Работать надо!

От редактора
Москва, 01.12.2011
«Русский репортер» №47 (225)

Работать надо!

Недавно я поняла, что все люди в моем городе делятся на две категории.

Одни считают, что вот сейчас привезут в Москву Пояс Богородицы — и все немедленно станет лучше. Появится долгожданный ребенок, на работе все станет хорошо, на выборах победит справедливость, родители перестанут так быстро стареть, Россия встанет с колен, наша сборная по футболу начнет наконец выигрывать.

Другие, как я, считают, что вот сейчас увезут из Москвы Пояс Богородицы — и все немедленно станет лучше. Пробки рассосутся, все — и я тоже — перестанут всюду опаздывать, на работе все станет хорошо, на выборах победит справедливость, родители перестанут так быстро стареть, черт с ней, с нашей сборной по футболу, но в чем-нибудь другом Россия уж точно встанет с колен, уже вот-вот, обязательно.

И те и другие неправы.

На следующий день после того, как Пояс Богородицы, ради которого полцентра перекрыли на неделю, заперев полгорода в пробках, покинул столицу, я выехала из дома в радостном ожидании свободных утренних дорог — и немедленно встала в гигантской пробке из таких же радостных идиотов, решивших выехать на полчаса позже.

Продираясь на работу через перекрестки, заблокированные выехавшими на красный свет, мимо запарковавшихся в три ряда в неположенных местах, в объезд побившихся при попытке обгона по встречке, я думала о нас, обитателях кривовато построенного мегаполиса, которые каждый раз ждут какого-нибудь чуда, вместо того чтобы попробовать соблюдать правила дорожного движения.

Все мы на что-нибудь надеемся. Причем все — на разное; это нас разъединяет, иногда до взаимной неприязни и открытой вражды. На бога, на революцию, на президента или премьера, на курс доллара, на цены на нефть, на родителей, на детей, на хорошую погоду. Объединяет нас только отсутствие надежды на самих себя.

На самом деле то, как мы живем и как будем жить в ближайшем будущем, не зависит ни от каких внешних факторов и чудес. Ведь это мы выезжаем на перекрестки на красный и останавливаемся, так что никто не может проехать. Это мы таращимся в «Одноклассники» и ютуб, вместо того чтобы поработать. Это мы уже лет восемь не ходим голосовать, а пишем в социальные сети, что от наших голосов ничего не зависит. Мы сами.

Безответственность всегда выглядит одинаково, вне зависимости от принципов и убеждений ее носителей. Это всегда перекладывание ответственности за свою жизнь на что-то, что от нас не зависит и на что мы никак не можем повлиять. В конце концов, это отказ работать над обстоятельствами своей жизни и менять их к лучшему…

У моей подруги дома живет пятнистая кошка, похожая на маленького леопарда. Версий происхождения этой породы две. Одна гласит, что какая-то женщина десятилетиями скрещивала разных кошек, выбирала из каждого помета котят с круглыми пятнами и скрещивала их между собой, пока наконец не вывела пятнистых кошек, похожих на леопарда.

По другой версии, родоначальником породы стал дикий бенгальский кот, который как-то совокупился с домашней кошкой. Моя подруга верит во вторую версию, хотя этого самого бенгальского кота никто не видел и неизвестно даже, существует ли он в природе.

— Понимаешь, — говорит она, — гораздо проще верить, что из леса вышел какой-то чудесный бенгальский кот…

— И всех поимел, — обычно добавляет в этом месте ее муж.

И он прав: так обычно и по­лучается, когда надеешься на чудо, в котором не собираешься принимать никакого участия.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №47 (225) 1 декабря 2011
    Выборы
    Содержание:
    Реклама