Москва и воля

От редактора
Москва, 18.11.2010
«Русский репортер» №45 (173)

Сергей Собянин крут необычайно. И этот факт поучителен не только для москвичей, которые вдруг оказались без уличных ларьков с сигаретами и пирожками и без права парковки на Тверской, но и для всех граждан нашей родины, которые могут воочию увидеть, на что способна политическая воля. И какие при этом возникают… нюансы.

Политическая воля — это чуть ли не главная тема умного политологического обсуждения. Особенно любят о ней говорить те, кто хоть и близок к рычагам, но не настолько, чтобы прямо уж за них дергать. В этом полувысоком обществе считается, что хороших идей очень много, а политическая воля для их реализации в дефиците. Как известно, даже Владимир Путин, человек вроде бы цельный и волевой, приостановил занятие реформами где-то после 2004 года.

Сергей Собянин и его крутость — яркое порождение какой-то новой эпохи, если брать во внимание не дискуссии в интернете, а именно волю и напор, выраженные в конкретных делах.

И тут оказывается, что даже наличие политической воли, твердых целей и добрых намерений не панацея. Иногда проявление этой воли может сравниться по последствиям с цунами, если не считается с законами природы, бюрократии и вообще с людьми.

С законами природы Сергей Собянин столкнулся почти случайно — от желания принимать решения немедленно. Всем — и ему, конечно, тоже — понятно, что никакие точечные дела не могут решить проблему пробок в столице: нужно иметь комплексный план. И такой план был мгновенно разработан — рассчитанный на пять лет, он должен быть опубликован для обсуждения на сайте мэрии. А пока, поскольку мэрия находится в Москве, на Тверской улице, именно здесь заработали эвакуаторы, резво убрав все припаркованные машины.

С парковкой в центре разбираться, конечно, надо, но одно это точечное действие привело не к всеобщему счастью, а к глухим заторам на прилегающих улицах. Та же ошибка, что и у прошлого московского правительства, которое строило хайвеи, упиравшиеся мощным потоком прямо в узкие горлышки городских или пригородных дорог. Но ведь делать-то что-то надо, причем прямо сейчас.

И тут Собянин столкнулся с законами бюрократии. Показывая свою решительность, он прямо-таки спровоцировал подчиненных на перегибы. Чиновники-то видят, как летят головы: отсюда единственный ход — переложить вину и ответственность на других. На ларечников, автомобилистов, владельцев торговых центров.

Тут-то благие намерения мэра и «наехали» на живых людей. Люди, как известно, вообще главное препятствие для всех самых смелых управленческих замыслов. Но реально взять на себя управление городом и овладеть (в хорошем смысле) местной бюрократией возможно, только если реальными ответственными будут как раз чиновники, а не бизнес и граждане, которые «ведут себя неправильно» ровно в той мере, в какой этому способствует хаос управления.

И для того, чтобы компенсировать народу издержки, нужен популизм. Но если он бьет по самому популюсу-народу, это какой-то странный популизм. Лучше было бы попытаться что-то сделать с многочасовыми перекрытиями дорог для кортежей и делегаций. А если это за пределами возможностей, то уж лучше совсем без популизма.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №45 (173) 18 ноября 2010
    Журналистика
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Портфолио
    Путешествие
    Реклама