Избиение театрала

Культура
Москва, 19.05.2011
«Русский репортер» №19 (197)
Как распределяются награды на авторитетных театральных фестивалях — главная интрига не только для зрителей и участников, но и для критиков. ­­Они-то привыкли считать себя экспертами, которые точно знают, кто достоин награды, а кто нет. Но иногда расклад призов, славы и признания предсказать невозможно

Иллюстрация: Юлия Якушева

После церемонии вручения премии «Золотая маска» мне позвонила подруга, чей родственник победил в одной из номинаций.

— А мы ожидали, что в двух, — сказала она. — Бабушка расстроилась: думает, там интриги.

Я заверила подругу, что голосование происходит вслепую: решают большинством голосов. Никаких интриг. Подруга пошла восстанавливать бабушке ощущение социальной справедливости.

На церемонии я сидела в гуще жюри и экспертов. Два эксперта, сидевшие рядом, втравили меня в ежегодное спортивное состязание — угадывать победителей в каждой номинации. Проиг­равший получает щелбан.

Я самонадеянно согласилась. За время вручения призов одной только «Оперетте и музыкальному театру» я была фактически избита. В голове стоял звон.

— Больно же! — обиделась я.

— А ты не болей, за кого ты там болеешь, — сказали в два голоса довольные эксперты. — Пораскинь мозгами. Думай как жюри!

И я стала думать как жюри. Сначала я блестяще угадала, что следующую «Маску» дадут мировой оперной звезде. Затем моего стратегического ума хватило на то, чтобы вслед за жюри поделить «Маски» между двумя главными оперными сценами России — Большим театром и Мариинкой. Тут дело тонкое: когда-то худрук Мариинки Валерий Гергиев отказался номинироваться на «Золотую маску», после того как ему ее не присудили.

Когда стали награждать кукольные театры, я решила взять передышку: руки у экспертов были тяжелые. Такое ощущение, что они не в театре работают, а ва­гоны разгружают, чтобы потом бить театральных обозревателей. Голова трещала.

На сцене тем временем победители благодарили жен, родителей и даже только что родившихся детей. А один театральный художник в возрасте поблагодарил своих докторов.

Перед «Драмой малой формы» нужно было бы надеть каску: в этой номинации было целых 15 претендентов и никаких очевидных лидеров. Тогда я опять рассудила как жюри, то есть политически: надо выбирать крупного художника.

После вскрытия конверта эксперты посмотрели на меня с изум­лением и дали щелбаны друг другу.

Подступила тяжелая артиллерия — «Драма большой формы». Здесь были крупные режиссеры и знаменитые театры. Отдадут ли все «Маски» одному или распределят политически? Вопрос этот превращал меня из простодушного театрала в какого-то зловещего Макиавелли.

В итоге «Маски» распределились сложным политическим образом, за что я получила четыре щелбана, а эксперты — два и два.

— Я вижу, вы расстроились, — говорила на фуршете критик X режиссеру Y.

— Да я совершенно не расстроился, — бодро сопротивлялся режиссер Y.

— Вы расстроились. И я тоже расстроилась.

Тут подошел актер Z и спросил:

— А почему вы такая расстроенная, дорогая X? Вот посмотрите на режиссера Y — он же совершенно не расстроен!

Группа актеров режиссера Y была мрачной просто на всякий случай.

Возле туалета нас остановила почтенная театроведка:

— А не было ли давления на жюри? — бдительно спросила она эксперта. — Потому что в былые годы, я помню, на премиях сядут — и сидят, и сидят, и сидят…

Эксперт заверила, что тут никто не сидит: жюри само сидит.

За столом новой драмы гудели — отмечали победу молодого мос­ковского режиссера Марата Гацалова, поставившего спектакль в далеком шахтерском городе.

— Это великий победа! — сказал русский режиссер немецкого происхождения и поднял рюмку с водкой. Рядом кто-то ползал под столом и искал свой букет. Эксперт попыталась дать мне щелбан уже просто так, но я увернулась.

Дома шла трансляция церемонии вручения «Золотой маски» — муж досматривал ее по телевизору. Сказал, что меня тоже показы­вали: я что-то озабоченно отмечала в программке, а двое рядом со мной смеялись. Я махнула рукой и пошла искать средство от головной боли.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №19 (197) 19 мая 2011
    Дороги
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама