Машина времени, недорого

Актуально
Москва, 18.11.2010
«Русский репортер» №45 (173)
В начале ноября правительство обнародовало «Стратегию развития деятельности Российской Федерации в Антарктике на период до 2020 года и на более отдаленную перспективу». Мы будем строить корабли, полярные станции и, главное, разведывать запасы нефти, газа, металлов. Чтобы в тот день, когда Антарктиду начнут делить, Россия первой получила доступ к ее огромным ресурсам

Уже согласованные с Минфином затраты на 2011–2012 годы составляют 5,5 миллиардов рублей на всю работу, включая строительство, модернизацию, снаряжение судна и так далее. В том числе и на новое судно, которое уже строится в Санкт-Петербурге и в 2012 году пойдет в экспедицию, — говорит Валерий Мартыщенко, заместитель начальника управления
мониторинга загрязнения окружающей среды, полярных и морских работ Росгидромета — организации, ответственной за всю антарктическую деятельность России.

— Много это или мало?

— Это не самые большие расходы среди антарктического сообщества. К сожалению. США тратят много больше. А мы за те же деньги еще и строим суда.

На 2014–2020 годы Росгидромет запланировал ориентировочные расходы в 39 млрд рублей. Из них 20,7 млрд пойдет на строительство научно-исследовательских судов. Потому что существующих явно недостаточно. В том числе понадобятся корабли и для вывоза мусора, скопившегося за полвека работы станций, и для разведки рыбы и криля, которые Россия хочет ловить в полярных водах, самых богатых рыбными запасами. Научная деятельность будет заключаться в разведке ресурсов, исследованиях климата, атмосферы, магнитного поля Земли, самой большой озоновой дыры, находящейся, как известно, именно над Антарктидой, и прочих интересных всему миру изысканиях.

Наши базы появились на материке в середине 50-х годов прошлого века, и с тех пор мы Антарк­тиду не оставляли. Даже когда финансов не хватало.

Причина в том, что Антарктиду когда-нибудь непременно будут делить. Сейчас там запрещены любая промышленность и любые работы, кроме научных, но рано или поздно ведущие страны мира, вооружившись новейшей техникой, начнут добывать там редкие металлы, нефть, газ, уголь.

Сегодня у нас действуют пять круглогодичных антарктических станций: Мирный, Восток, Прогресс, Новолазаревская и Беллинс­гаузен, а также пять сезонных полевых баз. Еще пять законсервированы. 110 человек зимуют на станциях, еще 120 — сезонный состав без учета экипажей судов, самолетов и вертолетов.

Есть у нас два научно-экспеди­ци­он­ных судна — «Академик Федоров» и «Академик Александр Карпинский», самолеты, трассы для санно-гусеничных походов, буровые установки и большое количество научного оборудования. Только все это требует ремонта, реконструкции или замены, так как не обновлялось с 80-х годов прошлого века.

Сейчас деньги выделены, и Росгидромет составляет подробный перечень работ (помимо обновления инфраструктуры), на которые они должны пойти.

— Мы готовим государственную программу, куда заложим те проекты, которые мы в силах выполнить, — говорит Мартыщенко. — То же исследование климата: Антарктида — идеальный полигон для таких целей, место, нетронутое человеческой деятельностью… А сейчас мы осуществляем самый грандиозный проект антарктического сообщества, важный, на мой взгляд, для всего человечества. Это проект по проникновению в подледниковое озеро Восток, которое находится на глубине больше 3600 метров. Нам осталось до него менее ста метров.

Озеро расположено в районе нашей единственной внутриматериковой станции Восток. Условия там просто жуткие: высота 3488 мет­ров над уровнем моря, среднегодовая температура –55,4 °С. Здесь же зафиксирован абсолютный температурный минимум: 23 июля 1983 года она опустилась до –89,2 °С. Бурят там специальными бурами, разработанными в России. Керны льда — ледяные колонки — вынимают и исследуют комплексно: сос­тав биоты, химию, структуру. Кроме прочего, этот лед дает возможность изучать климат, который был на планете миллионы лет назад.

Главная цель — само озеро, достичь которого бурильщики намерены уже в этом полевом сезоне. Предполагается, что в воде обнаружатся микроорганизмы, живущие в изоляции подо льдом более 400 тысяч лет. Без света, без контакта с окружающим миром и атмосферой… Такая вот машина времени.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №45 (173) 18 ноября 2010
    Журналистика
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Портфолио
    Путешествие
    Реклама