Япония устояла

Сцена
Москва, 17.03.2011
«Русский репортер» №10 (188)
В Японии произошло сильнейшее в ее истории землетрясение. Погибло более десяти тысяч человек, десятки тысяч домов разрушены и миллионы обесточены, взрывы повредили атомные электростанции, целые города смыло в Тихий океан. Но, несмотря на колоссальные масштабы бедствия, поражает способность ему противостоять, которую в Японии подтверждает все — от сейсмоустойчивости зданий до стойкости застигнутых стихией врасплох людей

Фото: KYODO/NEWSCOM/PHOTAS

Когда случились главные толчки, у нас было совещание в офисе в районе Сибуя, а там комната в подземном этаже. И вот в какой-то момент — не знаю, интуиция, что ли, сработала — я что-то такое почувствовал и выскочил оттуда на улицу. Тут как раз и тряхнуло. Я давно в Японии живу, землетрясения тут часто, все привыкли, но такого я никогда в жизни не видел. Там узкая улица, плотная застройка, и вот все эти дома на ней просто ходуном, волнами заходили, — рассказывает уже больше десяти лет живущий в Токио веб-дизайнер Виталий Дмитриев.

Землетрясения — неотъемлемая часть истории Японии, по ним эту историю можно изучать.

В 1498 году землетрясение Ансэй-Токай и вызванное им цунами, обрушившись на тогдашнюю японскую столицу Камакуру, унесли тысячи жизней и снесли огромный храм, от которого осталась всемирно известная циклопическая статуя Большого Будды, который вот уже полтысячелетия сидит на открытом воздухе.

В 1707 году землетрясение Хоэй вызвало извержение высочайшей горы Японии вулкана Фудзи, который до этого спал почти тысячу лет и с тех пор больше никогда не извергался.

Землетрясение и цунами 1854 года, унесшие более пяти тысяч жизней, уничтожили корабль русского адмирала Путятина, прибывшего в Японию с первой исторической миссией, — с этого начались российско-японские отношения.

Землетрясение Канто в 1923 году вызвало крупнейший пожар в Токио, жертвами которого стали больше ста тысяч человек.

Все это были ужасные землетрясения, но случившееся в прошлую пятницу их затмило.

Последнее землетрясение, мощнейшее за всю историю Японии, уже вошло в пятерку крупнейших во всей истории человечества. А ведь современная Япония — это не средневековая россыпь одноэтажных деревянных деревушек, а 127 миллионов человек, живущих в основном в городах на тихоокеанском побережье — с небоскребами, скоростными поездами, атомными реакторами и аэропортами на насыпных островах.

— Страшно даже представить, что было бы, если б это не в Японии случилось, а в какой-нибудь другой стране, — говорит живущий в Токио уже больше пятнадцати лет телевизионщик Федор Солнцев.

Сразу вспоминается землетрясение у берегов Индонезии 2004 года, когда от цунами погибли более 300 тысяч человек. И прошлогоднее землетрясение на Гаити, унесшее более 200 тысяч жизней. Первое было чуть сильнее нынешнего, второе значительно слабее, но число жертв оказалось больше на порядок. Японская технология строительства домов на плавающих фундаментах и знаменитая система раннего предупреждения о цунами дали огромный эффект. В Токио, где трясло так, что погнулся шпиль 333-метровой телебашни, рухнул только один дом.

— В Японии система предупреждения о цунами разработана очень хорошо и действует уже 80 лет. Но сейчас землетрясение произошло настолько близко к берегу, что у властей было всего около 10 минут на то, чтобы что-то предпринять, — объясняет директор Института морской геологии и геофизики ДВО РАН Борис Левин.

Но дело не только в технологиях:

Во время землетрясения у берегов Индонезии 2004 года погибло более 300 тысяч человек. Прошлогоднее землетрясение на Гаити унесло более 200 тысяч жизней. Первое было чуть сильнее нынешнего, второе намного слабее, но жертв оказалось больше на порядок

— Самое главное, тут нет никакой паники, никакой давки и тем более никаких мародеров. Все спокойно стоят в очередях, помогают друг другу чем могут, — говорит Федор Солнцев, намекая на последствия урагана «Катрина», в 2005 году уничтожившего американский Новый Орлеан. Тогда город на несколько недель оказался во власти мародеров. — И еще: сразу после толчков, когда мобильная связь накрылась, все бросились звонить родственникам и друзьям из уличных автоматов. И автоматы сразу же перестали забирать кредиты с телефонных карточек: NTT (телекоммуникационная компания-оператор. — «РР») сделала звонки бесплатными. Метро тоже сразу же сделали бесплатным — сотрудники просили людей проходить через турникеты без билетов. В общем, не то, что было недавно у нас в Домодедово после взрыва.

Токио, крупнейшую городскую агломерацию мира с населением более 30 миллионов человек, естественно, парализовал транспортный коллапс:

— Транспорт встал. Уехать домой — я в 15 километрах от офиса живу — на электричке было невозможно, на машине тоже. И я поехал на велосипеде: повезло, я как раз недавно завел себе второй на работе, чтобы по центру в пробки ездить, — вспоминает Виталий Дмитриев.

Те, у кого не оказалось на работе велосипеда, вынуждены были заночевать в центре города: в офисах, у знакомых, если такие были, или на развернутых муниципальными властями пунктах, в основном на территории университетов. Федору Солнцеву еще повезло:

— Я до дома в тот день так и не смог добраться. Пешком прошел от станции «Токио» до «Тамати», это где-то пять километров. Ждал там поезда много часов, но ничего не ходило, вокзал был забит народом, и я остался у брата, он в центре живет. Друзья потом рассказывали, как в тот вечер люди шли пешком из Токио в пригороды, в соседние префектуры — прямо по шоссе, по 7–8 часов шли.

Живущий в Токио профессор Кодзи Хитати рассказал нам, что главным ударом по городу стал именно транспортный коллапс:

— Дома у нас все в порядке, только книжки с полок попадали. Но огромная проблема с электричеством — его не хватает из-за остановки атомных электростанций и разрушений на обычных тепловых. С завтрашнего дня в Токио начнутся веерные отключения: Токийскому округу не хватает электроэнергии, поэтому его разделили на пять частей, составили график и по очереди будут их отключать. Самое плохое, что электрички будут и дальше ходить без расписания, останавливаться, а это куда серьезнее для жизнеобеспечения города. А частные железнодорожные компании, владеющие в Токио и пригородах частью веток, вообще отменили поезда на некоторых участках. Значит, люди и дальше не смогут попадать вовремя на работу, многие вообще не смогут добираться до нее. Это огромный удар по экономике.

Спустя несколько дней после главных толчков в Токио по-прежнему не работают многие офисы, магазины и рестораны. Причин сразу несколько. Сотрудники не могут добраться до места работы. Из-за перебоев в работе транспортных компаний невозможно завозить продукты и товары. Многие здания и помещения требуют ремонта, хотя поразительно, как они вообще устояли.

«Люди паникуют, но тихо, по-японски: вот, раскупают еду. Внешне все очень спокойно, не то, что можно представить себе по телерепортажам. Но внутри огромное напряжение. Тело все болит, мышцы ноют от стресса. Вроде ничего не делаю, а мышцы болят, как после спортзала»

— Во всех справочниках написано, что на северо-восточ­ном побережье Японии бывают землетрясения силой до 10 баллов. Поэтому там вообще нельзя ничего капитального строить. Но в Японии мало удобной низинной земли, поэтому там все застроено. То же самое относится к автостраде, которая должна быть рассчитана на воздействие сильных тайфунов, что не было сделано. Цунами высотой от 8 до 23 метров бывают в таких районах раз в 50–100 лет, и на такие сроки строители должны закладываться. Но и к землетрясению Япония не готовилась как должно. До недавнего времени строительные нормы здесь рассчитывались на магнитуду всего в 7 единиц и лишь недавно были повышены. То есть значительная часть построек в Японии на такое землетрясение не рассчитана, — утверждает профессор кафедры геоморфологии и палеогеографии географического факультета МГУ Андрей Лукашов. — И то, что в Токио небоскребы качались, но не рушились, — как раз показатель хорошего сейсмостойкого строительства последних лет, когда технологии действительно шагнули далеко вперед.

— Когда начались удары, я была в университете. Земля волнами под ногами ходила и перекатывалась, стало очень страшно. Но мне повезло: мой дом построен по новейшей технологии — сдан год назад, и он вообще не пострадал. Поэтому все последние дни мои друзья у меня жили — у них в домах отключились вода, свет и газ. А у меня — нет, в доме вся инфраструктура исправна и нормально работает, — рассказывает профессор токийского Университета Сока Стелла Сивакова.

Куда бóльшая проблема возникла с транспортом.

— Транспорт работает с перебоями. Я сегодня на работу не пошел: сказали, не надо, потому что поезда ходят очень плохо. Многие офисы не работают. И не только офисы. Хотел сегодня зайти в «Макдоналдс» — он тоже не работает, — рассказывает Федор Солнцев.

Во многих супермаркетах пустые полки — невиданное в Японии явление. Люди моментально раскупают всю еду. Из круглосуточных магазинов шаговой доступности «комбини» исчезли даже местный фастфуд «онигири», готовые обеды «бэнто» и, конечно, продукты быстрого приготовления вроде быстрорастворимой лапши «рамена». С таким же ажиотажем люди раскупают воду. А на авто­заправках стоят огромные очереди за бензином.

— С сегодняшнего утра пошли слухи, что с доставкой продуктов будут проблемы, и домохозяйки начали сметать все с прилавков. Но цены при этом обычные, ни на какие товары нигде не растут, — рассказывает Кодзи Хитати.

Если страх населения как-то и проявляется, то именно в этой скупке продуктов. И это притом что первые два дня после цунами по телевизору вообще ничего не показывали, кроме бесконечного репортажа с места событий и комментариев к нему. Никаких других программ и никакой рекламы в эфире не было. Только в понедельник появилась реклама, но все равно 95% всего эфирного времени на всех каналах посвящено катастрофе. А на мобильные телефоны регулярно сыплются автоматические эсэмэски с предупреждениями об опасности новых толчков.

— Люди паникуют, но тихо, по-японски: вот, раскупают еду. Внешне все очень спокойно, не то, что можно представить себе по телерепортажам. Но внутри огромное напряжение. Тело все болит, мышцы ноют от стресса. Вроде ничего не делаю, а мышцы болят, как после спортзала. И многие японцы говорят то же самое. Конечно, у всех страх, ведь трясет до сих пор регулярно, и каждый раз ведь думаешь: а если это тот самый второй мощный толчок, о котором все говорят, что он очень вероятен? Это ожидание, что может в любой момент случиться еще одно большое землетрясение, — оно прямо панику не провоцирует, но, например, вызывает сильное желание быть как можно ближе к своей семье, — объясняет Федор Солнцев.

И приводит для контраста в пример коллегу-англи­ча­нина, который оказался в Японии совсем недавно. Когда начались толчки, он, говорит, страшно перепугался, ведь к землетрясениям еще не привык. Вокруг японцы бегут, а он толком языка не знает. Побежал по улицам в панике, не понимая, что происходит, и тут вдруг видит — стоит в переулке на солнышке пацан и лупит о стену футбольным мячом, как будто ничего не происходит. Посмотрел на него англичанин и как-то сразу успокоился.

Многие, судя по всему, впали в панику как раз при виде бегущей толпы, но в огромном скученном городе она, как ни странно, быстро утихла, не превратившись в неуправляемый снежный ком.

«У нас рядом с офисом стройплощадка. И вот когда пошли толчки, то первые, кто со всех ног побежал, были строители. Потом каждый из наших говорил, что в тот момент подумал, что если уж строители бегут, которые эти дома строят, — значит, точно сейчас все на фиг рухнет»

— Мы на работе потом уже смеялись: у нас рядом с офисом стройплощадка, и как раз рабочие дом строят. И вот когда пошли толчки, то первые, кто со всех ног побежал, были эти строители. Потом каждый из наших говорил, что в тот момент подумал, что если уж строители бегут, которые эти дома строят, — значит, точно сейчас все на фиг рухнет: они-то знают, на что дома реально рассчитаны. Но в результате в Токио разрушений вообще практически никаких нет, — рассказывает Виталий Дмитриев.

В стране, где спасаться от землетрясений учат с детского сада и в каждой школе, включая иностранные при посольствах, где в каждом офисе и доме на случай толчков есть каски, а любой житель десятки раз видел трясущиеся стены и раскачивающиеся люстры, смутить людей катастрофой даже такого масштаба не просто. Профессор Стелла Сивакова рассказывает:

— Это лишний повод еще раз восхититься японцами. Как они себя спокойно ведут, как держат удар, мгновенно мобилизуются и помогают друг другу! Можно только поражаться культуре этого народа: магазины пустые, и, хоть люди берут с прилавков последнее, ведут они себя очень спокойно. То, что все видели в аналогичных ситуациях в Китае, Африке, Америке, — в Японии и близко такого нет, все очень цивилизованно. Кто паникует, так это иностранцы — рванули скорее по домам, как будто тут конец света наступил. Хотя действительно все еще трясет, и сейсмологи говорят, что с вероятностью 70% новое мощное землетрясение может повториться. Что ж, такая ситуация дает возможность реально почувствовать правоту старой мудрости и жить, так сказать, по-самурайски — сегодняшним днем.

Похоже, в массе своей японцы именно так это и воспринимают. Что, впрочем, вовсе не значит, что из трагедии не будут сделаны выводы и люди постараются поскорее избавиться от страшной памяти о случившемся. Профессор Кодзи Хитати говорит:

— Кадры цунами, конечно, фантастические. Это грандиозно, если бы не было так жутко. Все переживают. Но переживают спокойно. Несколько десятков городов начисто потеряны, миллионы людей остались без крова, и понадобятся месяцы, прежде чем у них снова появится дом. Но мы живем в Японии, стране вулканов, тайфунов и цунами, так что приходится быть философами. Ну а уж если раз в тысячу лет и такое бывает, что ж, надо это запомнить, накрепко оставить в памяти.

АЭС в зонах сейсмической активности
Развитие событий
Как работает легководный реактор
Аварии на ядерных объектах
Как не рассыпать мусор по дороге
Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем
В ожидании вала банкротств
Банкротства девелоперов и обманутые дольщики еще не один год будут определять повестку дня рынка жилищного строительства. После запрета долевого строительства проблем станет еще больше
Очень, очень плохой банк
ЦБ собрал все токсичные активы из «Открытия», Промсвязьбанка и Бинбанка в одном месте и рассчитывает избавиться от них за пять лет. Однако качество активов таково, что их придется либо продавать буквально за бесценок, либо списывать

У партнеров

    «Русский репортер»
    №10 (188) 17 марта 2011
    Катастрофа
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Актуально
    Путешествие
    Как не рассыпать мусор по дороге
    Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем
    В ожидании вала банкротств
    Банкротства девелоперов и обманутые дольщики еще не один год будут определять повестку дня рынка жилищного строительства. После запрета долевого строительства проблем станет еще больше
    Очень, очень плохой банк
    ЦБ собрал все токсичные активы из «Открытия», Промсвязьбанка и Бинбанка в одном месте и рассчитывает избавиться от них за пять лет. Однако качество активов таково, что их придется либо продавать буквально за бесценок, либо списывать
    Реклама