ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Паспорт крови и гормонов

2012
Фото: AFP/East News

Началась новая эра борьбы с допингом. В начале мая португальского бегуна Элдера Орнеласа впервые в истории спорта дисквалифицировали не по результатам допинг-теста, а на основе показаний биологического паспорта. Этот паспорт — компьютерная программа, в которую заносятся физиологические данные спортсмена за много лет. Отклонение от допустимой нормы свидетельствуют, что в организм попали запрещенные препараты

На экране компьютера три кривые — две красные и одна синяя. Они практически параллельны друг другу. С принципами работы биологического паспорта меня знакомит Екатерина Малиновская, специалист отдела обработки результатов и расследований Российского антидопингового агентства.

— Эти графики говорят о том, что спортсмен не применяет каких-то запрещенных препаратов, — объясняет Малиновская. — Красные кривые — индивидуальные показатели, которые выводятся программой автоматически, то есть своеобразный коридор, выше и ниже которого показатели анализов быть не должны. Синий график — результаты последнего допинг-тестирования спортсмена. Мы видим, что они находятся в пределах этого коридора. Значит, все в порядке.

Красные кривые выводятся на основе анализов, бравшихся у спортсмена в течение многих лет. У кого-то, например, гемоглобин мог быть от рождения выше предельно допустимого значения в 18,5 г/кг, и тогда биологический паспорт однозначно докажет, что никакой это не допинг, а физиологическая особенность данного конкретного человека.

Малиновская показывает следующий слайд — картинка уже не столь идиллическая: синяя кривая в нескольких местах пересекает красный коридор. Значит, спортсмен принимал допинг или, к примеру, делал переливание крови (что без медицинских показаний тоже запрещено).

Но пересечение кривых еще не повод для отстранения от соревнований. Дальше начинаются серьезные разбирательства. Биологический паспорт отсылается экспертам-гематологам. К нему прилагается подробный рассказ о том, что в последнее время происходило со спортсменом: был ли он на сборах в горах, лечил ли травмы или рожал детей — такое тоже бывает. И уже специалисты делают вывод, могли ли кривые спортсмена пересечься под влиянием объективных факторов или здесь не обошлось без допинга.

Эпоха ЭПО

О биологических паспортах заговорили в начале двухтысячных, когда стало понятно, что спорт высших достижений со стадионов и кортов перемещается в научные лаборатории. Биотехнологи синтезировали вещества для лечения больных людей, а злые гении спортивной медицины включали их в питание атлетов.

— Наши исследования показывают, что один из самых распространенных препаратов, которые используют сегодня спортсмены для улучшения своих физических показателей, — это эритропоэтин, его еще называют ЭПО, — говорит Теренсе О’Рорке, специалист Всемирного антидопингового агентства (ВАДА). — Это вещество синтезируется не только в лабораториях, но и в организме человека. И выяснить, когда мы имеем дело с натуральным препаратом, а когда с искусственным, практически невозможно.

ЭПО — гормон, который вырабатывают надпочечники у всех здоровых людей. Это очень важное вещество: оно стимулирует образование красных кровяных телец — эритроцитов. Недостаточность ЭПО в организме приводит к малокровию. Вот почему над синтезом эритропоэтина двадцать лет бились ученые лучших институтов мира. И когда в 1988 году его удалось синтезировать, это стало праздником для сотен тысяч больных малокровием.

И не только для них — спортивные медики быстро сообразили, какую выгоду можно извлечь из нового препарата: чем больше эритроцитов, тем больше в крови кислорода, тем лучше питаются ткани и мышцы — выносливость спортсмена увеличивается в разы. Этим сразу же воспользовались бегуны на средние и длинные дистанции, велогонщики и лыжники.

Но уже год спустя стало ясно, что употребление эритропоэтина — игра не только нечестная, но и смертельно опасная. На велогонке «Тур де Франс» скончалось сразу несколько спортсменов — как установили позднее, связано это было как раз с ЭПО.

В погоне за победой велосипедисты чуть ли не горстями глотали таблетки, а в таких гигантских дозах препарат делает кровь густой и вязкой, что при критических нагрузках приводит к недостаточности питания мозга и сердца и в некоторых случаях — к летальному исходу. Но ради выигрыша спортсмены готовы рисковать жизнью.

Крови мало, дайте паспорт!

— Сколько бы мы ни разрабатывали методов выделения ЭПО, генные инженеры находят все новые пути его получения. Они синтезируют — мы ищем способ, как его обнаружить, они синтезируют новым способом — мы ищем отличия. И так до бесконечности, — разводит руками генеральный директор Российского антидопингового агентства Рамил Хабиров.

Выявить нечистых на руку спортсменов с помощью обычного анализа крови становилось все сложнее. Различия между натуральным гормоном и синтезированным очень незначительные — чтобы их обнаружить, нужны продвинутые лаборатории с очень дорогим оборудованием.

Сегодня основную ставку антидопинговые агентства делают на выявление не самого допинга, а косвенных показателей его употребления. Так, в Международном союзе велосипедистов принято считать, что если в крови у  мужчины объем эритроцитов больше 50%, то он, скорее всего, принимает запрещенные препараты и его как минимум отстраняют от соревнований до тех пор, пока этот показатель не придет в норму.

Похожее правило есть и у лыжников. Только здесь все завязано на гемоглобине: если он выше 16,5 г/кг у женщин и 18,5 г/кг у мужчин, спортсмену также запрещается выступать на соревнованиях до выяснения причин этой аномалии.

— Однако и гемоглобин, и гематокрит — показатели, на которые оказывают воздействие многие факторы, — говорит Екатерина Малиновская из Российского антидопингового агентства. — Они могут существенно измениться даже после тренировки. Вдобавок эти показатели сугубо индивидуальные и зависят от физиологии спортсмена.

В 2006 году талантливый немецкий лыжник Йенс Филбрих доказал, пройдя не одно обследование в независимой клинике, что у него уровень гемоглобина от природы выше значения, при котором Федерация лыжного спорта допускает к соревнованиям. ВАДА вынуждено было признать, что спортсмена зря отстраняли от участия в гонках.

Стало ясно, что показатели крови указывают лишь на возможное употребление запрещенных препаратов, при этом есть риск обвинить честного спортсмена и сорвать его выступление на радость соперникам, как это не раз происходило в случае с Филбрихом.

— На состав крови влияют также возраст, этническое происхождение: различия в показателях у людей разных национальностей могут достигать нескольких процентов, — объясняет Анна-Клер Расине, представитель Швейцарской лаборатории допинг-анализа при Университете Лозанны, в стенах которой была разработана одна из первых концепций биологического паспорта спортсменов. — Мы считаем, что эталоном для атлета должен быть он сам. И следить нужно только за его показателями — в течение нескольких лет. Именно их внезапное изменение будет свидетельствовать, что в организм попали какие-то запрещенные стимуляторы.

В январе 2009 года ВАДА выпустило рекомендации по введению биологического паспорта, призвав соответствующие службы разных стран перейти на новый способ определения допинга. Основная рекомендация — занести результаты всех анализов крови в особую программу, которая будет автоматически следить за изменениями в биохимии спортсмена.

Первым откликнулся Международный союз велосипедистов, для членов которого допинг — это буквально вопрос жизни и смерти: от употребления запрещенных препаратов велосипедистов умерло больше, чем любых других спортсменов.

За два года сформировалась концепция биопаспорта. В программу будут вноситься постоянные данные: пол, дата рождения, этническое происхождение, вид спорта. А также переменные факторы: например, высота над уровнем моря, на которой тренировался спортсмен, или препараты, назначенные для залечивания травм и других болячек.

Кроме того, паспорт будет отдельно отслеживать гематологическое, стероидное и эндокринное состояние спортсмена. В гематологический раздел, как следует из названия, будут собраны данные о крови: уровень гематокрита, гемоглобина, количество эритроцитов, процентное содержание ретикулоцитов и т. д.

Эти показатели будут ключевыми для спортсменов циклических видов: лыжников, биатлонистов, велосипедистов, бегунов — всех тех, кто для улучшения результатов может захотеть повысить свою выносливость.

Эндокринологический раздел — это сведения о гормональной системе, прежде всего о гормоне роста. Стероидный будет следить за уровнем тестостерона и его ближайших родственников; он станет обязательным для тяжелоатлетов и представителей других силовых видов спорта.

Сегодня эндокринологический и стероидный разделы находятся в разработке. Пока что спортсмены постепенно проходят гематологическую паспортизацию. По показаниям биопаспорта были отстранены от соревнований пять велосипедистов и один легкоатлет. 

Допинг проникает в гены

В начале мая итальянский ученый Мауро Гиацца опубликовал результаты исследования своей лаборатории: ему удалось так «подкрутить» гены у подопытных мышей, что они стали в разы выносливее, а их мышцы наросли как при интенсивных тренировках.

Мауро Гиацца использовал модифицированные вирусы, способные переносить гены в сердце и мышцы. Одним из генов, с которыми проводились эксперименты, был IGF-1. Выяснилось, что, когда он попадает в организм, показатели мышечной деятельности увеличиваются в три раза, а мышечные клетки вырабатывают в десять раз больше белка, чем в обычных условиях. Повысилась также активность генов, ответственных за выработку энергии. Ученые получили настоящих мышей-атлетов.

В спортивном мире это сообщение привело к нарастанию очередной фобии — страха генетического допинга. Теперь Мауро Гиацца вынужден оправдываться: он говорит, что вовсе не помышлял о создании допинга для спортсменов, а хотел помочь больным людям.

— Моя лаборатория занимается разработкой новых терапевтических методов лечения сердечно-сосудистых заболеваний, прежде всего инфаркта миокарда и сердечной недостаточности. И один из наиболее перспективных путей лечения этих нарушений — генная терапия, а именно добавление генов, способных улучшить функцию сердца и ускорить его регенерацию, — объясняет профессор Гиацца.

Ситуация с генетическим допингом очень напоминает историю эритропоэтина, который был создан для лечения анемии, а стал головной болью для антидопинговых агентств.

— Сейчас мы исследуем новые гены, манипуляции с которыми могут помочь пациентам с сердечной недостаточностью. И то, что многие исследования могут быть использованы для разработки мощного генетического допинга, боюсь, неизбежно, — не скрывает Гиацца.

Всемирное антидопинговое агентство уже обратилось к ученым с призывом найти способ для определения генетического допинга. Не исключено, что биологический паспорт спортсмена в ближайшем будущем пополнится еще одним разделом — генетическим, а родителям придется чуть ли не с пеленок заводить на своего ребенка этот самый чудо-документ: вдруг чадо захочет стать спортсменом?

Кому какой допинг нужен

№22 (251)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама