Президент-героиня

Актуально
Москва, 01.12.2011
«Русский репортер» №47 (225)
Проигрыш «кремлевского кандидата» во втором туре выборов президента Южной Осетии заставил власть пойти на беспрецедентные меры: главу Центризбиркома республики фактически взяли в заложники, а итоги выборов собирались отменить. На момент, когда этот номер подписывался в печать, исход конфликта был неясен, но все шло к силовому противостоянию сторонников двух кандидатов

Фото: Сергей Карпов

Начиналось все мирно: 13 нояб­ря в Южной Осетии прошел первый тур президентских выборов, в котором глава МЧС республики Анатолий Бибилов с перевесом в 14 голосов обо­шел кандидата от оппозиции экс-министра образования Аллу Джиоеву.

Две недели между турами прошли в агитации и дебатах. Анатолий Бибилов убеждал сограждан в преимуществах его программы «Осетинский прорыв: единство, порядок, развитие»: «Она предполагает ускорение, обеспечение мощного рывка в разностороннем развитии страны. Для Осетии это должен быть марш-бросок в будущее, к  новому качеству жизни людей. Осетинский прорыв требует мобилизации усилий всех граждан страны, всех партий, общественных организаций и трудовых коллективов». 

Стилистическое сходство этой программы с декларациями «Единой России» вполне объяснимо: Бибилов был выдвинут «Единством» — южноосетинским клоном российской партии власти. Вдобавок его поддержал Кремль: уже перед первым туром голосовать за Бибилова призывали видные единороссы.

Ко второму туру политическая артподготовка вышла на новый уровень: внезапно оказавшийся во Владикавказе президент Медведев счел необходимым увидеться с кандидатом Бибиловым и даже пожать ему руку. Оттиск этого исторического рукопожатия немедленно украсил собой большинство цхинвальских заборов.

Программа Аллы Джиоевой была куда более конкретной и содержала точные даты 2012 года, к которым должны быть осуществлены те или иные судьбоносные преобразования вроде введения прямых выборов прокуроров, отмены партийных списков при выборах в парламент, обязательного публичного декларирования расходов чиновниками и даже допуска в Южную Осетию МТС и «Билайна».

— Я постоянно слышу сегодня: «Юбка не может управлять государством». Я уже видела, как управляли брюки — весьма не­удачно пока что. Теперь юбки объединяются и хотят показать Южной Осетии, как они будут это делать, — формулировала свою позицию сама Джиоева.

Любопытно, что и она, и Бибилов изо всех сил старались дистанцироваться от действующей власти, параллельно обвиняя оппонента в связях с ней. Оно и понятно: феерические масш­табы южноосетинской коррупции и прямо пропорциональная ей разруха «уронили» рейтинг нынешнего президента Эдуарда Кокойты и его команды практически до нуля. Но Бибилову отмежевываться было гораздо труднее: все-таки действующий министр.

Поэтому, когда перед выборами в республике начали массово выдавать паспорта, заговорили о том, что победа Бибилова неминуема. К слову, предвыборное изменение численности голосующих — один из немногих имеющихся у властей РЮО электоральных инструментов. Манипуляции с бюллетенями здесь практически невозможны: на тыльной стороне каждого из них должны поставить свою подпись все представители кандидатов в президенты. «Карусели» тоже мало­вероятны: каждому проголосовавшему в паспорт ставится соответствующая печать.

Остаются «дополнительные» паспорта, одни взамен якобы утраченных (предыдущий при этом остается и на руках у владельца, и в списке избирательной комисси), другие — выда­ваемые впервые (в том числе лицам, никогда не жившим в Южной Осетии: например, благодаря спецприказу Кокойты десятки никому не известных личностей внезапно получили гражданство с формулировкой «за заслуги перед РЮО и человечеством»). Логика несложная: 250 «правильно» выданных паспортов — плюс 1% в пользу нужного кандидата.

И вот наступил день голосо­вания. Участки открылись и закрылись вовремя, голосование проходило более чем спокойно. Блокбастер начался к ночи.

Уже в 23.00 в штабе Джиоевой были известны результаты на большинстве избирательных участков. «У нас преимущество в пять тысяч голосов! Это же двадцать процентов!» — ликовали штабисты. Все ждали назначенной на 23.30 пресс-конференции Центризбиркома. Однако незадолго до часа икс его глава Белла Плиева спешно покинула пресс-центр. Председатель ЦИК не по­явилась ни в полночь, ни через час. Поползли слухи, что она находится у президента Кокойты и получает экстренную выволочку. Тем временем «преемник» Бибилов времени даром не терял: он вывел на оцепленную ОМОНом площадь своих сторонников для победного митинга.

В этот момент появилась наконец глава ЦИК и сообщила, что пока у нее есть данные лишь с четверти участков, на которых с  небольшим отрывом лидирует Алла Джиоева. А итоговые цифры будут, мол, лишь в девять утра, так что хорошо бы, чтобы все успокоились. Так и произошло.

Утром все были в сборе, но Плиева не появлялась. Спустя два часа вместо нее в пресс-центр пришел двоюродный брат президента Кокойты председатель Верховного суда республики Ацамаз Биченов. Он сообщил, что штаб Бибилова подал жалобу на процесс подготовки к выборам и их проведению, а также на работу ЦИК, так что, покуда Верховный суд ее не рассмотрит, результаты оглашены не будут. Журналисты бросились искать представителей Центризбиркома. Обе женщины плакали.

— Они не пускают ее сюда! Там автоматчики в дверях, они не дают ей приехать и огласить результаты! И так всю ночь ведь прессовали! — всхлипывая, объясняла член ЦИК РЮО Аэлита Джиоева.

Журналисты помчались в ЦИК, где после недолгих препирательств с внушительного вида людьми в бронежилетах про­бились-таки в кабинет к Плиевой. Выглядела она и вправду не­важно, но держалась с достоинством.

— Я очень хотела приехать к вам, но не смогла. По техническим причинам. Спасибо, что вы здесь.

В подрагивающих руках глава ЦИК держала бумажку с пред­варительными результатами выборов.

— Вот эти цифры, которые я хотела вам зачитать: пятьдесят шесть процентов за Джиоеву, сорок — за Бибилова. А что касается жалобы, то мне ее никто не показывал, но вы же сами слышали, что претензий к выборам еще несколько часов назад не было ни у наблюдателей, ни у представителей кандидатов.

К середине дня понятно было только одно: проиграв выборы, команда «кандидата Кремля» при поддержке недовольной результатами голосования команды президента требует отмены выборов и роспуска ЦИК, отказавшегося «нарисовать» нужные 20%. Если это решение будет принято, то по закону Джиоева не сможет баллотироваться на следующих выборах. Впрочем, будет уже не до закона: в республике вполне может начаться гражданская война. И без того недовольные многолетней политикой властей люди навряд ли согласятся каждые два месяца ходить на выборы вплоть до избрания «нужного» кандидата. Подобный осетинский прорыв не нужен ни осетинам, ни россиянам — это марш-бросок прямиком в «банановую республику».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №47 (225) 1 декабря 2011
    Выборы
    Содержание:
    Реклама