Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

7 вопросов Леониду Григорьеву, экономисту

2012
Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсант

На прошлой неделе получило огласку письмо Минфина с критикой кризис-сценариев на 2013–2015 годы, подготовленных Минэкономразвития. Минфин упрекает МЭР в излишнем оптимизме и просит подготовить еще один, по-настоящему жесткий сценарий. Показатели, в которых не могут сойтись министерства: насколько сильно могут упасть европейская экономика и цены на нефть и, как следствие, перспективы экономики России. Заведующий кафедрой мировой экономики НИУ «Высшая школа экономики» Леонид Григорьев объяснил «РР», действительно ли надо готовиться к худшему

1. С чем связано появление письма, обозначившего противоречия между Минфином и Минэкономразвития?

Понятно, что любая неблагоприятная ситуация в мировой экономике скажется на доходной части бюджета, поэтому Минфин старается перестраховаться и верстать бюджет исходя из менее благоприятного сценария. Ему важен сбалансированный бюджет, он не хочет рисковать ради расширенных модернизационных планов Минэкономразвития. В то  же время и МЭР не хочет ужиматься ни по одному из пунктов своих затрат. И каждый год в конце лета — начале осени при утверждении бюджета возникают дискуссии между этими двумя ведомствами. Эти дебаты — следствие естественного положения этих двух министерств в экономике: одни хотят экономить, другие — тратить. Но не нужно при этом пугать людей.

2. На нас сейчас сильно сказывается кризис в еврозоне?

На мой взгляд, нет. Наш газ, например, востребован. Депрессия в Европе больше сказывается на Китае, чем на нас. Отрицательное влияние — для нас и для всего мира — в том, что ситуация неопределенности затянулась. Неопределенность нервирует людей.

3. Сколько она уже длится?

По сути, четыре года, отсчитывая от кризиса 2008-го. На предкризисный уровень страны так и не вышли. При этом мы видим ситуацию самоподдерживаемой паники: кричим — становится еще страшнее — кричим еще громче.

4. Так будет все-таки в Европе масштабный кризис, который скажется и на России? 

Пока Европа демонстрирует очень медленный рост. Но выходит из кризиса немецкая экономика, в Польше и Чехии все более-менее нормально. Греческая проблема в каком-то виде решена. Но все равно ситуация тревожная. Нет гарантий, что экономического кризиса не случится, но нет гарантий и того, что он произойдет. Это как в том анекдоте: «Пессимисты говорят, что коньяк пахнет клопами, оптимисты — что клопы пахнут коньяком».

5. Видимо, неопределенность связана и с тем, что ситуация в разных странах Европы неодинакова?

Да, самое важное, что сейчас происходит, — это раскол ЕС на две группы стран. Одна — страны с приличным ростом, другая — те, где все очень тяжело. Впервые Германия показала положительное сальдо по торговле, а в Европе в целом оно отрицательное. При этом в Испании все это время росли зарплаты и расходы. А в Германии рост зарплат был самый низкий по Евросоюзу.

6. Кто в еврозоне сегодня страдает больше всех?

Самая сложная ситуация в Латвии. Это пример третьего по силе кризиса в современной истории: первый — депрессия 30-х, второй — Аргентина, 2001 год, а третий — это сокрушительное падение ВВП в Латвии. Правда, там правительство не очень афиширует проблемы, и собственно долги не такие большие, поэтому фокус внимания сейчас не на них.

7. Как экономическая неопределенность будет сказываться на политической стабильности в Европе, да и в России?

Люди устают от вялотекущего кризиса. Неопределенность, высокая безработица, снижение расходов — все это уже нервирует людей. Все выборы заканчиваются сменой правительств. Точных рецептов, как изменить ситуацию, нет. Остается терпеть, влезать в долги… Но, на мой взгляд, ситуация разрешима, и все обойдется.

Досье

Предчувствия министров

Худший сценарий развития российской экономики в случае кризиса в еврозоне, по мнению Минэкономразвития, таков: в 2013 году нефть упадет до 60 долларов за баррель, промпроизводство — на 1,9%, ВВП — на 2,7%, доллар подорожает почти до 46 рублей, инфляция составит 12%, а  отток капитала — 80 млрд долларов. Но уже в следующие два года страну ждет экономический рост.

Минфин раскритиковал этот сценарий, посчитав, что на самом деле кризис будет более продолжительным и глубоким. Той же позиции придерживается и Минпромторг, который в отзыве на прогноз МЭР отметил, что при падении цены нефти до 60 долларов за баррель промпроизводство снизится не на 1,9, а на 4–5%.

№33 (262)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама