Когда профессора маршируют

Тренды
Москва, 07.06.2012
«Русский репортер» №22 (251)

Как и любого пользователя социальных сетей, меня все время куда-то приглашают. Утром просыпаешься, выпиваешь кофе и обнаруживаешь, что тебя ждут на съезде биофизиков Адыгеи, семинаре по когнитивной урологии и публичной лекции «О чем нам рассказал геном помидора». Сразу ощущаешь себя и умным, и востребованным. Приятно.

Заглядываю я на днях в свою почту. Читаю: «Приглашаем принять участие в колонне…» Я даже как-то испугался и пошел пить вторую чашку кофе. Потом все-таки разобрался. Оказывается, речь идет об очередном марше оппозиции, назначенном на 12 июня. Родилась идея: сформировать отдельную колонну, в которой шли бы ученые и преподаватели.

Автор идеи — молодой математик, выпускник мехмата МГУ. Работает он школьным учителем и научным сотрудником в одном очень авторитетном академическом институте. Имя этого математика я не называю: времена сейчас мутные, не хочется неприятностей хорошему человеку. После марша 6 мая двое моих тихих и интеллигентных знакомых (один — химик и доцент МГУ, другой — микробиолог и завлаб) получили сутки административного ареста «за неподчинение требованиям сотрудников полиции».

Разделение демонстрации на отдельные части было опробовано еще во время зимних маршей протеста. Коммунисты шли одной колонной, либералы — другой, националисты — третьей. Оно и понятно: люди участвуют в манифестациях не только потому, что им очень хочется покричать «Путин — вор!», но и для того, чтобы на свежем воздухе пообщаться с приятными и идейно близкими людьми.

Призыв создать образовательно-научную колонну звучал пафосно: «Мы, активные и неравнодушные граждане России, ученые и учителя, наконец сможем перезнакомиться между собой, узнать о проблемах друг друга и начать действовать сообща — во взаимопомощи и в сотрудничестве наша сила! Отстоим роль Разума, роль Науки, роль Знания в новой свободной России!» Еще год назад от таких интонаций человек с университетским образованием начал бы морщиться и плеваться. Но сейчас времена бурные, такие тексты воспринимаются почти как норма.

Призыв был поддержан общественностью. «Полезно маркировать колонну воздушным шаром (метра два диаметром, винил, гелий), на котором написать типа “Здесь идут ученые и преподаватели против тупости и мракобесия” — так будет легко собраться, и это привлечет внимание СМИ», — пишет в ответ один физик и популяризатор науки. Времена-то у нас еще и креативные.

Предполагаю, что «марш науки и образования» окажется вполне многолюдным. Лично я пойду. И сделаю это, несмотря на мое весьма неоднозначное отношение к нынешним политическим протестам. Ну не нравятся мне Удальцов с Навальным. Имею право. А вот идея научно-образовательной колонны мне, наоборот, нравится.

За последние двадцать лет у нас в стране появилось много чего — от суши из тунца до уроков православия. Но вот полноценные профессиональные сообщества у нас так и не сформировались. Врачи, учителя, ученые, рабочие разбиты на мелкие группки и не осознают себя как единые корпорации. А ведь у них есть и свои ценности, и свои требования к власти.

Но потихоньку профессионалы начинают вырабатывать собственную повестку. К примеру, у ученых это борьба с лженаукой, прозрачность финансирования исследований, снижение бюрократического давления, независимость научных групп. У учителей свои страхи: стандарты, система финансирования, укрупнение школ, сокращение ставок и опять-таки рост бюрократического идиотизма. Высшее образование переживает из-за обещанного сокращения вузов и числа бесплатных студенческих мест.

Это только самый поверхностный список. Если начать разбираться, то количество профессиональных задач будет исчисляться десятками, а то и сотнями. Далеко не все они обращены напрямую к общероссийской власти (ну что Путин может сделать с засильем экстрасенсов?!). Не все требования до конца конструктивны — взять хотя бы все тот же проект стандарта для старших классов, на который обрушилась вся русская интеллигенция. Но это не так уж и важно. Профессиональная группа выдвигает свои требования не для того, чтобы их исполняли как министерскую директиву. Это лишь предварительная повестка для разговора с властью. Если власть готова говорить, то ее можно корректировать.

Читаю: «Приглашаем принять участие в колонне…» Я даже как-то испугался. Потом разобрался. Оказывается, речь идет об очередном марше оппозиции, назначенном на 12 июня. Родилась идея: сформировать отдельную колонну, в которой шли бы ученые и преподаватели

Активность профессиональных групп начала пробуждаться еще несколько лет назад. Были письма протеста учителей и ученых, были митинги, появился независимый профсоюз «Учитель», создаются студенческие организации.

Но времена у нас динамичные. Этой зимой активная публика переключилась сначала на честные выборы, а потом на ненависть к Путину и поездки в автозаках. Появление в общем протесте конкретных социальных требований может вызвать у власти две противоположные эмоции.

С одной стороны, страшно. Если нынешний абстрактный протест выводит на улицы десятки тысяч, то что будет, если он обретет конкретное содержание? Тут никаких автозаков не хватит. Но при этом с плакатом «Путин — лыжи — Магадан!» разговаривать бесполезно, а требования по поводу школ и институтов вполне можно обсуждать. От этого на душе может стать спокойней.

Какая из этих эмоций победит, пока непонятно. Времена у нас непредсказуемые.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (251) 7 июня 2012
    Футбол Европы
    Содержание:
    Реклама