7 вопросов Бакуру Бакурадзе, кинорежиссеру

Интервью
Москва, 28.04.2011
«Русский репортер» №16 (194)
«Охотник» — вторая полнометражная картина Бакура Бакурадзе и единственный российский фильм в программе предстоящего 64-го Каннского кинофестиваля. Это история о фермере, у которого есть жена и двое детей, и женщине-заключенной из близлежащей тюрьмы, которую отправляют работать на его ферму. Дебют Бакурадзе «Шультес» (2008) участвовал в каннском «Двухнедельнике режиссеров» и стал победителем «Кинотавра». «Охотник» отобран в каннский «Особый взгляд» — альтернативный конкурс, который в этом году будет судить жюри под председательством Эмира Кустурицы

Фото: PHOTOXPRESS

1. «Шультес» — фильм о мегаполисе, а действие «Охотника» происходит в деревне. Вы хотели снять совершенно другое кино?

Ни в коем случае. Образ уже рождается в определенном месте и в определенное время. Этот герой давно во мне существовал — человек, который близок к природе, к животным. В фильме очень много этого пространства, а сама сюжетная линия начинается с опозданием. В первой половине фильма нет даже ярко выделенных героев.

2. Ваши персонажи закрытые, даже аутичные. Это свойство современного человека?

Может, это особенность моего характера. Мне интересен человек, который минимально себя проявляет. И если у него есть какая-то тяжесть, которую он несет, то она меняет его — делает более замкнутым, более сконцентрированным. Поэтому таких героев нельзя делать обычными — слишком говорливыми, шутящими и так далее.

3. Ваши постоянные темы — контакт между людьми и отчуждение. Как вы понимаете эти состояния?

Каждый из нас существует в каком-то своем мире. Живет в нем по накатанной. И тут в твой мир входит посторонний, и посторонний начинает чувствовать, что ему близко твое пространство. И твое пространство тоже готово этого человека принять. Но вся драма в том, что по законам мироустройства ваши пространства так и не срастаются.

4. В общем, любовь не может жить долго и герои «Охотника» обречены изначально?

Когда два человека чувствуют друг друга так глубоко — что не так уж часто происходит, — то противостоять этому практически невозможно. Каждый из них загнан в тяжкие обстоятельства, и в этой ситуации они могут дать друг другу очень много. Это такая взаимопомощь. Их близость — доказательство того, что они существуют в этом мире: это гармония, которая и доказывает человеку его причастность к жизни. Оба они понимают, к чему это может привести, как потом будет больно, но тем не менее принимают эту драму и проживают ее.

5. Вы снимаете непрофессионалов. Актеры не смогли бы это сыграть?

Актеров я очень люблю и хотел бы с ними работать. Но в данном случае привязанность исполнителя к той жизни, которую я хочу показать, очень важна. Человека, родившегося в Москве, живущего в Москве и ставшего в Москве актером, сделать фермером не так просто. Ему нужно поехать на ферму и хотя бы полгода там пожить, стать деревенским человеком... А мои актеры родом из того пространства. Исполнитель главной роли — начальник охраны заповедника «Браславские озера», что на севере Белоруссии. У него есть свое хозяйство. Он и сам охотник.

6. А что вы думаете о русской «новой волне», к которой вас тоже причисляют?

«Новая волна» — это не просто некоторое количество хороших фильмов. Это новый язык. Пока я не могу сказать, что он есть в российском кино, но предпосылки для его возникновения имеются. В нашем кино еще сильны старые традиции, что, наверное, хорошо. Но оставаться в традициях всеми любимого актерского кино тоже неправильно. Потому что каждая эпоха диктует свою манеру существования в кадре.

7. И что диктует сегодняшнее время?

А вот вы посмотрите, как человек, допустим, сидит на остановке в жизни, и посмотрите, как он сидит в кино. Я тоже не могу достичь той степени правды, которой хотел бы. Но зачастую у нас кино делается не из того, как реально человек сидит на остановке, а из того, как мы привыкли видеть это в кино. И мы больше отталкиваемся от киноопыта, чем от жизни.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №16 (194) 28 апреля 2011
    Реформа школы
    Содержание:
    Долой реформы!

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама