Школьная дурь

Актуально
Москва, 28.04.2011
«Русский репортер» №16 (194)
Наркотестирование школьников вскоре может стать обязательным. Дмитрий Медведев предложил принять специальный закон, а Минздрав и ­­Минобразования уже подготовили проект приказа, регламентирующего процесс проверки в дета­лях. Насколько эффективны подобные меры, «РР» выяснял в регионе, где эксперимент с тестированием школьников продолжается уже несколько лет

Иллюстрация: Эксперт Online

Никаких очередей вы тут не увидите. Это не военкомат, где двести пацанов в трусах жмутся в очереди к хирургу, заместитель главврача башкирского наркологического диспансера Лилия Михайлова объясняет, что представляет собой всеобщее экспресс-тестирование школьников на наркотики. — У нас технология давно отработана. Подростки по два-три человека приходят в кабинет, сдают мочу, ее тут же проверяют. Дело пяти минут.

Экспресс-тесты в уфимских школах проводят с 2008 года, но повальный интерес к ним у коллег из других регионов возник только сейчас — сразу после того, как президент изъявил желание распространить эту практику на всю страну.

— Такие проверки — это в первую очередь сильный психологический фактор, сдерживающий распространение наркомании среди школьников, — объясняет методист отдела образования Калининского района Уфы Резеда Галлямова. — Во-первых, подростки все-таки боятся родителей, которые могут узнать о том, что их чадо что-то там употреб­ляет. А во-вторых, теперь у каждого из них есть железная отмазка на случай, если ему будут предлагать наркотики, — теперь всегда можно сказать, что завтра в школе тестирование.

— А родители не возражают?

— Поначалу многие возражали, — вступает в разговор коллега Галлямовой из администрации Орджоникидзевского района Анна Гаранина. — Причем больше и дольше всех сопротивлялись родители учеников из школ, которые считаются у нас элитными: «Как это мой такой хороший Ваня-Коля-Слава может употреб­лять? Этого не может быть, потому что не может быть никогда». Но когда тестировать все-таки начали, выяснилось, что как раз в таких школах неблагополучных в смысле наркотиков детей больше всего. У наркоторговцев же логика простая: какой им смысл окучивать неплатежеспособных детей из рабочих районов? В первую очередь предлагают тем, у кого есть деньги.

У противников новой инициативы две главные претензии. Во-первых, по действующим законам любое медицинское освидетельствование может быть только добровольным, а обязательное тестирование этот принцип нарушает. Во-вторых, результаты экспериментов в некоторых регионах показывают, что проверки неэффективны. Эксперт Института прав человека и руководитель программы «Новая наркополитика» Лев Левинсон напоминает, что в Татарстане несколько лет назад протестировали 300 тысяч школьников и студентов, следы нар­котиков в крови нашли лишь у четырехсот, а реальных наркоманов выявили семнадцать. «И то о десяти-двенадцати из них и так знала вся школа или вуз», — говорит Левинсон.  

«В Татарстане использовались только тест-полоски для первичной проверки. А они позволяют обнаружить употребление наркотиков только в последние три дня, и к тому же у них большая погрешность», — объясняет подобные результаты представитель Министерства здравоохранения Екатерина Браславская. Теперь же, говорят в министерстве, тестирование будет многоуровневым. А его результаты будут известны только врачу и родителям школьника.

Эффективными проверки могут быть и при сохранении принципа добровольности. Уфимская практика показывает, что отказов мало. Пятнадцатилетние подростки самостоятельно подписывают письменное согласие, за тех, кто моложе, это делают родители. О предстоящем визите медиков директора школы предупреждают за три дня, ученики узнают о нем день в день. Положительный результат теста обязательно перепроверяют в наркологическом диспансере. Весь процесс оплачивает муниципалитет: в прошлом году тестирование обошлось в два миллиона рублей.

— Отказы, конечно, есть — один-два человека из ста, — рассказывает представитель башкирского Госнаркоконтроля Галина Каримова. — Я честно скажу: добровольный принцип позволяет группе риска уйти. Но только формально. Отказ уже позволяет взять этих школьников на карандаш и работать с ними. К тому же дети у нас неглупые и понимают, что, отказываясь пройти тест, они привлекают к себе лишнее внимание.

Массовое экспресс-тестирова­ние из башкирских школ понемногу перемещается в местные вузы. Несколько институтов заявило, что собирается вводить у себя такие программы. Они доказали свою эффективность: за три года массовой проверки количество выявленных наркоманов сни­зилось в три раза.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №16 (194) 28 апреля 2011
    Реформа школы
    Содержание:
    Долой реформы!

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама