Люди-2012. Кому доверяют профессионалы в нашей стране и в наше время

Самые авторитетные люди России
Москва, 27.09.2012
«Русский репортер» №38 (267)
Между результатами ВЦИОМа и оценками «РР» есть сходства и различия. Иногда лидеры социологического опроса совпадают с именами многолетних героев «РР», а иногда – нет. Настоящие репутации «живут» между широкой популярностью и уважением в узких кругах. Разные методы дают разное приближение к золотой средине

Кто такие авторитеты

Одна из популярных тем обсуждения при упоминании слова «элита» — небесспорность употребления этого термина. Очень многие из нас плюются, слыша о каких-то элитах у себя в стране. Самых богатых, самых политически влиятельных, наиболее известных людей мы элитой, как правило, не признаем. В обществе справедливо утвердилось мнение, что настоящие элиты являются носителем нравственного идеала, то есть как минимум не воруют. А кроме того, не чешут языками, а совершают Поступки, то есть дела, граничащие с самопожертвованием и приносящие пользу обществу.

Начиная пять лет назад проект «Авторитеты», «РР» стремился выявить эту настоящую, реальную элиту, которая на тот момент была скорее мифической, поскольку ее никто не искал и не пытался определить. Во-вторых, мы старались и стараемся сократить до возможного минимума разрыв между ней и элитой, которая считается таковой по статусу. Мы считаем, что этот разрыв существует не всегда.

Авторитеты — это и есть «партия реальных дел».

Общество существует только на основе разделяемого многими чувства справедливости. Его носителями и своего рода производителями являются для нас люди с безупречной репутацией. Но и известность никуда не денешь. В огромной России она тем более требуется, здесь у большинства физически нет возможности лицезреть уважаемых людей живьем.

Поэтому пусть никого не смущает и тем более не злит появление известной телеведущей в качестве одного из лидеров десятки уважаемых деятелей педагогического сообщества. Это не наша выдумка или прихоть. Это мнение многих опрошенных в различных регионах учителей. И оно оправдано не только известностью уважаемой и яркой персоны, члена Общественной палаты РФ Тины Канделаки, но и одним фундаментальным фактором, по которому те или иные фигуры у нас относят или нет к искомой реальной элите.

Это — реальные же дела. Они ценятся респондентами необыкновенно. Ни так называемый имидж, то есть репутация, созданная исключительно СМИ, ни умение произносить красивые речи — если только, конечно, вы не адвокат и ваша речь не позволила оправдать невиновного — авторитета не прибавляют. В данном случае уважение вызвал конкретный проект, сайт «умная-школа.рф», на котором учителя и эксперты могут обсуждать реформу образования.

Уникальность рейтинга «РР»

В целом же можно сказать, что если вы не встретите в нашем списке тех людей, кого сами считаете наибольшими авторитетами в вашей профессиональной области, то это не потому, что он составлен неправильно. Просто в России выдающихся авторитетов гораздо больше сотни. Но мы не можем составить список «Больше 100 авторитетных людей России». Нам и сотня дается нелегко.

Особенность списка «РР» — едва ли не уникальная — такова, что, в отличие от мировых в том числе журналов, объявляющих «людей года», мы не назначаем авторитетов по своему произволу. Для составления списка проводится исследование — опрос, достаточно масштабный и весьма скрупулезный.

Проводится он по профессиональным сообществам, корпорациям, так сказать. Тут тоже можно возразить: мол, просто опросите людей на улицах — и они назовут вам настоящих авторитетов. Или наоборот: опросите известнейших, авторитетнейших людей — и получите искомый список. Но в первом случае мы получим, как ни печально, «картинку», совпадающую со списком «авторитетов» из телевизора, иначе говоря, список медийных персон. Да, у каждого опрошенного найдется какой-то лично свой авторитет, но прочие нас ничем не удивят. Что касается опроса авторитетнейших людей, то мы используем в своей работе обращение к тем, кто фигурировал в наших прошлых списках, которые и составляются для того, чтобы таких людей выявить. Никакого «общепринятого списка авторитетов», уверяем вас, в России не существует. Даже самые, казалось бы, бесспорные имена вызовут в иной аудитории жаркий спор.

Еще в начале прошлого века выдающийся социолог Эмиль Дюркгейм высказал мысль, что в модернизированном обществе авторитеты, необходимые ему не менее, чем обществу традиционному, «гнездятся», скорее всего, по профессиональным корпорациям. Пережив расцвет и упадок «корпоративизма» — характерного ответа на острый вызов модернизации и отхода от традиционной структуры общества, — западное общество и мы как его часть сохранили уважение к профессиям, профессионалам и их сообществам. Теперь авторитеты не назначаются «сверху». Не назначаются они и средствами массовой информации — «РР» в этом смысле также ни на что не претендует. Наших репутационных лидеров «назначали» в ходе опроса респонденты.

Профессионалы знают

Десять профессиональных десяток рейтинга ста самых авторитетных людей России составляются на основе интервью с членами профессиональных сообществ, отражая, таким образом, мнения коллег друг о друге. Слово «коллега» особенно в ходу у медиков, чье сообщество профессионалов одно из самых ярких. Там, где товарищ по работе — это не просто знакомый специалист, а именно коллега, там, собственно, и появляются авторитеты. А когда какое-то сообщество выдвигается в общественной жизни, употребление им слова «коллега» становится знаком времени. Когда-то это слово вернул в советский лексикон, бедный партийно-пролетарской бедностью, молодой писатель Василий Аксенов, написав одноименную повесть о врачах. Впрочем, не только о врачах, а вообще о молодой послевоенной интеллигенции, которая и задала тон эпохе. Большой, полувековой эпохе — шестидесятничества, застоя, перестройки и демократии.

Но эпоха этой интеллигенции бесповоротно завершилась с появлением в словесном обиходе новых «коллег». Так, особенно поначалу, часто называл всех подряд собеседников Владимир Путин, в этом году оказавшийся на вершине нашего рейтинга чиновников. Может, у чекистов так принято? Или он видел в каждом визави соратника по управлению страной? Путину, как когда-то Петру I, все вообще жители империи кажутся находящимися на государственной службе. Но при этом подчиненными, конечно, самому главному своему «коллеге».

Живо можно себе представить, как встречаются в белых кремлевских коридорах Путин и второй номер рейтинга чиновников Дмитрий Медведев: «Здравствуйте, коллега!» — «О, коллега, гутен таг! Давно не виделись». И сразу какому-нибудь члену профессионального сообщества, оказавшемуся поблизости, понятно, что встретились люди авторитетные. Но, кстати, этого «коллеги» что-то мало слышно в последнее время из уст президента. Видимо, Путин, как когда-то и Петр, увидел, что у его соратников свои интересы. А те, кому эти интересы неинтересны, в меньшинстве. Так или иначе, теперь это слово станет употребляться чаще, скорее всего, лишь во время новой трансформации.

Неформальное лидерство дороже ордена

Но и в спокойные периоды обществу, чтобы существовать, необходимо наличие справедливых рамок. Они вырабатываются дома — это индивидуальные, семейные нормы и предпочтения; в обществе — это так называемые ценности; в государстве — это общеобязательные нормы, законы. А по отношению к людям, которые являются носителями общественной справедливости, последовательность выглядит так: уважение к той или иной персоне (индивидуальное чувство) — репутация (общественное чувство) — должность или награда (государственное санкционирование, в идеале сумма индивидуальных и общественных оценок).

Профессиональные сообщества тоже сочетают в себе индивидуальные и общественные оценки и, не будучи государственными инстанциями, дают нам с вами тех самых неформальных авторитетов, которые мы ищем. И ценится такое неформальное лидерство часто дороже госнаграды.

У учителей и врачей разные симптомы

Нужно заметить, что по наличию способности вырабатывать такие оценки можно судить о сплоченности или разрозненности сообщества, то есть в пределе вообще о его существовании или отсутствии. Сообщество активно или переживает смутные времена в зависимости от того, насколько вы солидарны в выборе авторитетов и скольких из вас в таком качестве сами можете назвать. И здесь у нас есть как довольно-таки печальные наблюдения, так и оптимистические и вызывающие сложные чувства.

Трудная ситуация у учителей. Сообщество слабо консолидировано. Яркий показатель отсутствия педагогических авторитетов — и одновременно причина этого отсутствия — уход в тень по тем или иным причинам лучших школ, о которых говорили бы в городе и тем более во всей стране. Появление вновь таких школ станет важнейшим шагом к укреплению сообщества, что видно и по фигуре лидера, Евгения Ямбурга, директора известного московского Центра образования № 109.

В намного более выигрышном положении находятся врачи. Для них очень важна возможность создать крупное медицинское учреждение под своим руководством и для воплощения своей способности лечить в избранной области и новыми методами. И то, что Леонид Рошаль является неформальным лидером в столь богатом на авторитеты сообществе, делает его, на наш взгляд, фигурой, выходящей по своему авторитету за рамки корпорации.

Приехали…

Вот кто консолидирован, так это чиновники. Путин и Медведев действительно являются их неформальными лидерами, при этом их называют среди своих авторитетов и профессионалы из других областей. ВЦИОМ как независимое от нас учреждение сломал наш самозапрет прежних лет на фигурирование в опросе этих имен как слишком очевидных. Зато появилась возможность не просто указать, а и «померить» их авторитетность в сообществе. Оказалось, высокая.

Но спортсмены и юристы консолидированы относительно своих профессиональных лидеров еще больше, чем чиновники. Заметна консолидация и у общественников, и у правоохранителей, хотя тут виден и раскол на стороны защиты и обвинения, к которому примыкают судьи.

Бизнес еще разобщеннее. Понятно, что многие здесь воспринимают коллег как конкурентов. И главенство в крупных организациях в этой сфере, в отличие от медицины, давая известность, не дает универсальной авторитетности. Омбудсмен Борис Титов приобрел авторитет прежде всего не как глава крупной фирмы, а как общественный деятель во главе «Деловой России». И таких деятелей нашему бизнесу остро не хватает.

Вот что можно сказать вкратце о списке ста авторитетов России, составленном «РР». Несмотря на сетования, в том числе наши собственные, на отсутствие в обществе авторитетов, таких как Дмитрий Лихачев, Александр Солженицын, доктор Федор Иванович (Фридрих-Иосиф) Гааз, — они есть!

У партнеров

    «Русский репортер»
    №38 (267) 27 сентября 2012
    Самые авторитетные люди России
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Самые авторитетные люди России
    Репортаж
    Реклама