Александр Шабуров из Берёзовского

Среда обитания
Москва, 13.10.2011
«Русский репортер» №40 (218)
Александр Шабуров — российский художник, перформансист, Синий Нос. Вырос в Берёзовском. В 1998 году получил грант Фонда Сороса на лечение собственных зубов в качестве художественного проекта. В 1999-м совместно с Вячеславом Мизиным организовал арт-группу «Синие Носы». Многие произведения «Синих Носов» обрели скандальную известность. Например, работа «Эра милосердия» (менты, целующиеся в зимнем лесу), названная тогдашним министром культуры Соколовым «порнографией» и «позором России».

Фото: из личного архива А.Шабурова

Между Екатеринбургом и Берёзовским особой границы нет. От центра первого до начала второго — полчаса на автобусе. Когда въезжаешь в Берёзовский, первым делом видишь крупную надпись: «Начало счастливой жизни». Вот так. Ни больше ни меньше.

Ни к олигарху Березовскому, ни к одно­именному пианисту, ни к березовскому мамонту город наш отношения не имеет. Зато он — «родина русского золота». В 1745 году крестьянин Ерофей Марков нашел здесь золотую россыпь и принес ее куда следует. Его долго допрашивали, где он это взял, ибо считалось, что в России золота нет. Потом выяснилось, что чистого золота здесь и впрямь нет, оно содержится в породе. Шахтеры поднимают эту породу из-под земли и везут на обогатительный комбинат, где вымывают все лишнее. Эту уже «обогащенную» субстанцию отправляют дальше для окончательной обработки. А то, что осталось, вываливают за городом. Оттого вокруг Берёзовского фантастический пейзаж, огромная насыпная пустыня. Каньоны из отработанного песка и голубые озерца (видимо, из медного купороса). Когда-то сюда привезли императора Эфиопии Хайле Селассие I, живое божество у себя на родине. К его приезду покрасили все заборы, а свалки присыпали золотосодержащим песком. Хайле Селассие видит куски пирита и горного хрусталя и спрашивает: «Что это поблескивает?» А ему отвечают: «Богатства нашей земли у вас под ногами валяются!»

Отсюда же, из Берёзовского, пошло блочное домостроение — панельные дома, в которых многие из нас живут. Почему-то считалось, что дома из бетонных плит при первой возможности развалятся, как карточные домики, но директор завода стройконструкций и сам поселился в таком. Дом его стоит до сих пор. Да и завод сохранился. Правда, работает он не в три смены, как раньше, и половина площадей сдана в аренду, но работает. Другие заводы (плюс рудник) тоже имеются. Уральцев градообразующими предприятиями не удивишь: у нас на Урале в каждом городе их было сразу по нескольку, причем «союзного значения». Самый крупный завод в Берёзовском — металлургический, прецизионных сплавов.

Третья наша достопримечательность — военная часть, которая 1 мая 1960 года сбила самолет американского шпиона Пауэрса. До самого последнего времени это держали в секрете. Юбилейные телерепортажи напус­кали туману: дескать, сразу несколько ракетных частей считают это своей заслугой. Но еще во времена моего детства берёзовских школьников возили в местный музей боевой славы, где есть данные обо всех участниках и перипетиях того события.

А однажды я увидел по телевизору американский фильм про то, как в лесу под Берёзовским нашли НЛО. Там демонстрировали сек­ретную киносъемку, купленную в дни перестройки у какого-то эмигранта: субъективная камера, сосны, хвоя, три куска металлолома и люди в пиджаках. Вот про это у нас никто ничего не слышал. Я порадовался предприимчивости неизвестного земляка, продавшего американским уфологам свою подделку.

Бывая в Берёзовском наездами, я замечаю лишь самые внешние перемены. Когда-то отсюда стремились в областной центр, сейчас, наоборот, коттеджей здесь понастроили. Плюс пару-тройку церквушек. Плюс возле каждого дома клумба с табличкой, что она-де участвует в каком-то конкурсе. Плюс герб поменяли. Какие-то умники подсказали городским хозяевам, что прежний герб не соответствует западной геральдической традиции. И теперь вместо шахты и плавильной печи на берёзовском гербе белый леопард, сжимающий в лапах солнце, а под ним готическая надпись Terra Libera — «земля свободы». Бред сивой кобылы.

Городишко разросся. В прежнем суде сейчас частная лавка, в сберкассе — магазин, а художественная школа, где я когда-то учился, переехала в бывший горком КПСС на главной площади. Центр нового Берёзовского где-то за горизонтом. Я там никогда не бывал.

Любимая точка общепита

«Блинная» возле главной площади.

Любимый магазин

«Рассвет» на улице Толбухина.

Любимое место прогулок

Окультуренный сквер возле высохшей речки Берёзовки (с бетонными берегами).

Любимая досто-примечательность

Дом умельца Вольхина с раскрашенными деревянными рельефами. Тут и сказки Пушкина, и «Репка», и Генерал Топтыгин, и Буратино, и серебряный профиль Ленина, и волк из «Ну, погоди!».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №40 (218) 13 октября 2011
    Кем был Стивен Джобс
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама