривых зубов имеют такое же право на счастье, как титулованные красавцы. Шрек тому свидетель.

«Уродство — достоинство, красота — рабство!» — скандируют участники парада, шествуя к центральной площади Пиоббико, на которой установлен памятник некрасивым людям. Работа скульптора Аугусто Ранокки представляет собой фигуру полноватого человека с зеркалом в руках. Каждый желающий может подойти поближе и увидеть свое собственное отражение.

— Поймите нас правильно: мы не против красоты как таковой, — объясняет президент ассоциации Роберта Якобелли, возглавившая ее после смерти отца. — Мы за то, чтобы общество не возводило красоту на пьедестал в качестве основной ценности. Ведь это дар относительный и к тому же преходящий.

Сама Роберта внешне самая обычная женщина, не отмеченная ни красотой, ни уродством. Но среди членов ассоциации есть люди и с более яркой внешностью, в том числе четыре бывших «мисс Италия». Актрисы, телеведущие, политики, журналисты и писатели с удовольствием пополняют ряды этой странной организации.

— Клуб открыт для всех, — говорит Роберта Якобелли. — Главное, чтобы участник разделял нашу философию, ведь оценка уродства — это дело вкуса. Наша задача не в том, чтобы разделить людей на красивых и не очень. Мы боремся за права тех, кто сталкивается с дискриминацией по внешнему признаку. Мы хотим привлечь к этой проблеме правозащитные организации, сотрудничаем с психологами. Зачастую некрасивые люди, преодолевая барьер неприятия, становятся незаурядными личностями. Но все равно большинство из них чувствуют отторжение общества.

Итальянский «Клуб уродов» имеет свою историю: еще в 1879 году мэр Пиоббико обнаружил, что в городке с населением две тысячи человек живут сто двадцать восемь некрасивых старых дев, потерявших надежду выйти замуж. Вот для устройства их личной жизни и был создан специальный клуб — первое в мире брачное агентство. Позднее клуб взял в качестве девиза высказывание Марселя Пруста девиз: «Оставим красивых женщин людям без воображения».

Сегодня, как и много лет назад, некрасивые люди через этот клуб нередко находят себе пару — многие знакомятся прямо на фестивале. Литературные вечера, конкурс карикатур, дегустация вин, присуждение титула «Самого некрасивого»…

А несколько лет назад ассоциация организовала символическую свадьбу «трюфеля с поганкой», которая прогремела на всю Италию. В роли невесты, одетой в костюм поганки, выступила «мисс Италия — 96» Элиза Салмасси, а ее аллегорическим жени­хом-трюфелем стал самый солидный мужчина Италии Джулиано Боллези — его вес на тот момент составлял 217 кг. Эта акция, естественно, имела философский подтекст, ведь уродливый толстый трюфель на самом деле дорогущий деликатес, а стройная поганка — смертельно опасная отрава. 

С одной стороны, встречают по одежке. С другой — с лица воду не пить. Конечно, пригожий хорош и в рогоже. Но если снаружи красота, то внутри непременно пустота, гласит народная мудрость…  Смотрюсь в зеркало. Пытаюсь соотнести красоту и пустоту.  

Инстинкт красоты

Почти во всех сказках у главных героев случаются проблемы с внешностью: то злая фея руку приложит, то сам герой напортачит и расплачивается потом за свои грехи. Но в конце концов лягушка сбрасывает кожу и предстает красавицей, чудищу возвращается облик принца, и даже Иван-дурак оборачивается добрым молодцем, искупавшись в кипящем молоке. В общем, хеппи-энд и красота идут рука об руку — и только Шрек и Фионой портят сказочную отчетность, пользуясь всеобщей любовью, несмотря на зеленую кожу, толстые губы и лишние килограммы.

А вот в мире реальном Шрекам достается с самого рождения — даже родные мамы реже берут их на руки, меньше целуют и чаще ругают.

— Джудит Ланглуа, профессор психологии Калифорнийского университета, проводила любопытное исследование по этому вопросу, — рассказывает Елена Никитина, кандидат психологических наук, изучающая восприятие красоты. — Исследователи опросили пятьсот молодых матерей, недавно родивших первенцев. Среди прочих вопросов задавали следующий: «Как вы оцениваете вторжение ребенка в вашу жизнь?» Результаты оказались неожиданными: ангелоподобным деткам мамы уделяли больше внимания, чаще с ними играли, были больше вовлечены в процесс игры и «вторжение» младенца оценили как минимальное. Мамы менее симпатичных малышей занимались с ними реже, во время игр бывали рассеянны и наказывали своих чад более сурово. «Вторгались» малыши в жизнь мам, по их собственным оценкам, во втором случае гораздо больше.

— Выходит, красивые люди изначально получают больше поддержки, развиваются в более благоприятных условиях, а значит, потенциально более успешны?

— И да и нет, — объясняет Никитина. — Поддержки явно больше: достаточно улыбнуться, и человечек уже в центре внимания. С другой стороны, менее симпатичному малышу нужно приложить больше усилий, чтобы завоевать внимание мамы: хихикнуть, чирикнуть, что-то еще придумать — он вынужден постоянно расширять набор приемов, чтобы добиться успеха. Поэтому развивается такой малыш — в личностном плане — интенсивнее.

Но с каким же идеалом, пусть и подсознательно, сравнивает мать своего малыша? Как мы вообще формируем этот идеал внешности человека того или иного возраста? Неужели во всем виноват стереотип, навязанный создателями Барби и модельными агентствами? Оказывается, некий эталон заложен в нас с самого рождения. И младенец, не успев еще впитать образы «идеальной красоты», тиражируемые подиумом, отличает, что красиво, а что нет. «Инстинкт
красоты» — так назвал свое открытие психолог Алан Слейтер из Эксетерского университета. Он показывал новорожденным различные изображения человеческих лиц и обратил внимание, что испытуемые дольше фиксировали взгляд на красивых с общепринятой точки зрения портретах.

— Красота — это не просто субъективное впечатление зрителя. Это врожденное чувство, существующее у младенца с самого рождения, а может быть, и раньше», — сделал вывод Слейтер.

Такие же результаты, про­ведя аналогичное исследование, получила и Джудит Ланглуа:

— На выбор младенцев не влияло мнение СМИ, и все же он совпал с оценками, принятыми в мире взрослых. Дети сами распознали красивое и некрасивое.

На Западе уже давно изучают влияние внешних данных на самые разные сферы человеческой жизни. Так, аналитики Федерального резервного банка США в Сент-Луисе Кристи Энджиманн и Майкл Оуянг в результате своего исследования выяснили, что женщины с лишним весом зарабатывают в среднем на 17% меньше, чем их стройные коллеги. А норвежские психологи из Университета Осло пришли к выводу, что преступники с располагающей к себе внешностью получают менее суровые приговоры. Даже простой словесной характеристики хватило, чтобы ощутимо смягчить предполагаемое наказание: студенты, участвовавшие в эксперименте, предложили назначить «симпатичному» грабителю, ворвавшемуся в дом и укравшему 250 тысяч норвежских крон (около $34 тыс.) наказание на 24% мягче, чем ему полагалось по закону, а «миловидным» убийцам укорачивали сроки на 10%.

— Мы уже знаем, что привлекательность преступника оказывает влияние на строгость наказания, но удивительно, что для смягчения «судей» даже не потребовалось портрета, — говорит профессор Пер Шьолдборг, — оказалось достаточно слов «красивый» и «симпатичный».

С другой стороны, делая успешную карьеру, красавицы редко занимают руководящие посты.

— Потому что красота, особенно женская, зачастую ассоциируется с глупостью, — замечает Елена Никитина. — И преодолеть этот стереотип очень непросто.

Голливуд на заказ

Доктор медицинских наук пластический хирург Александр Неробеев с первого взгляда видит, что нужно исправить в том или этом лице — он «делает» красавцев и красавиц уже более тридцати лет. 

— Знакомые женщины часто просят меня посмотреть на них с профессиональной точки зрения, — рассказывает он. — А я отвечаю: лучше не надо, я же много чего могу наговорить…

— Но все же вы ориентируетесь на какой-то идеал красоты? Какое лицо красивое? — допытываюсь я.

— Красота — понятие философское. На самом деле все очень индивидуально, — туманно отвечает доктор. — Есть три основные причины, по которым обращаются к пластическим хирургам: врожденные диспропорции лица, сосудистые изменения и наросты мягких тканей, возрастные изменения. Третье, если говорить серьезно, к понятию «красота» не относится: с возрастом человек не становится некрасивым, он просто становится другим. Но не всякий может эти изменения принять. 

— А если к вам приходит пациентка с вполне нормальной внешностью, без всяких «наростов мягких тканей», и говорит: сделайте из меня красавицу… 

— Я подвожу ее к зеркалу и спрашиваю: что вам конкретно не нравится в вашем лице? Бывает, что человеку нужно вовсе не к хирургу, а к психологу. Есть такая болезнь — дисморфофобия, проще говоря, страх собственного уродства. Когда человеку кажется, что он некрасив, и он готов «совершенствовать» свою внешность бесконечно. При этом вряд ли он останется доволен результатом.

Доктор Неробеев не навязывает пациентам свое видение красоты. Кроме правильных, классических черт лица большую роль играет образ, к которому человек привык. И, что немаловажно, к которому привыкли окружающие.

— Однажды ко мне пришла на прием женщина, — рассказывает Александр, — мне говорит, нужно к пластическому хирургу. Смотрю — личико аккуратненькое, но из пышной копны волос выглядывает длинный кривой нос. Отмечаю про себя: действительно нужно. И все же спрашиваю: что бы вы хотели исправить? И тут она, отодвигая свои пышные локоны, показывает уши и объясняет, что они слишком торчат. А нос? А нос ее вполне устраивает. Что такое красота, вы спрашивали? Как она влияет на успешность? Вот Лайза Миннелли разве красавица? С ее-то сливой вместо носа? А тем не менее…

Однако полагаться на внутреннее ощущение красоты и добиваться успеха со «сливой вместо носа» пациентки Неробеева не хотят. Время от времени у него в приемной появляются мамаши с семнадцатилетними дочками, приехавшие из какой-нибудь далекой алтайской деревни, с бесхитростным вопросом: «Это тут у вас голливудских красавиц делают? Доча вот решила в модельный бизнес. Помогите, доктор».

— Уж голливудская-то красавица точно должна соответствовать четким параметрам, — не теряю я надежды добиться от пластического хирурга определения незамутненной красоты.

— Да, есть некий американский формат. Традиционно это треугольное лицо, высокие скулы, впалые щеки, приподнятые брови, — перечисляет составляющие «рецепта» Неробеев. — Если я вижу, что девочка настроена очень серьезно и, если я ей откажу, все равно будет искать хирурга, который ее «улучшит», соглашаюсь. Потому что велик риск, что она попадет в руки не слишком квалифицированного специалиста, согласного за деньги на любой каприз клиента, а потом переделать будет очень сложно. Все же это серьезная операция.

— Но становятся ли ваши пациентки счастливее, получая нос правильной формы и высокие скулы? — задаю я наконец свой главный вопрос.

— Конечно! — Неробеев словно ждал этого воп­роса. — Они чувствуют себя увереннее, свободнее. Вот одна — не буду называть имени — поздравляла меня как-то с Новым годом и говорит: «Вы спасли мою семью. С годами муж потерял ко мне интерес. А после всех процедур у нас как будто повторился медовый месяц. И он даже сказал: ты такая молодая и красивая, давай еще одного ребеночка заведем…»

Впрочем, не только женщины пытаются улучшить свою внешность с помощью скальпеля. Юноши с нетрадиционными наклонностями и бизнесмены за пятьдесят — тоже частые клиенты в клиниках пластической хирургии.

— Вторая категория — сделать подтяжку, приподнять веки… Зачастую они женятся повторно, на молодых, вот юные жены и «заказывают» их пластическим хирургам, — объясняет Неробеев.

Урок красоты

— Я себя от природы считаю красивой, — говорит Карина, и рот ее кривится влево.

У Карины большие темные глаза и диаг­ноз «церебральный паралич». Она пришла на «урок красоты» для девушек с ограниченными возможностями. Рядом с ней суетится стилист, а она продолжает рассказывать, поправляя локоны: — Был такой период в жизни, лет пять назад, когда я все время помнила о своей инвалидности. Считала себя недостойной, ущербной. Заваливала экзамены, перебивалась с двойки на тройку, даже если хорошо знала предмет. Но однажды мама мне сказала: «Карина, у тебя очень сложная судьба. И если сейчас поддаться и не думать, что ты прекрасна от природы, то можно ставить на себе крест». Я посмотрела в зеркало на свои глаза и поняла, что за них меня можно полюбить.

Присматриваясь к людям, Карина заметила, что красивые часто бывают несчастливыми, несмотря на свою красоту. Окружающие видят прекрасную оболочку, и им этого достаточно — красота, как ни странно, становится преградой для глубокого общения.

«Эльф с проблемной кожей — это нонсенс, — почти шепчет Валя. — А я временами эльф, участвую в ролевых играх по Толкину. Но чаще я рыцарь-джедай. Да, это мужская роль. Но мне хочется быть сильнее. А сильной быть проще, чем красивой»

— Красивые люди часто бывают одиноки, — говорит Карина. И, немного помолчав, добавляет: — Некрасивые, правда, тоже…

На столах разбросаны тени для век, помада, груда разноцветных заколок. Визажисты усаживают на «волшебный» стул всех девушек по очереди — здесь, перед огромным зеркалом, происходит превращение Золушек в принцесс.

— Жаль только, что я вижу свое отражение очень расплывчато и лишь под определенным углом, — вздыхает Надежда, стараясь найти тот самый определенный угол. — Я помню, что симпатичная, но, как меня сейчас преобразили, могу понять только с ваших слов.

Из-за почечной недостаточности девушка постепенно слепнет. Оценивать себя категориями «красивая» или «страшная» перестала давно. И все же пытается уловить перемену, которая с ней сейчас произошла. Если не увидеть — хотя бы почувствовать.  А 26-летнюю Валентину с льняными волосами накрасили впервые в жизни. Она опускает голову, и до белизны в пальцах сжимает подлокотник инвалидного кресла.

— Эльф с проблемной кожей — это нонсенс, — почти шепчет Валя. — А я временами эльф, участвую в ролевых играх по Толкину. Но чаще я рыцарь-джедай.

— Рыцарь-джедай?! Так ведь это мужская роль…

— Да-да. Но мне хочется быть сильнее, чем на самом деле. Сильнее — это проще, чем красивее. Для женских ролей нужно… вы понимаете? А у меня слишком большой рот. И лицо круглое как блин. Но, несмотря на это, когда я в образе, чувствую себя красивой. Я превращаюсь в своих героев — они красивые и сильные, они могут пройти своими ногами по льду и остаться в живых. — Валя смотрит на свои неподвижные коленки, пока стилист тонирует ее лицо и поднимает гелем непослушные светлые прядки. Закончив манипуляции, мастер разворачивает эльфо­джедая к зеркалу. — О! — Лицо Валентины светлеет. — Теперь я похожа на одну принцессу. В сказке у нее были короткие волосы после… после одного серьезного испытания.

Красавица и чудовище: 10 к 60

Таня Васильева делает из меня уродину. Мои щеки безобразно ползут вниз, волосы превращаются в жиденькие хвостики, глаза заискивающие, воспаленные, губы растянуты в смущенную ухмылку.  — Надо бы еще прыщей добавить, — говорю я мечтательно. — Будет смотреться неестественно, — со знанием дела отвечает Васильева.

Таня фотохудожник, редакция заказала ей «видоизменить» две мои фотографии. Одну — в сторону совершенства, другую — так, чтобы без слез смотреть было нельзя. На первой фотографии Таня дорисовывает мою слишком тонкую верхнюю губу, выравнивает овал лица и делает более пышную прическу. Оба снимка помещаем на сайт знакомств «Мамба», обозвав красавицу Мариной, а страшненькую Машей. Щекастая Маша без тени косметики на лице наивно пялится с экрана. Марина смотрит в объектив отстраненно и устало. Обеим сочиняем высшее образование и краткую анкету, указывая в «целях знакомства» поиск великой любви, ну, или хотя бы регулярный секс.

«Машенька, привет! Ты такая милашечка! Давай познакомимся», — приходит почти сразу первое сообщение.  «Сексанем разочек, Маша?» — прилетает второе. «Ты очень симпатичная, милашка. Чем занимаешься?»  «Милая девушка, как с вами можно встретиться?» «Есть ли у меня шанс быть замеченным в этом омуте?» «Маша, давай познакомимся. Как насчет секса?» «Красотка, где ты живешь? Давай познакомимся». «Привет, милая, ты самая красивая, хочу с тобой познакомиться».

Сообщения для Маши появляются с периодичностью одно в две минуты. Красавица Марина висит на сайте в гордом одиночестве.  «Вам подмигнул этот пользователь, — сообщает ей администрация сайта. — Возможно, он хочет с вами познакомиться».

Тем временем у Маши число «желающих познакомиться» переваливает за второй десяток. «Чем же я тебе так понравилась?» — спрашиваю от ее имени у одного из «соискателей». «Ну, ты как картина… Один смот­рит — не видит ничего особенного. А другой замечает что-то такое… Чего в других нет…»

Вот уж точно были правы японцы, утверждая, что «красота цветка — в глазах смотрящего».

Маша при всей своей формальной непривлекательности смотрится мило и безопасно. Ей можно откровенно предложить секс — такая, скорее всего, будет рада любому вниманию, что называется, отдастся не глядя. «Она домашняя и наивная. Она настоящая», — утверждают коллеги, рассматривая «мою» страницу на сайте знакомств. На таком фоне любой закомплексованный урод забывает о своих собственных прыщах и морщинах. А Марина объективно привлекательна. Но ничем не цепляет. Выглядит уверенно и стервозно. С такой лучше не связываться.

День второй. Счет у Маши с Мариной 37:7. У Маши появляется серьезное предложение от итальянского джентльмена с ресторанным бизнесом и собственным домом. «Я искать женщину, которая сердечная и будет делать так, чтобы мы стали счастливые, — пишет некий Микеле Бонати, прилагая к длинному рассказу о себе, русской маме и многочисленной родне роскошные фотографии на фоне моря. — Я чувствую себя одинокий. Моя бывшая жена — итальянка. Я надеюсь найти русскую, для которой семья будет на первом месте». Следом приходит второе, еще более подробное письмо. Незамужние подруги просят у меня адрес итальянца, выбирая среди своих фотографий самые удачные…

Третий день эксперимента. Маша популярнее Марины ровно в шесть раз: 60 сообщений против 10. Открываю правду Машиным поклонникам и прошу прокомментировать такой странный успех: «Старо как мир… Когда-то учился на факультете психологии, со мной училась девушка, сейчас сказали бы “модель”: 180 рост, со стройными ногами, рыжими волосами и зелеными глазами. Еще в те времена она жила на Кутузовском проспекте. Недавно встречались с одногруппниками — кто женат, кто замужем, только она одна с ребенком-деби­лом, которого родила от слесаря-сантех­ника из ЖЭКа, да и тот в конце концов уехал к себе в Молдавию. “Чис­тая” красота холодна. Да, и еще: ваш мастер “покорежил” физиономию, но глаза не смог».

Уродам вход запрещен

На этот сайт знакомств не только Машу — и Марину бы не пустили. Beautifulpeople.com — оазис писаных красавцев. Здесь представлены только самые безукоризненные образцы, а простых смертных с лишними щеками и недостаточно тонкими носами администраторы нещадно банят.

Чтобы зарегистрироваться на этом сайте, нужно сначала выслать свою фотографию. За нее проголосуют другие пользователи, и, если они признают в новом соискателе своего, тогда — пожалуйста, ищите свою половину среди людей с «модельной внешностью». Но, если вас угораздит набрать лишние килограммы или на вашем точеном носике вскочит предательский прыщ, вас немедленно исключат из числа избранных.

— В этом году после рождественских праздников мы удалили пять тысяч пользователей, — рассказывает «РР» Грег Ходж, управляющий директор сайта. — Мы несем ответственность за то, что человек, которого вы видите на нашем сайте, и правда выглядит так, как на фотографии. Наш сайт отвечает очень прос­той человеческой потребности — видеть рядом с собой привлекательных людей. Поскольку этот критерий субъективен, мы предоставляем пользователям честным и демократичным путем — с помощью голосования — определять тех, кто достоин. Все честно.

— А можно ли все-таки выделить какие-то общие критерии?

— Мужчин, как правило, интересует только внешний вид. Если женщина худая, у нее большая грудь, симпатичное лицо, она, скорее всего, будет принята на сайт независимо от социального статуса. Женщины же, рассматривая кандидатуры мужчин, учитывают большее количество факторов. Даже если он не суперкрасавец, но пишет о себе интересно, имеет хорошую работу и приличную зарплату, он попадет на наш «остров красоты».

— Но ведь при нынешних технических возможностях пользователь может «усовершенствовать» свой облик. С помощью того же фотошопа. Или вообще выслать чужую фотографию.

— Мы тщательно изучаем фотографии, и если есть подозрение по поводу «доработки», проводим специальное расследование. Например, просим прислать фото без макияжа, на котором кандидат держит в руках свежую газету — по дате сверяем время, и так далее. Обнаружив подлог, удаляем пользователя с сайта.

— Вы-то сами себя красавцем считаете? — не выдерживаю я.

— Как и все люди, иногда я кажусь себе красивым, а иногда уродом. Мне кажется, все дело в том, какую обратную связь ты получаешь от окружающих.

Beautifulpeople.com за время своего существования успел вызвать немало нареканий: создателей обвиняют в мелочности и дискриминации. Но Грег считает, что, коль уж ранжирование по социальным группам все равно свойственно нашему обществу, то почему бы не разделять людей и по внешнему признаку? Философский смысл этого проекта, по мнению администрации, заключается в том, чтобы снять «преграду красоты», раскрыть за прекрасной оболочкой личность, минуя неловкость при виде совершенных черт и форм. На самом деле амбиции создателей сайта идут еще дальше — улучшить «породу» человечества. Грег не без гордости сообщил, что за время работы сайта соединились в пары 500 красавцев и красавиц. А для тех, кто
«рожей не вышел», теперь будет утешительный приз — специальный банк спермы «от безупречного производителя».

— Ведь даже некрасивые люди хотят иметь красивых детей, — объясняет руководитель сайта.

Русская версия Beautifulpeople.com была запущена в октябре 2009 года, сегодня на ней уже зарегистрированы порядка тридцати тысяч пользователей из России.

— В январе 2010 года мы провели исследование, в котором выясняли, в каких странах живут самые красивые люди, — рассказывает Грег. — Мы изучали процент отказов в регистрации на сайте у мужчин и женщин. Интересно, что русские женщины в итоговой таблице занимают 5-е место: 44% успешных регистраций — это очень высокий показатель. Зато русские мужчины оказались чуть ли не на последнем месте — всего 9%. Думаю, именно поэтому так много русских женщин ищут партнеров на нашем сайте и даже отправляются в Европу и Северную Америку в надежде найти там подходящего мужа. Мне кажется, их нельзя в этом обвинять.

При этом Грег считает, что физическая красота сама по себе пустышка.

— Я знаю очень красивых женщин, — говорит он. — Но стоит им только открыть рот…

В пику «острову красоты» британский мультимиллионер Джеймс Ховард создал сайт знакомств для некрасивых людей. По его мнению, среди англичан такое количество уродов, что самое время запускать специальный ресурс, где они смогут без всякого стеснения выкладывать свои фотографии и искать личное счастье. На этом сайте тоже есть своеобразный фейс-контроль: если пользователь покажется администрации недостаточно уродливым, ему откажут в регистрации. В первые же несколько дней зарегистрировались 1500 человек. Смотрю фотографии участников: знакомые щеки, жиденькие волосики… Таких, как Маша, тут большинство. Но смуглых мускулистых итальянцев с ресторанным бизнесом и домом у моря нет. Впрочем, Маша и на обычном сайте, как оказалось, имеет большой успех. Быть может, как раз в силу своей непривлекательности — с общепринятой точки зрения.

При участии Людмилы Наздрачевой и Никиты Евдокимова

 

Фотографии: Jodi Bieber/INSTITUTE

Реальная красота

Совершенной красоты не бывает — в этом уверены модели южноафриканского фотографа Джоди Бибер. Обычные женщины, с телосложением зачастую далеким от модельных стандартов, позировали Бибер в рамках проекта «Подлинная красота». Автор проекта никому не отказывала, фотографировала всех желающих в тех образах и позах, которые выбирали сами модели. «Очень важно, чтобы на снимках проявлялась индивидуальность, то, как женщины сами себя видят», — считает Джоди Бибер. При этом фотограф не ретушировала прыщи, не «шлифовала» целлюлит на снимках и никак не приукрашивала моделей. Сами женщины считают, что главное — научиться любить себя в том теле, которое дано от природы, и поддерживают цель проекта: найти образ телесной красоты, который стал бы ответом штампам, тиражируемым СМИ.

Довольны ли вы своей внешностью?

29% Однозначно да
53% Скорее да
12% Однозначно нет
6% Затрудняюсь ответить

№38 (166)



    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама