Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

Кто голосует за Путина

, , , , , , 2012
Фото: РИА Новости

Скандал вокруг агитационного ролика Чулпан Хаматовой перевел вопрос голосования «за» или «против» Владимира Путина в плоскость морали. Если еще неделю назад спор шел об успехах и провалах двенадцати лет правления тандема, то теперь максимой антипутинской кампании стало: «Порядочный человек за Путина не проголосует». Между тем неизбежность победы Путина если не в первом, то во втором туре признается даже большинством оппозиции. И казалось бы, именно это должно было стать главным предметом исследования. Если Путин так плох, что двигает людьми, за него голосующими? Вынести моральный приговор половине страны оказалось легче, чем попытаться ее понять. «РР» решил выслушать сторонников Владимира Путина, критически осмыслить их аргументы и понять, чем они все-таки голосуют: умом или сердцем

— Это типичная истерика, гадкое хамство. Что это такое — объявлять бойкот Алисе Бруновне Фрейндлих за то, что она поддержала Путина? Да кто они вообще такие, чтобы судить?! А главное — попробовали бы так выступить при том же Сталине или хотя бы Брежневе! А то сейчас все больно смелые стали. Между прочим, тоже Путину надо спасибо сказать — посмотрел бы, что с ними было бы раньше, — горячится Геннадий Хазанов в разговоре с «РР». Видимо, ему тоже досталось за то, что он вошел в число доверенных лиц Путина. — Все это мы уже проходили. Неприлично быть за Горбачева, неприлично за Ельцина, теперь вот — за Путина. У нас же вообще всегда так: сначала все влюбляются в нового лидера, а через несколько лет рады бы ногой пнуть.

Но Хазанова и ту же Фрейндлих обсуждали все же меньше, чем Хаматову. Хотя бы потому, что тут очевиден сознательный выбор. «Меня пригласили, и я с радостью согласился, потому что для меня это большая честь», — говорит Хазанов, и все доверенные лица Путина наверняка сказали бы то же самое. Но и здесь при обсуждении превалировала версия «продажности»: кто-то согласился, потому что ему построили театр, кто-то — потому что еще не построили, но обещали. Возможность искренней поддержки Владимира Путина в такой постановке вопроса отвергается напрочь, и это, возможно, главная ошибка оппозиции. Да, кто-то оказал поддержку Путину из корыстных побуждений, но обвинять в продажности всех несколько странно. Да, на митинг на Поклонной многих людей собирали с административным нажимом, но глупо отрицать, что были там и те, кто пришел по своей воле.

Даже нейтральные и независимые комментаторы склонны видеть вину Путина в том, что его сторонники испытывают жесткое морализаторское давление.

— Ролик с Хаматовой вряд ли давал серьезную прибавку к рейтингу, а вот определенный осадок мог остаться. Тезис о том, что кого-то могли заставить агитировать, кажется правдоподобным. Многим не хотелось, чтобы Хаматова, человек с такой яркой и светлой репутацией, обсуждалась в дискредитирующем ее контексте, — объясняет политолог Михаил Виноградов.

Но, судя по рейтингам, кампания премьер-министра идет вполне успешно.

— В последнее время число людей, собирающихся голосовать за Путина, растет, — уверен генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. — Происходит это несмотря на кампанию в интернете, благодаря которой модно голосовать против Путина. Но эти люди или не читают интернет, или читают его с неприязнью. Ни один из кандидатов, кроме Путина, не представляется им способным решить их проблемы.

«РР» решил дать слово искренним сторонникам Владимира Путина, чтобы не только понять их аргументацию, но и оценить, насколько она рациональна. На самом деле это важно вовсе не другим «согласным», а, наоборот, несогласным и протестующим. Невозможно адекватно понимать свою страну и свою культуру, объявляя своих политических противников несуществующими или находящимися за пределами человеческой морали. Для формирования умной и трезвой политической позиции, пусть даже сколько угодно протестной, необходимо понимать логику своих противников и настроения весьма существенной части страны. Кстати, выяснилось, что, голосуя за Путина, его сторонники весьма критично к нему относятся. Они чаще всего понимают, где и как он недоработал. Почему этой ситуацией не могут воспользоваться другие кандидаты — вопрос скорее к ним.

Виктор Ермишко, адвокат, Санкт-Петербург:

rep_236_026.jpg
Виктор Ермишко: Безумная бушую­щая стихия никому не нужна и крайне опасна. Мы просто не можем без твердой руки, без авторитарного лидера, без системы, которая этим лидером создана
Фото: Евгений Лучинский для «РР»

«На солнце тоже есть пятна»

Вы стали героем интернета, когда во время марша «За честные выборы» в Петербурге вылезли в окно своей квартиры с самодельным плакатом «Я за Путина!»

Среди участников шествия был, кстати, мой сын. Позже он говорил, что очень за меня переживал. Особенно когда какой-то парень снизу закричал: «Спустись вниз! Мы хотим с тобой пообщаться!» Я закрыл окно, оделся и вышел на улицу. Но его уже не было. А я хотел объяснить, что я за Путина, — это моя позиция, точка зрения, которую я пытаюсь донести до окружающих. На мой взгляд, это единственная реальная кандидатура на предстоящих выборах.

Но вертикаль власти и авторитаризм нравятся далеко не всем — у них слишком много минусов.

Ну и что? Это неизбежное зло, тем более с нашим народом. По-другому, кто бы что ни говорил, невозможно, хотя и к сожалению. Сейчас мы просто не готовы к демократии как таковой. Нам нужна сильная власть, а ее отсутствие порождает анархию. К чему может привести безвластие в нашей стране, подумать страшно — погромы и поджоги в Греции по сравнению с этим детские игры. Безумная бушующая стихия никому не нужна и крайне опасна. Мы просто не можем без твердой руки, без авторитарного лидера, без системы, которая этим лидером создана. При другом раскладе Россия просто перестанет существовать.

А как быть с произволом чиновников, с судебной системой, которой не доверяет большая часть населения страны?

Тут ситуация парадоксальна: про чиновничий беспредел говорят все, но при этом все же складывают деньги в конверт и несут их тем, кого называют коррупционерами. Почему? Да потому, что решить вопрос именно так, быстрее и проще. А ведь можно было бы пойти к квалифицированному юристу, заплатить ему гораздо меньшую сумму и добиться того же результата.

Помните, дон Корлеоне говорил, что один юрист с портфелем может сделать больше, чем рота автоматчиков. Но нет, вместо того чтобы обратиться за правовой помощью, наши люди предпочитают дать взятку. Так что в чем-то коррупция насаждается снизу. Что же касается судебной системы, то она реформируется уже почти двадцать лет. Тут наша страна находится в самом начале пути. Сами подумайте: независимого суда у нас до этого никогда не было — отсутствует в России такая историческая традиция. Сейчас делаются лишь первые шаги, робкие попытки дать суду независимость, которые упираются в самые разнообразные трудности. Да, суду не доверяют многие, но сколько из этих людей реально сталкивались с судебной системой? У подавляющего большинства недоверие сформировалось не почве неизвестно откуда взявшихся слухов. В действительности же говорить о том, что судебная система тотально коррумпирована, нельзя. Это полная чушь! Отдельные случаи действительно есть, но это исключения.

Итак, 4 марта вы будете голосовать за Путина. Почему?

Есть старый анекдот: армия заняла крепость без боя, победители вызывают коменданта и спрашивают, почему гарнизон не сопротивлялся, не открыл огонь из множества имеющихся орудий. Тот говорит: «Для этого были 133 причины. Во-первых, у нас не было пороха…» Следующие 132 причины можно не называть. Так и тут: а за кого еще? Из остальных кандидатов на что-то годен разве что Зюганов. Но давайте вспомним 1996 год — тогда власть фактически была у него в руках, ее только взять нужно было, а он этого не сделал. Просто побоялся, как боится сейчас. Боится того, что, не дай бог, победит. Ведь оппозицией быть проще всего — и на коне, и хаять можно всех, и деньги в партийную кассу с представителей бизнеса собирать.

За Ельцина в том самом 1996 году агитировали голосовать сердцем. А сейчас, по-вашему, за Путина голосуют сердцем или рассудком?

Это совершенно осознанный выбор, по крайней мере для меня. Да, все видят недостатки, их много, но все вменяемые люди понимают, что и на солнце есть пятна: не бывает, что ты весь в белом, а все остальные вокруг — в дерьме. Если в стране происходят не самые чистые процессы, лидер тоже оказывается запачканным. Это вполне естественно, тем более что по итогу живем мы очень даже неплохо. Моему отцу скоро исполнится 80 лет, и он говорит, что так, как сейчас, мы не жили никогда — ни при советской власти в самые лучшие ее годы, ни тем более позже. Так что он тоже за Путина, как и мои коллеги, даже те, кто крайне информирован и настроен критически к существующей власти.

Андрей Андрюшин, глава компании «Энергостройкомплект», Санкт-Петербург:

rep_236_027.jpg
Андрей Андрюшин: В 2000 году главной целью Путина было вернуть уважение к государству, и это он сделал. Хотя в итоге мы получили перекосы в виде некоторой коррупции и забюрократизированности
Фото: Митя Ганапольский для «РР»

«Государственные институты начали работать»

За кого ты будешь голосовать 4 марта?

Скорее всего, за Путина.

Почему?

Я просто не вижу на этих выборах других достойных кандидатов на пост президента. При нем наблюдается экономический рост в сочетании со стабильностью. Во всяком случае в экономике.

А что он сделал хорошего в экономике?

Он провел ряд важных реформ в начале своего первого президентского срока. Главным их результатом стало восстановление роли государства. Там, где я сталки­ваюсь с государством — в налоговой сфере, арбитражной, — государственные институты работают. С нало­гами система стала более понятной, прозрачной. По­явилась возможность обмениваться с налоговой документами в электронном виде, больше не нужно стоять в очередях. Важным элементом является судебная система.

Сейчас она у нас хорошая?

Она у нас неидеальная, но лучше, если сравнивать с девяностыми: тогда суды практически не работали, а их решения не исполнялись. Все решалось в неформальной среде, где главными участниками были бандитские группировки. Сегодня у нас есть возможность прийти в судебную инстанцию и отстоять хозяйственный спор. Это важный фактор, который улучшил инвестиционный климат в стране.

Противники Путина говорят, что рост экономики — заслуга скорее не его, а цен на нефть, которые выросли в десять раз.

Это взаимодополняющие факторы. Только рост стоимости нефти не дал бы такого эффекта без тех реформ, которые провел Путин. При нем началась — и еще не закончилась — административная реформа. Тогда четко определили компетенции госорганов. Компании стало легче регистрировать.

Легче?

Гораздо. Сейчас на это уходит около месяца. Можно подавать заявление через интернет, ввели процедуру «одного окна», понятно, кто отвечает за регистрацию. У нас, конечно, пока не как в Финляндии, где вообще просто уведомляешь об открытии компании по почте, но все равно процедуру упростили. Сейчас госорганы, конечно, перегружены регулятивными функциями. Но я не думаю, что эта зарегулированность входила в планы Путина. В 2000-м его главной целью было вернуть уважение к государству среди населения, придать госинститутам авторитет, и это было сделано. Но в итоге мы получили перекосы в виде некоторой коррупции и забюрократизированности. В общем, финансовые потоки перешли из неформальной бандитской среды в формальную государственную.

Мне кажется, нет разницы, кому платить — пяти маленьким бандитам или одному большому чиновнику.

Во-первых, платить тебя никто не принуждает. И если не можешь заплатить, чиновник не пытается тебя убить. Это две стороны одной медали: если ты усиливаешь государственный аппарат, ты получаешь рост коррупции. Я не думаю, что Путин заинтересован в коррупции. Это неизбежное последствие усиления роли государства. Чтобы  с ней бороться, надо либерализовать режим, чем он и собирается заняться после этих выборов. А то, что экономика развивается, видно по тем компаниям, с которыми мы работаем. Это ведь не ближний путинский круг, а обычные компании. У них есть планы по развитию на годы вперед, они растут.

Ты думаешь, если придет к власти другой, не Путин, положение бизнеса может ухудшиться?

Думаю, из тех кандидатов, что есть — да. Даже Прохоров может ухудшить ситуацию. Нам нужен лидер с прогосударственной позицией, но либерального толка. А те кандидаты, что есть, либо уже утратили доверие населения — это Зюганов, Жириновский, Миронов, либо пока еще его не заслужили, как Прохоров.

Путин для тебя желательный или скорее приемлемый кандидат?

Приемлемый.

Светлана Сивкова, директор Музея Мирового океана, Калининград:

rep_236_028.jpg
Светлана Сивкова: Опыт — это великое дело. Я вот сижу в кресле директора музея уже 30 лет, но мне до сих пор кажется, что я еще не все сделала и не все понимаю
Фото: Александр Фирсов для «РР»

«Любая страна взяла бы Путина на работу»

Светлана никогда раньше особо не интересовалась политикой — так, периодически метала крепким словцом в местных чиновников за вырубку деревьев и неаккуратную застройку города. Но в эту предвыборную кампанию она возглавила калининградский штаб общественной поддержки Владимира Путина.

Что может заставить директора одного из ведущих музеев страны поддерживать Путина?

Я всегда задаю себе вопрос: нужны ли мне кардинальные перемены? Жизнь в стране сейчас настолько невозможна, что надо что-то сильно менять? Лично мне ничего кардинально менять не хочется…

А разве кто-то предлагает?

Мне кажется, что все остальные кандидаты, кроме Путина, этого хотят. Почитайте их программы — вы хотите, чтобы они сначала весь мир разрушили до основания, а потом построили что-то заново? Понятно, что в этих программах больше популизма и, придя к власти, они бы так не делали. Но это еще хуже, совсем тогда вранье получается.

Вас не смущает, что Путин у власти уже 12 лет, а это достаточный срок, чтобы радикально изменить жизнь в стране и не стремиться на новый срок?

Знаете, опыт — это великое дело. Когда говорят, что Путин находится у власти уже третий срок, я всегда отвечаю, что сижу в кресле директора музея 30 лет! Но мне до сих пор кажется, что я еще не все сделала и не все понимаю. С каждым годом приходит опыт, и только сейчас я более-менее понимаю, как сделать по-настоящему хороший музей.

Не опасаетесь, что за такой большой срок глаз может замылиться — как у вас, так и у вашего кандидата?

Есть такая опасность. Для этого надо много ездить по стране, наблюдать, встречаться с людьми, стараться их понять, просить, чтобы тебя критиковали. Ко мне часто приходят в музей и говорят: ох, как же у вас тут хорошо! А я говорю: скажите лучше, что у меня плохо.

Я думаю, что и у Путина на это ума хватит: он совсем не глупый человек и ошибки видит. Так или иначе, но в декабре мы проснулись в другой стране. Я думаю, что не только все мы, но и Путин кое-что для себя понял. Он же человек. А человек имеет право ошибаться, имеет право понимать какие-то вещи с определенным опозданием. Если посмотреть на требования митингующих, то большинство из них действительно правильные, и это давно уже надо было сделать.

Что, по-вашему, уже изменилось?

Согласитесь, сейчас у Владимира Владимировича совсем по-другому идет избирательная кампания. Я, например, не говорю: «Голосуйте за Путина!» Я говорю: «Это ваш выбор!» Впервые в истории был создан штаб общественной поддержки — мы должны показать людям, что все нормально, что не стоит забираться в норку и бурчать там. Если вы будете говорить, вас услышат!

Но я прекрасно помню, как мы жили раньше. Я помню чеченские войны, землетрясения… Тогда было сразу понятно, что никаких денег культуре не видать. Когда я говорила, что надо помогать культуре, мне отвечали: народ голодный, страна в разрухе, стране нужна колбаса, а ты тут со своей культуркой лезешь! Сегодня власть и бизнес говорят по-другому. Бизнес не такой дикий, как раньше, и предприниматели постепенно становятся меценатами. Это уже другая, высшая стадия развития нашего государства. Мы растем! Мы выросли до того, что можем прийти на митинг и результативно донести свою позицию.

Чего нового вы ждете от Владимира Путина?

Когда мы встречались с Путиным, то говорили о том, что основная задача сегодня — поднять доходы населения, чтобы не было этой нищеты. Россия по показателю ВВП впереди планеты всей, а по реальным доходам населения где-то в самом конце. Так больше нельзя. И вторая задача — это социальные вопросы: здравоохранение и образование.

Путин за четыре года, пока был премьер-министром, прошел бесценную школу: за это время он все увидел — в каком состоянии находится страна и что с ней надо делать. Это великий опыт, который, как говорится, не пропьешь. Владимир Путин сегодня настолько сильная политическая фигура в мире, что, я думаю, любая страна хотела бы взять его на работу.

Андрей Рубцов, начальник отделения централизованного ремонта и обслуживания энергоцеха предприятия «Уралэлектромедь», Екатеринбург:

rep_236_029.jpg
Андрей Рубцов: Еще 7–8 лет назад среднестатистический слесарь не мог себе позволить купить иномарку. Сейчас может каждый третий рабочий. У многих, с кем я общаюсь, жизнь стала стабильнее
Фото: Константин Саломатин/Saltimages для «РР»

«С приходом Путина постепенно возникло ощущение стабильности»

Вы были среди участников митинга в поддержку Путина. Что заставило вас туда пойти? 

Я согласился поехать на митинг, потому что считал, что поддержать Путина надо. Почему нет? Я помню, как нам было сложно в перестройку, когда я еще учился в институте. Как в ельцинские девяностые месяцами задерживали зарплату или выдавали ее продуктами, кассетами, тапочками. Между 2000-м и 2012-м колоссальная пропасть. С приходом Путина постепенно возникло ощущение стабильности. По крайней мере у нас на комбинате платят четко, день в день, и аванс, и зарплату. Никаких проблем, никаких задержек.

Может, это лишь частный случай?

Еще семь — восемь лет назад среднестатистический электромонтер или слесарь не могли себе позволить купить иномарку. Сейчас может каждый третий рабочий. У многих, с кем я общаюсь, жизнь стала стабильнее. На кусок хлеба с маслом уже хватает. Кто-то может себе позволить брать квартиры по ипотеке. Хотя это, ко­нечно, кабала на двадцать — тридцать лет, и ясно, что придется себе в чем-то отказывать… Материнский капитал — тоже хорошая штука. Триста с лишним тысяч за второго ребенка — неплохая добавка к той же ипотеке или обучению.

Что еще нравится в курсе нынешнего премьера?

Порадовало, что в кризисный 2008-й правительство «не кинуло» нас совсем уж, как это случилось в некоторых обанкротившихся странах. Банки резко не закрывались, а  понижение рубля и повышение доллара происходило плавно: люди могли сориентироваться и поменять валюту. Наш гендиректор рассказывал, что и крупные заводы не были брошены: им сделали налоговые послабления, за счет чего многие удержались на плаву.

Хорошо, что наших ветеранов не обижают, как раньше. У меня дед воевал во Вторую мировую — помню, как он жил… Радует, что теперь о стариках начали хоть как-то заботиться, жилье им дают.

Приятно, что поднялся престиж страны. Еще восемь — десять лет назад Запад нас ни во что не ставил: считал сырьевым придатком и не более. Внешний долг рос, у нас покупали энергоресурсы, а взамен втридорога продавали второстепенные товары. А сейчас, думаю, на политическом ринге мы несколько набрали вес. Считаю, правильно, что мы начали заниматься нашей армией, собираемся ее модернизировать. Я слышал, военным должны поднять зарплаты. Конечно, армия должна стать еще на порядок сильнее, ведь, как говорят, если не кормишь свою армию, кормишь чужую.

То есть «светлое завтра» уже наступает?

Почему же, далеко не все «одобрямс». Слишком большой разрыв между богатыми и бедняками, так называемым средним классом. Я считаю, люди, которые добросовестно работают или уже отработали, однозначно должны получать на порядок выше зарплаты и пенсии, а не выживать от получки до получки. Зарплата работников должна быть привязана к прибыли предприятий законодательно, как в Германии. Нужно победить нечистых на руку чиновников и бюрократию (чтобы оформить пустяковую бумажку, тратим уйму времени!). Иначе, простите за пафос, наша страна никогда не станет такой великой, как раньше, а хочется, чтобы с ней считались на мировой арене, чтобы производство развивалось, а рабочие жили в достатке.

№7 (236)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Альфа-банк меняет карты

    Альфа-банк приступил к полному обновлению своей линейки дебетовых карт — новая линейка вступила в силу 25 сентября. Флагманским продуктом в ней станет Альфа-карта

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама