7 вопросов Сергею Белановскому, директору по социальным и экономическим исследованиям Центра стратегических разработок

Интервью
Москва, 07.04.2011
«Русский репортер» №13 (191)
В стране нарастает процесс делегитимизации власти, рейтинги Владимира Путина и Дмитрия Медведева демонстрируют «катастрофическое снижение» — это тезисы доклада Центра стратегических разработок (ЦСР). Большой резонанс, который получил обнародованный доклад, объясняется тем, что ЦСР много лет считается одним из мозговых центров правительства. И выходит, близкие правительству люди утверждают: рейтинг Путина — 33%, Медведева — и вовсе 22%, и это «ставит под сомнение возможность их избрания демократическим путем». Один из авторов доклада — Сергей Белановский высказал «РР» свое мнение о причинах политического кризиса и методах борьбы с ним

Фото: Макс Авдеев для «РР»

1. Что стало первопричиной написания доклада?

Инициировал доклад, к сожалению, я. Раз в полгода мы осуществляем мониторинг политических предпочтений. До лета прошлого года все было спокойно. Но в феврале мы получили очень неожиданные результаты. Если перевести суть доклада на человеческий язык, то наш вывод следующий: люди устали от Путина и Медведева. Идет процесс падения легитимности тандема. Легитимности в смысле признаваемого обществом права на власть. В итоге, кто бы из тандема ни вышел на выборы, чтобы их гладко провести, потребуется привлечение административного ресурса в гораздо больших масштабах, чем раньше. А после выборов легитимность тандема упадет просто до катастрофического уровня. Тогда мы получим недееспособную власть. Любое ее решение, даже правильное, будет встречать массовое общественное сопротивление. Поэтому понятно, что кардинального обновления не избежать. А значит, ему нужно идти навстречу, сохраняя за собой инициативу.

2. И каким образом власть может это сделать?

Необходимы, например, условия для формирования партии среднего класса. Это наиболее образованная, активная часть общества. И именно с ней режим Путина в наибольшей степени поссорился. А средний класс опасно изгонять из политики.

3. Вы как будто подводите обоснование под то, что Игорь Шувалов может возглавить «Правое дело»…

Нет. Как раз это — типичный политтехнологический проект. Я Шувалову сочувствую. Он — неглупый человек. Но если он действительно возглавит партию и пойдет на выборы, то провалится, потеряет вес и авторитет.

4. Вы предлагаете отказ от попыток добиться большинства для «Единой России» в Госдуме и формирование коалиционного правительства. Не будет ли такая конструкция более расположена к кризису, чем нынешняя?

Такие конфликты — издержки конкурентной политической среды. Если ее нет и всем управляет один человек, то он в условиях рентной экономики начинает присваивать себе эту ренту. Без политической конкуренции нельзя быть уверенным, что средства выделены на правильное направление, что их не разворуют. Неважно, касается это перевооружения армии или Сколкова.

5. Но запустить механизм политической конкуренции может только власть. Что заставит ее так поступить?

Есть два фактора. Первый — самосознание власти, которая в большей или меньшей степени понимает, что заходит в тупик. Второй — внешнее давление. Причем как со стороны элиты, так и со стороны общества. Посмотрите на Северную Африку, на Египет. Вспомните революцию 1905 года в России. Забастовки полыхали по всей стране. И тогда царь пошел на уступки, создал первую Госдуму. Власть должна отдавать себе отчет в том, что давление на нее может принимать разные формы.

6. Чем можно объяснить удивительно низкий рейтинг Медведева, зафиксированный вашим исследованием?

То, что предлагает Медведев, — модернизация, инновации, Сколково — никого уже не объединяет. Те, кому это безразлично, и раньше в это не верили, а те, кому небезразлично, уже не верят. Я не верю, например. Говорить можно все что угодно. Но мы же точно не знаем, что именно творится в Сколкове. Может, это липа. Я сильно недоверчив, и мне нужны доказательства, что это не липа. Таких доказательств нет.

7. Ваш доклад дает огромный шанс некоему «третьему кандидату» — его рейтинг уже 14% . Кто им может стать?

Мы задавали гражданам этот вопрос. Но люди не знают. Полная неопределенность. Мы считаем, что «третий» должен выявиться в процессе политической конкуренции. Это не должен быть человек, которого вытащили из политтехнологического рукава, как это хотят сделать с Шуваловым.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №13 (191) 7 апреля 2011
    Церковь
    Содержание:
    Актуально
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Культура
    Путешествие
    Реклама