Наукоград на Лысой горе

Путешествие
Москва, 16.06.2011
«Русский репортер» №23 (201)

Фото: Сергей Лаврентьев/Фотобанк Лори

Первое, что видит приезжий, сойдя с автобуса, — это не город, а далекая-далекая линия горизонта. Пущино стоит на самой высокой точке Среднерусской возвышенности, взмыв над уровнем моря примерно на 200 метров. Пространство здесь проделывает примерно тот же фокус, что и на балу у Воланда, то есть расширяется. Город — это уже потом, а сначала величественный изгиб Оки, туманные арки далекого моста, кошачьи спины холмов внизу и синий купол Вселенной сверху. Второе потрясение — запахи. От здешнего воздуха хочется отрезать кусочек и положить в коробочку — на память. В центре Пущина пахнет лугом, мокрой травой и сломанной ивовой веткой.

Когда-то, в середине прошлого века, никакого города здесь не было. Была нераспаханная окрестными колхозами гора с языческим названием Лысая. Однажды со стороны Москвы прилетел вертолет. В вертолете сидел академик Несмеянов, искавший место под новый академгородок. Лысая гора так поразила его воображение, что дальше вертолет не полетел. Город основали в 1956 году. Лысую гору засадили дубами, соснами, а также девятью научными институтами со всей полагающейся инфраструктурой.

В 120 км от идеологически правильной советской Москвы можно было немножко расслабиться. Расслаблялись архитекторы, строившие по уникальным и по возможности современным проектам, изо всех сил пытаясь отойти от хрущевских стандартов. Расслаблялись озеленители, создававшие в новорожденном городе изысканные композиции из элитных сортов роз. И уж, конечно, сами жители, то бишь биологи, старались поглубже дышать воздухом пущинской свободы.

Институтские диссиденты соревновались друг с другом в креативе. Местный Дом ученых организовал фестиваль авторской песни. Институт белка — кафе с названием «Желток», куда съезжалась вся андеграундная интеллигенция страны от Андрея Битова до Александра Башлачева. Ученые-биологи и примкнувшие к ним гуманитарии чинно прогуливались по Зеленой зоне перед стильными зданиями институтов, разговаривая о науке и распевая песни Высоцкого и «Аквариума». Пущино было чем-то вроде советского варианта Силиконовой долины и обладало невыразимой притягательностью для тех, кто мог отличить обычное млекопитающее от гомо сапиенс. Здесь снимали такие фильмы, как «Несколько дней из жизни Обломова» раннего Михалкова и «В четверг и больше никогда» позднего Эфроса. Здесь выступал Рихтер и выставлялся подпольный авангард.

Золотой век Пущина закончился с падением Советского Союза. К середине 1990-х и без того крошечные зарплаты биологов перестали выплачивать почти совсем. Лабораторных мышей кормили принесенной из дома картошкой, которую выращивали на четырехсоточных огородиках. К концу 1990-х половина пущинской науки уже перекочевала на Запад. Вальяжно прогуливающихся интеллигентов стало значительно меньше. Как и клумб, роз, концертов… Но знаменитые пущинские закаты остались.

Остались и неистребимый дух науки, и вкус к прекрасному. Стильная европейская элегантность сменилась не менее стильным запустением. Вместо тяжко рефлексирующей советской интеллигенции сюда приехали ее дети — веселая московская молодежь с экологическим энтузиазмом в глазах. Эта самая молодежь уверена, что все мировые проблемы можно решить охраняя незабудки и читая детям хорошие книги. Смешно, но у них получается.

Молодежь смотрит на город науки с тем же выражением исторического любопытства, с каким рассматривает знаменитую местную усадьбу на берегу Оки. Когда-то в ней жил композитор Алябьев, влюбленный в молодую здешнюю помещицу. Сейчас усадьба вяло охраняется государством — оно не мешает диким вьюнкам оплетать величественных львов в нишах парадных лестниц, а ящерицам — отдыхать на алебастровых горгоньих головах барельефов. Когда-то, в конце 1970-х, в этой усадьбе впервые прозвучала печальная «Неоконченная пьеса для механического пианино». Эта пьеса не окончена по сей день. И пока она звучит среди пущинских холмов, город будет жить.

Пущино

Как добраться

Из Москвы на автобусе или маршрутке № 359 от станции метро «Южная» или на электричке до Серпухова, а оттуда на автобусе.

Где остановиться

В гостинице с оригинальным названием «Пущино», построенной в стиле советского модерна.

Где поесть

В будние дни в кафе «Желток» Института белка (вкусно пообедать там можно за 100 рублей). В выходные, когда институтские столовые закрыты, можно зайти в кафе «Феникс» или «У камина».

Что привезти

Баночку варенья, сваренного из здешней земляники. И соленые маслята из местных сосняков.

Как не рассыпать мусор по дороге
Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем
В ожидании вала банкротств
Банкротства девелоперов и обманутые дольщики еще не один год будут определять повестку дня рынка жилищного строительства. После запрета долевого строительства проблем станет еще больше
Очень, очень плохой банк
ЦБ собрал все токсичные активы из «Открытия», Промсвязьбанка и Бинбанка в одном месте и рассчитывает избавиться от них за пять лет. Однако качество активов таково, что их придется либо продавать буквально за бесценок, либо списывать

У партнеров

    «Русский репортер»
    №23 (201) 16 июня 2011
    Качество жизни
    Содержание:
    Жить по-европейски

    У них уже есть приличный минимум условий для жизненного старта. Когда же они будут жить — мы будем жить — как в странах Евросоюза?

    Фотография
    Вехи
    Блоги
    Как не рассыпать мусор по дороге
    Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем
    В ожидании вала банкротств
    Банкротства девелоперов и обманутые дольщики еще не один год будут определять повестку дня рынка жилищного строительства. После запрета долевого строительства проблем станет еще больше
    Очень, очень плохой банк
    ЦБ собрал все токсичные активы из «Открытия», Промсвязьбанка и Бинбанка в одном месте и рассчитывает избавиться от них за пять лет. Однако качество активов таково, что их придется либо продавать буквально за бесценок, либо списывать
    Реклама