Преждевременно раскрыт

Актуально
Москва, 10.02.2011
«Русский репортер» №5 (183)
Спустя неделю после взрыва в московском аэропорту Домодедово Владимир Путин поспешил сообщить, что преступление раскрыто. Предлагая не радоваться раньше времени, Дмитрий Медведев вступил с ним в заочную полемику. «РР» попытался разобраться, что полезнее для дела — декларации об успехах или требования выяснить все до конца

Фото: РИА НОВОСТИ

Теракт в Домодедово в очередной раз дал повод говорить о скрытом конфликте внутри правящего тандема. На прошлой неделе президент и премьер успели диаметрально противоположно высказаться по поводу расследования взрыва в московском аэропорту. На встрече с журналистами Владимир Путин сказал, что «дело в целом раскрыто». На следующий день с таким же примерно посылом перед президентом отчитывались директор ФСБ Александр Бортников и председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин. Дмит­рий Медведев, однако, с ними не согласился, назвав заявления о раскрытии преступления «абсолютно недопустимыми», призвав «работать, а не пиариться».

Теракт стал лакмусовой бумажкой, выявившей различ-ные линии поведения у Путина и Медведева.

— Каждый политик выбирает сам, в какой эмоциональной среде ему органичнее работать, — отмечает гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров.

И если премьер успокаивает и заверяет в контроле над ситуацией, подчеркивает успех ра­боты государства, то президент нацелен довести расследование до конца и не удовлетворяется промежуточными результатами.

Разница в стиле управления проявляется и в том, что Медведев нацелен на поиск виновных не только «снаружи», но и «внутри». Так, должностями после теракта поплатились два милицейских начальника. Президент подчеркнул, что список виновных еще неполный, «и на этом все закончиться не должно». Многие, впрочем, уже успели выразить недовольство тем, что наказаны были не самые высокие руководители вроде главы МВД Рашида Нургалиева, а среднее и младшее звено. 

— Лучше хотя бы такие меры, чем вообще никаких, — считает военный эксперт Виталий Шлыков. — Другое дело, что, увольняя человека, проблему не решишь. Нужно знать, кого поставить на его место.

В бытность свою президентом Владимир Путин был менее склонен к столь резким кадровым решениям. После теракта в Беслане в 2004 году раздавались многочисленные требования об отставке президента Северной Осетии, однако этого не произошло, Александр Дзасохов ушел со своего поста лишь год спустя.

Требования наказать кого-то, чья вина, может быть, еще и не доказана, всегда звучат после таких трагических и тягостных событий, как теракт.

— Самая доминирующая реакция — это страх: как бы такое не произошло с моими близкими. Потребность в защите удовлетворяется разными способами: например, это может быть твердый уверенный тон руководителя, который демонстрирует, что со всеми проблемами удастся справиться, — говорит Валерий Федоров.

Жесткая кадровая политика Медведева зависит не только от его желаний и готовности действовать решительно. Дело, видимо, еще и в том, что прежний подход стал неэффективен из-за достижения некоторого критического порога. Заявления о принятии мер по усилению безопасности звучат практически после каждого теракта. Но когда они повторяются, как у людей, так и у чиновников возникает вопрос: почему принятые меры оказались неэффективны?

— Выясняется, что меры были только продекларированы. И это повод для недовольства не только людей, но и руководства страны, — говорит Валерий Федоров.

Вопрос заключается не только в том, какой метод сможет снискать себе большую популярность. Пока, по данным социологов, снижения рейтингов Путина или Медведева после теракта не произошло. Найти баланс в использовании двух столь разных подходов в управлении одной страной — вот задача, которая сейчас стоит перед руководством государства. 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (183) 10 февраля 2011
    Египет
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама