7 вопросов Паате Закареишвили, будущему министру Грузии по вопросам реинтеграции

Интервью
Москва, 18.10.2012
«Русский репортер» №41 (270)
Паата Закареишвили безуспешно баллотировался в парламент Грузии несколько раз подряд. В этом году ему наконец-то повезло, но воспользоваться мандатом все равно не удастся: Бидзина Иванишвили предложил ему место госминистра по вопросам реинтеграции. Теперь он продолжит заниматься тем, что делал в Институте по изучению национализма и конфликтов, — будет анализировать и урегулировать конфликты. Закареишвили постарается убедить абхазов и осетин, что политика Грузии по отношению к ним изменится

Фото: архив пресс-службы

1. Вы ведь давно занимаетесь отношениями Грузии и Абхазии?

Да, с 2000 по 2007-й я руководил Шляйнингским процессом. Это был британский проект, в рамках которого два раза в год в замке в австрийском городе Штадтшляйнинг «без галстуков» встречались грузины и абхазы. Говорить можно было обо всем, но ничего не комментировать. Это был ресурс примирения. Но Саакашвили прикрыл проект — как раз перед войной. Ему не нужен был диалог, ему была нужна стена отчуждения, чтобы оправдать агрессию.

2. Но ведь позиция Саакашвили по отношению к территориальным конфликтам не всегда была такой жесткой.

Да, будучи в оппозиции, Саакашвили выступал за диалог, сам встречался с абхазами, привозил их в Тбилиси, убеждал делать что-то общее. Но, придя к власти, он сказал, что нет никакого смысла общаться с абхазами и что у нас конфликт не с Абхазией или Южной Осетией, а с Россией.

3. Почему его позиция так изменилась?

Я думаю, на него повлияли американцы — Буш, Маккейн и их команда. Бушу перед выборами надо было показать, каким агрессором может быть Россия. И он использовал для этого Саакашвили, который специально шел на обострение ситуации. Вспомните хотя бы май 2005 года. Тогда в отношениях России и Грузии не было ни облачка. Но Саакашвили оказался единственным человеком, который не полетел в Москву на юбилей Победы. Даже Ющенко приехал, хотя и после уговоров! Более того, Саакашвили мог бы объяснить, что не поехал, потому что кладет асфальт накануне визита Буша, но вместо этого он сказал, что Россия — наш враг. Хотя, повторюсь, именно тогда никаких проблем между нами еще не было.

4. Какие отношения с Россией будет выстраивать правительство Иванишвили?

Конечно, после конфликта 2008 года мы не можем восстановить былую дружбу. Но у нас есть общие вопросы. Грузия — единственная страна, граничащая со всеми регионами Северного Кавказа, поэтому любые проблемы там — это наши проблемы. Мы готовы сотрудничать с Россией в этих вопросах. Не вмешиваться в ваши дела, как это делает Саакашвили, бойкотируя сочинскую Олимпиаду, признавая какие-то геноциды, а сотрудничать.

5. Что должно произойти, чтобы между Россией и Грузией восстановились дипломатические отношения?

Россия должна признать Южную Осетию и Абхазию в составе Грузии. Не толкать их в Грузию, но по  крайней мере прекратить признание. Я не говорю, что Россия должна сказать им: «Прекратите разговоры, вы вступаете в Грузию». Но пусть Россия даст нам возможность самим общаться с ними. Мы сами должны найти общий язык с абхазами и осетинами.

6. Иванишвили называет главным планом Грузии вступление в НАТО.

НАТО нам нужно не для безопасности. В НАТО нас не пустят, если мы не станем демократическим государством. Вступление в НАТО — это показатель, насколько зрелой страной мы стали.

7. Стремление в НАТО и желание восстановить отношения с Россией не будут противоречить друг другу?

Раньше мы неправильно оформили свое желание вступить в НАТО. Этот процесс происходил на фоне усиления агрессии с нашей стороны, и Кремль увидел в лице Грузии угрозы своим интересам на Кавказе. Но посмотрите: Литва, Латвия, Румыния, Польша стали членами НАТО, а потом членами ЕС. Разве это им мешает сотрудничать с Москвой?

Досье

Грузинский миротворец

Паата Закареишвили — известный грузинский политолог, член Республиканской партии Грузии. Всегда считался сторонником мирного решения абхазского и южноосетинского конфликтов, за что радикальные сторонники Михаила Саакашвили даже называли его «врагом народа» и «агентом России». Став кандидатом на должность министра по делам реинтеграции, сразу предложил снять ограничения на торговлю с Абхазией и Южной Осетией, а также разрешить их жителям свободно передвигаться по территории Грузии, учиться там и заниматься предпринимательством.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №41 (270) 18 октября 2012
    Региональные выборы
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама